Объ­яв­ля­ет­ся МО­РА­ТО­РИЙ на ссо­ры

И дня не про­хо­ди­ло, что­бы мы с Саш­кой не по­ру­га­лись. До слез бы­ло обид­но, что он так ко мне от­но­сит­ся. И во­об­ще, я на­ча­ла со­мне­вать­ся, лю­бит ли он ме­ня на са­мом де­ле?

Zhenskiye Istorii - - Дела Житейские - Та­тья­на, 25 лет

На де­вич­ни­ке я по­жа­ло­ва­лась по­дру­гам, что Саш­ка счи­та­ет на­ши фи­нан­со­вые рас­че­ты неспра­вед­ли­вы­ми. Мол, он пла­тит за квар­ти­ру, бен­зин и про­дук­ты, а я все день­ги спус­каю на по­куп­ку шмо­ток, кос­ме­ти­ки и про­чую ерун­ду. А сам вче­ра опять от­дал по­чти три шту­ки за на­ви­га­тор в ма­ши­ну. — Ко­зел! — ре­зю­ми­ро­ва­ла Ян­ка. — Для му­жи­ков ма­ши­на зна­чит боль­ше, чем лю­би­мая де­вуш­ка! — Босоножки те­бе не ку­пит, по­то­му что конь­ки еще не сно­си­ла, — под­ли­ла масла в огонь Настю­ха. — Вот-вот... Все му­жи­ки — сво... — под­дер­жа­ла ее Оля. — Да по­шли ты его ку­да по­даль­ше! — по­со­ве­то­ва­ла мне из­ряд­но под­вы­пив­шая Рит­ка. — То­же мне принц! — Точ­но! — Ян­ка от него­до­ва­ния смя­ла сал­фет­ку. — Тань, у ме­ня в сле­ду­ю­щем ме­ся­це день рож­де­ния, и я при­гла­шаю те­бя од­ну. По­то­му что ес­ли уви­жу это­го мер­зав­ца, на­го­во­рю ему лиш­не­го. — Лад­но, — вздох­ну­ла я. До­мой вер­ну­лась под­шо­фе и на­ме­рен­но про­игно­ри­ро­ва­ла же­ни­ха, ко­то­рый смот­рел те­лек. На­пра­ви­лась в спаль­ню, гром­ко хлоп­нув дверью, что озна­ча­ло, что се­го­дня мы спим от­дель­но. — Та­нюш, уже де­вять, — раз­бу­дил ме­ня утром Саш­ка. — Ты пом­нишь, что мы долж­ны ехать к Слав­ке на «дэрэ». Я се­ла на кро­ва­ти. Го­ло­ва по­сле выпитого на­ка­нуне гу­де­ла, как транс­фор­ма­тор­ная буд­ка. И это раз­дра­жа­ло. — А ты не бо­ишь­ся, что я опять до­рвусь до еды и по­прав­люсь, — спро­си­ла, рас­ти­рая паль­ца­ми вис­ки. — За­был, как кри­ти­ко­вал мою зад­ни­цу? — Пе­ре­стань, — по­про­сил он. — Это я со зла... Про­сто непри­ят­но, что ты об­зы­ва­ешь ме­ня неря­хой… — Но это прав­да! Ты ни­ко­гда не вы-

но­сишь му­сор, мо­ешь по­су­ду тяп-ляп. В ван­ной вез­де ва­ля­ют­ся ис­поль­зо­ван­ные лез­вия от тво­е­го стан­ка для бри­тья, зуб­ную пас­ту ни­ко­гда не за­кру­чи­ва­ешь, а гряз­ное бе­лье не кла­дешь в кор­зи­ну. — Сколь­ко мож­но! — скри­вил­ся Саш­ка. — Ты мне это уже сто раз го­во­ри­ла! — Вот имен­но, — хмык­ну­ла я. — И ни­ка­ко­го тол­ку! Вме­сто то­го что­бы что-то ис­пра­вить, ты об­зы­ва­ешь ме­ня тран­жи­рой и тол­сту­хой! Что ж, луч­ше оста­нусь до­ма и чуть-чуть по­го­ло­даю! — Как хо­чешь, а я еду! — пси­ха­нул он. — Ка­тись! Ду­ма­ешь, ста­ну без те­бя ску­чать? Чер­та с два! — вы­крик­ну­ла, уже на­крыв­шись с го­ло­вой оде­я­лом. Саш­ка вы­шел, а че­рез ми­ну­ту, услы­шав, как он со­би­ра­ет ве­щи, я раз­ре­ве­лась. И не толь­ко из-за оби­ды на же­ни­ха, но и из-за то­го, что опять не по­едем вме­сте. Ведь у Са­ни та­кая класс­ная ком­па­ния. Но мы ред­ко ви­дим­ся с его дру­зья­ми… Мои зна­ко­мые то­же класс­ные, но он по­чти их не зна­ет, по­то­му что мы с ним по­сто­ян­но ссо­рим­ся. И как-то так по­лу­ча­ет­ся, что это слу­ча­ет­ся имен­но на­ка­нуне ка­кой-ни­будь встре­чи. «Мо­жет, все-та­ки по­ехать?», — по­ду­ма­ла я и... про­ва­ли­лась в сон. Ко­гда просну­лась, в квар­ти­ре бы­ло ти­хо. Я при­ня­ла душ, при­го­то­ви­ла зав­трак: яич­ни­цу, грен­ки, тво­рог с ово­ща­ми, ко­фе с мо­ло­ком. По­ста­ви­ла все на стол и усмех­ну­лась. — Да, ка­кие бы непри­ят­но­сти в жиз­ни ни слу­ча­лись, а на от­сут­ствие ап­пе­ти­та я ни­ко­гда не жа­ло­ва­лась, — ска­за­ла се­бе. Я ни на грош не со­вра­ла, за­явив, что та­ко­го неря­ху, как Саш­ка, сро­ду не ви­де­ла. До­ста­точ­но взгля­нуть на ком­на­ту. Она вы­гля­де­ла, как по­сле тор­на­до. А ведь он все­го лишь со­би­рал ве­щи...

Мы еще не же­на­ты, а мой па­рень уже счи­та­ет, сколь­ко я тра­чу де­нег! Од­на­жды он да­же за­явил, что мно­го ем!

Я по­зав­тра­ка­ла, убра­ла, а по­том по­шла гу­лять. Рас­суж­да­ла о том, как хо­ро­шо сей­час на пик­ни­ке — солн­це, све­жий воз­дух, шаш­лы­ки и... ве­се­лый Слав­ка, ко­то­рый все­гда зна­ет, как рас­сме­шить ком­па­нию. «Мо­жет, зря мы с Саш­кой по­сто­ян­но ссо­рим­ся? Ведь он не та­кой уж и пло­хой, — по­ду­ма­ла вдруг. — Хо­тя все же не за­брал на­зад свои сло­ва о том, что на­ши рас­че­ты неспра­вед­ли­вые…» К ве­че­ру на­стро­е­ние со­всем ис­пор­ти­лось. У ме­ня да­же сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что Саш­ки­ны чув­ства ко мне осты­ли. Ведь он спо­кой­но оста­вил ме­ня од­ну и за весь день да­же ни ра­зу не по­зво­нил! Ка­кая уж тут лю­бовь! От жа­ло­сти к се­бе я сно­ва рас­пла­ка­лась. Так и за­сну­ла, вся в сле­зах... Но­чью ме­ня раз­бу­дил ше­пот: — Та­ню­шеч­ка, сол­ныш­ко, я при­е­хал. Дай воз­ле те­бя ля­гу. В по­лу­дре­ме я ма­ши­наль­но по­дви­ну­лась, по­том спо­хва­ти­лась: — Что ты здесь де­ла­ешь?! — Мне ста­ло так груст­но без те­бя, что не вы­дер­жал и вер­нул­ся, — он на­чал це­ло­вать ме­ня в шею, а я чув­ство­ва­ла, как во мне на­рас­та­ет вол­на же­ла­ния. — Знаешь, мо­жет, это и есть лю­бовь. Ведь, ко­гда все ров­но и глад­ко, то ка­кая же это страсть? — ска­за­ла Саш­ке, ко­гда от­ды­ша­лась по­сле бур­но­го сек­са. — Но каж­дый раз, ко­гда мы ссо­рим­ся, я ду­маю о том, что на­до­е­ла те­бе. Что раз­дра­жаю, а не ра­дую. — Ну-у-у, — про­тя­нул Са­ша. — Я ведь то­же ни от ко­го не слы­шал та­ко­го ко­ли­че­ства неприятных слов, как от те­бя. Хо­тя Слав­ка вче­ра не жа­лел ме­ня, до­ста­лось и от него. — Разо­злил­ся, что ты уез­жа­ешь? — И не толь­ко, — за­мял­ся он, как буд­то что-то недо­го­ва­ри­вал. — А что? — ста­ло лю­бо­пыт­но. — По­ни­ма­ешь, он оби­дел­ся, что я сно­ва при­е­хал без те­бя. Ему это бы­ло непри­ят­но. На­пом­нил, как ты про­игно­ри­ро­ва­ла день рож­де­ния Русла­ны, сей­час вот — его «дэрэ». Это Слав­ка еще за­был упо­мя­нуть все на­ши неудав­ши­е­ся вы­лаз­ки на пик­ни­ки. Счи­та­ет, что ты не любишь мо­их дру­зей, — за­клю­чил со вздо­хом. Я слу­ша­ла, и ста­но­ви­лось стыд­но. — Но я очень их люб­лю! — уве­ри­ла, как буд­то го­во­ри­ла это не Сань­ке, а са­мо­му Сла­ви­ку. — Да знаю, но мне по­сто­ян­но при­хо­дит­ся оправ­ды­вать­ся. Кста­ти, в день рож­де­ния Русла­ны мы с то­бой по­ссо­ри­лись из-за за­брыз­ган­но­го зер­ка­ла в ван­ной, а на кон­церт груп­пы Сла­ви­ка ты не по­еха­ла, по­то­му что… Черт, да­же не мо­гу вспом­нить по­че­му! — По­то­му что за два дня до это­го ты по­шел на кор­по­ра­тив и не предупредил, что вер­нешь­ся поз­же, — на­пом­ни­ла я. — А ко­гда вер­нул­ся, то еле-еле сто­ял на но­гах. Да еще на утро за­явил, что не обя­зан пе­ре­до мной от­чи­ты­вать­ся!

Мы до­во­ди­ли друг дру­га до бе­шен­ства. Я уже да­же не бы­ла уве­ре­на, что Саш­ка по-преж­не­му лю­бит ме­ня

— Да, но я же то­гда из­ви­нил­ся… Мы еще дол­го об­суж­да­ли эту тему. Вспо­ми­на­ли оче­ред­ные ссо­ры и оче­ред­ные класс­ные ве­щи, ко­то­рые мог­ли сде­лать вме­сте, но не сде­ла­ли, по­то­му что… по­ру­га­лись. Са­ша за­ду­мал­ся, а по­том вы­дал: — А по­сле ве­че­рин­ки у тво­ей по­дру­ги Яны я во­об­ще та­ко­го на­слу­шал­ся! Ты ска­за­ла, что я та­кой ко­зел, с ко­то­рым стыд­но ку­да-ли­бо вы­хо­дить, по­это­му мы не пой­дем вме­сте к тво­ей дво­ю­род­ной сест­ре. И ты по­еха­ла од­на. — Я и вправ­ду те­бя так наз­ва­ла? — уди­ви­лась. — Хм-м... не пом­ню. — Угу, — про­мы­чал Саш­ка. — Тань, а мо­жет, у нас обо­их та­кой взрыв­ной ха­рак­тер? Сна­ча­ла ру­га­ем­ся, по­том все за­бы­ва­ем, по­то­му что лю­бим друг дру­га. Но есть од­на про­бле­ма: у на­ших дру­зей яв­но дру­гой тем­пе­ра­мент, они оби­жа­ют­ся и не по­ни­ма­ют, по­че­му мы веч­но ссо­рим­ся. — На­вер­ное... Я те­бе не ска­за­ла, что Яна при­гла­си­ла ме­ня на свой день рож­де­ния од­ну... — при­зна­лась ему ви­но­ва­тым го­ло­сом. — Од­ну?! Стран­но. С че­го вдруг я впал в неми­лость? Или ты ей жа­ло­ва­лась на ме­ня? Я утвер­ди­тель­но кив­ну­ла. На па­ру ми­нут во­ца­ри­лась ти­ши­на. — Ес­ли бы мы за­хо­те­ли вче­раш­ний ве­чер про­ве­сти с тво­и­ми дру­зья­ми, то бы­ло бы толь­ко ху­же, — на­ко­нец про­дол­жи­ла я. — Си­де­ли бы и ду­лись друг на дру­га. Сво­и­ми кис­лы­ми ми­на­ми испортили бы лю­дям празд­ник. — Вер­но. И ес­ли мы что-то не из­ме­ним, то рас­те­ря­ем всех дру­зей… Ко­ро­че, мы ре­ши­ли пе­ре­стать ру­гать­ся. А тот, кто на­ру­шит мо­ра­то­рий бу­дет пла­тить штраф — три­ста гри­вен. По­ка оба дер­жим­ся...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.