ДЕ­ТИ АЛ­КО­ГО­ЛИ­КОВ

К СО­ЖА­ЛЕ­НИЮ, МИЛ­ЛИ­О­НЫ ДЕ­ТЕЙ ЖИ­ВУТ В СЕ­МЬЯХ, ГДЕ ОБА РО­ДИ­ТЕ­ЛЯ ИЛИ ОДИН ИЗ НИХ ЗЛОУПОТРЕБЯЮТ АЛ­КО­ГО­ЛЕМ. ЕС­ЛИ ЭТО ВО­ОБ­ЩЕ МОЖ­НО НА­ЗВАТЬ ЖИЗ­НЬЮ

Zhenskiye Istorii - - Содержание: -

Су­ще­ству­ет несколь­ко ти­пов де­тей, рас­ту­щих в се­мье ал­ко­го­ли­ков. Всех их, как пра­ви­ло, объ­еди­ня­ет од­но – за­мал­чи­ва­ние про­бле­мы и страх по­де­лить­ся ею со сверст­ни­ка­ми или с непью­щим ро­ди­те­лем. В се­мье ал­ко­го­ли­ка су­ще­ству­ет некий неглас­ный за­прет на эту тему. Та­кие де­ти сты­дят­ся при­гла­шать дру­зей к се­бе до­мой, по­то­му что зна­ют: па­па/ма­ма мо­гут на­пить­ся и бу­дет кри­чать/ру­гать/бить/ и т.д.». Вни­ма­ние, ко­то­рое по­лу­ча­ют сы­но­вья и до­че­ри ал­ко­го­ли­ков, сме­ша­но с ток­си­че­ски­ми эмо­ци­я­ми. Ре­бен­ка ред­ко хва­лят и по­сто­ян­но кри­ти­ку­ют. Сло­ва и на­ме­ки ин­тер­пре­ти­ру­ют­ся им как не­га­тив­ные пред­став­ле­ния о се­бе: е: «Я ни­че­го не мо­гу сде­е­лать, как сле­ду­ет. Я по­сто­оян­но пу­та­юсь под но­га­ми. и. Ме­ня не лю­бят. Я – ту­пой, й, мне ни­че­го нель­зя до­ве­е­рить...» Да­же од­но­го или и двух по­доб­ных убеж­де­е­ний до­ста­точ­но, что­бы ы у ре­бен­ка сфор­ми­ро­ва­а­лась низ­кая са­мо­оцен­ка, а, он чув­ству­ют се­бя нее­нуж­ным, сла­бым, эмо­ци­о­о­наль­но по­дав­лен­ным. Не­уве­рен­ность не толь­ко в зав­траш­нем дне, но и в том, что про­изой­дет се­го­дня ве­че­ром, пре­вра­ща­ет де­тей в ма­лень­ких сол­дат-ча­со­вых, го­то­вых встре­тить про­бле­му и за­щи­тить се­бя. Они пы­та­ют­ся сра­жать­ся, что­бы по­бо­роть в прин­ци­пе неодо­ли­мую про­бле­му. В се­мьях ал­ко­го­ли­ков ес­ли и на­блю­да­ет­ся спло­чен­ность, то нега­тив­ная, за­ме­шан­ная на на­си­лии, стра­хе и чрез­мер­ном стрес­се. Вы­жи­ва­ние там воз­мож­но, вот толь­ко ка­кой це­ной? Оно за­ме­ня­ет жизнь и раз­ви­тие ре­бен­ка, его лич­ност­ный рост то­же оста­нав­ли­ва­ет­ся. Про­ис­хо­дит фик­са­ция на сво­ем чув­стве неадек­ват­но­сти, при­ни­жен­но­сти.

ПОДАВЛЕННОСТЬ И СТРАХ

Как пра­ви­ло, де­ти боль­ных ал­ко­го­лиз­мом во­об­ще не хо­тят об­суж­дать свое дет­ство или опи­сы­ва­ют его как несчаст­ли­вое. В зре­лые го­ды они в два ра­за ча­ще стра­да­ют де­прес­си­я­ми, чем де­ти бла­го­по­луч­ных ро­ди­те­лей. Де­прес­сия – это по­жиз­нен­ное на­сле­дие, хо­тя она ча­сто воз­ни­ка­ет лишь пе­ри­о­ди­че­ски. Тре­вож­ность, пло­хие пред­чув­ствия то­же ста­но­вят­ся для де­тей ал­ко­го­ли­ков при­выч­ны­ми чув­ства­ми. Непред­ска­зу­е­мость ро­ди­тель­ских ожи­да­ний и ре­ак­ций по­рож­да­ет ощу­ти­мый страх неиз­вест­но­го: «При­дет ли отец се­го­дня трез­вый? Бу­дет ли ма­ма кри­чать на него? За что се­го­дня бу­дут ру­гать ме­ня?» Не по­лу­чив свое­вре­мен­ной и адек­ват­ной по­мо­щи, в бу­ду­щем та­кой ре­бе­нок сам мо­жет на­чать зло­упо­треб­лять ал­ко­голь или при­ни­мать нар­ко­ти­ки.

ЧУВ­СТВО ВИ­НЫ

Де­ти в се­мьях ал­ко­го­ли­ков ча­сто чув­ству­ют се­бя ви­но­ва­ты­ми и от­вет­ствен­ны­ми за пьян­ство ро­ди­те­лей. Ду­ма­ют, что ес­ли бу­дут ста­рать­ся стать луч­ше, по­слуш­нее, то то­гда ма­ма с па­пой пе­ре­ста­нут тя­нуть­ся к ал­ко­го­лю. Эта на­деж­да спа­са­ет их от от­ча­я­ния. Став взрос­лы­ми, та­кие де­ти про­дол­жа­ют ис­пы­ты­вать чув­ство ви­ны по­чти по­сто­ян­но. При­чем, оно воз­ни­ка­ет в са­мых раз­ных об­сто­я­тель­ствах. Ес­ли же кто-то их об­ви­ня­ет, то они охот­но при­ни- при­ни ма­ют ви­ну на свой счет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.