Чу­до в ко­лы­бе­ли

Ин­те­рес­но, по­че­му за­ча­стую мы с лю­би­мы­ми людь­ми ду­ма­ем и меч­та­ем об од­ном, а го­во­рим о раз­ном?

Zhenskiye Istorii - - Первая Страница - Ве­ра, 34 го­да

Явзгля­ну­ла на тест — две по­лос­ки! Лоб по­крыл­ся ис­па­ри­ной, серд­це за­би­лось — от ра­до­сти ли, от стра­ха? «Не мо­жет быть, не мо­жет быть, — ме­ня тряс­ло, как в ли­хо­рад­ке. — На­до по­зво­нить Жень­ке». Ру­ка по­тя­ну­лась за мо­биль­ным, но я вдруг от­чет­ли­во вс­пом­ни­ла недав­ний раз­го­вор с му­жем по­сле оче­ред­но­го по­се­ще­ния вра­ча. — Жень­ка, они утвер­жда­ют, что я аб­со­лют­но здо­ро­ва, и на­ста­и­ва­ют на тво­ем по­се­ще­нии, — ска­за­ла пря­мо с по­ро­га. — Ни­ку­да я не пой­ду! И за­кро­ем эту те­му! — взо­рвал­ся вдруг Жень­ка. — По­че­му? — уди­ви­лась я. И то­гда он при­бли­зил ко мне ли­цо и про­из­нес сквозь зу­бы: — По­то­му что я не хо­чу иметь де­тей — и ни­ко­гда не хо­тел. Ко­гда же­ни­лись, мы с то­бой это об­суж­да­ли. Пом­нишь? Ко­неч­но, я пом­ни­ла: — Ма­сик, — шеп­тал мне то­гда на ухо Жень­ка, — а ес­ли у нас не бу­дет де­тей, я бу­ду лю­бить те­бя, как свою дочь. А ты? Ты бу­дешь лю­бить ме­ня? — Ко­неч­но, как сво­е­го сы­на… — уми­рая от неж­но­сти, вто­ри­ла ему. Но не пред­по­ла­га­ла, что на­шим эго­и­стич- ным, пре­ступ­ным же­ла­ни­ям же­лан­ни­ям суж­де­но бы­ло сбыть­ся. — Что, раз­лю­би­ла, да?! Ты Тыы та­кая же, как все! Или про­осто про­сто ме­ня об­ма­ны­ва­ла, и я ну­жен ну­у­жен был те­бе толь­ко в ка­че­стве стве бы­ка-про­из­во­ди­те­ля? — его сло­ва би­ли ме­ня на­от­машь. ь. — Нет, Жень­ка, — за­мо­та­ла та­ла го­ло­вой, — я не об­ма­ны­ва­ла ва­ла и люб­лю те­бя по-преж­не­му. ему. Да­же боль­ше, но... Но то­гда гда мне бы­ло два­дцать два, а сей­ей­час трид­цать три. Ми­лый, ый, пой­ми: я чув­ствую пу­сто­ту оту внут­ри, чер­ную ды­ру — она на съе­да­ет ме­ня! — я сно­ва ва по­тя­ну­лась к му­жу. — По­ожа­луй­ста, Жень, да­вай по­опро­бу­ем… Я так это­го хо­чу! у! И мы бу­дем лю­бить те­бя бя вме­сте с на­шим ма­лы­шом. м. Толь­ко пред­ставь: це­лый й оке­ан люб­ви… Муж мол­ча вы­рвал­ся из мо­их объ­я­тий, ушел в ком­на­ту и плот­но при­крыл за со­бой дверь — раз­го­вор был окон­чен.

Мы про­жи­ли вме­сте по­чти один­на­дцать лет. Же­ня был хо­ро­шим му­жем — вни­ма­тель­ным, за­бот­ли­вым, на­деж­ным. Но все эти го­ды те­ма де­тей оста­ва­лась та­бу в на­шей се­мье. По­на­ча­лу я дей­стви­тель­но раз­де­ля­ла его же­ла­ние «жить друг для дру­га», но поз­же все ча­ще и ча­ще, гля­дя на по­друг, за­тур­кан­ных шум­ным ка­приз­ным потом­ством, ис­пы­ты­ва­ла острое чув­ство за­ви­сти и тос­ки. По­сле трид­ца­ти же­ла­ние иметь де­тей ста­ло про­сто иде­ей фикс, но вся­кий раз, ко­гда я по­лу­шу­тя-по­лу­се­рьез­но пы­та­лась на­чать с Жень­кой этот раз­го­вор, он об­ры­вал ме­ня, уго­ва­ри­вая: — Ну что ты опять за ста­рое, ма­сик? Раз­ве нам пло­хо вдво­ем? «Пло­хо, Же­неч­ка. Не те­бе, мне пло­хо», — ду­ма­ла с гру­стью, но не хо­те­ла оби­деть лю­би­мо­го. ...Осто­рож­но, как са­мую боль­шую цен­ность, я спря­та­ла тест в су­моч­ку. Ре­ше­ние со­зре­ло ин­стинк­тив­но — на­вер­ное, имен­но так ве­дет се­бя сам­ка, спа­сая свое потом­ство: быст­ро со­бра­ла ве­щи и ушла, оста­вив на сто­ле за­пис­ку «По­даю на раз­вод. Про­сти». Со­зна­ние ри­со­ва­ло сен­ти­мен­таль­ные се­ри­аль­ные кар­тин­ки, как он, ис­пу­гав­шись, бро­сит­ся зво­нить, ис­кать ме­ня по по­дру­гам и, на­ко­нец-то най­дя и узнав, что я жду ре­бен­ка, под­ни­мет на ру­ки, за­кру­жит, ута­щит до­мой, что­бы вме­сте го­то­вить­ся к по­яв­ле­нию ма­лы­ша. Но Жень­ка не пе­ре­зво­нил ни в этот ве­чер, ни на сле­ду­ю­щий день… Я вы­жда­ла еще па­ру недель, а по­том дей­стви­тель­но на­пи­са­ла за­яв­ле­ние на раз­вод. Мы встре­ти­лись в рай­он­ном загсе, где ко­гда-то, мо­ло­дые и бес­печ­ные, кля- лись друг дру­гу в веч­ной люб­ви. Жень­ка не за­да­вал во­про­сов, толь­ко трус­ли­во пря­тал гла­за. Ме­ня му­чил ток­си­коз, и я, в ожи­да­нии, ко­гда нас при­гла­сят, то и де­ло бе­га­ла в туа­лет. На­ко­нец из ка­би­не­та вы­гля­ну­ла пол­ная да­ма. — Пас­пор­та при­нес­ли? То­гда за­хо­ди­те... Здесь не хва­та­ет за­яв­ле­ния му­жа, — раз­ло­жив пе­ред со­бой на­ши бу­ма­ги, про­дол­жи­ла уста­лым го­ло­сом. — Это обя­за­тель­но? — так же уста­ло по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Я про­тив раз­во­да, — неожи­дан­но за­явил мол­чав­ший до сих пор Жень­ка, по-преж­не­му не гля­дя на ме­ня. Да­моч­ка сер­ди­то уста­ви­лась на нас.

Не мо­гу пе­ре­дать, как боль­но бы­ло слу­шать его сло­ва о том, что ему не ну­жен ре­бе­нок. Но ведь дол­жен он ме­ня по­нять!

— Что вы мне го­ло­ву мо­ро­чи­те? Вы со­би­ра­е­тесь раз­во­дить­ся или нет? — Да… Нет, — от­ве­ти­ли мы по­чти од­но­вре­мен­но. Она за­гля­ну­ла в бу­маж­ки: — Один­на­дцать лет в бра­ке. Де­ти есть? — Нет… Да, — мы сно­ва от­ве­ти­ли вме­сте, он — мрач­но, я — ра­дост­но. — Я жду ре­бен­ка, — по­яс­ни­ла осип­шим вдруг го­ло­сом. — По­то­му и по­даю на раз­вод, что муж ка­те­го­ри­че­ски не хо­чет де­тей, — от жа­ло­сти к се­бе чуть не рас­пла­ка­лась. — Там же все на­пи­са­но, — кив­ну­ла на за­яв­ле­ние. — В та­ком слу­чае, су­пру­ги, вам на­до в суд, — раз­ве­ла ру­ка­ми да­ма, про­тя­ги­вая мое за­яв­ле­ние. Но мы не смот­ре­ли на нее. Поб­лед­нев­ший Жень­ка, боль­но ухва­тив ме­ня за ру­ку, про­це­дил сквозь зу­бы: — Ска­жи мне, кто он? Я его знаю? — Ко­го? — спро­си­ла, тщет­но пы­та­ясь осво­бо­дить­ся. — Ну, его — от­ца тво­е­го ре­бен­ка? — его го­лос пре­да­тель­ски дрог­нул, он сда­вил ру­ку еще боль­нее. — Ты что, по­до­зре­ва­ешь ме­ня в из­мене?! — за­дох­ну­лась я от оби­ды. — Гад! Ты же и есть отец! — и, сжав­шись в ко­мок, го­то­вая к обо­роне, вы­крик­ну­ла: — Пре­ду­пре­ждаю — аборт де­лать не бу­ду! Про­сто дай мне раз­вод… А даль­ше все про­изо­шло имен­но так, как в мо­их ки­нош­ных ви­де­ни­ях: Жень­ка сгреб ме­ня в охап­ку, при­жал к се­бе, за­кру­жил и по­та­щил до­мой, оста­нав­ли­ва­ясь че­рез каж­дые пять ми­нут, что­бы сно­ва по­смот­реть в ли­цо и оза­бо­чен­но спро­сить: — Ошиб­ки быть не мо­жет? Ка­кой срок? Ты уве­ре­на? Точ­но-точ­но? А по­том уже под по­кро­вом но­чи, уткнув­шись в мое пле­чо мок­ры­ми от слез ще­ка­ми, рас­ска­зал, как дав­но, еще, ко­гда слу­жил в ар­мии, пе­ре­бо­лел свин­кой, за­пу­стил ле­че­ние, и ко­гда врач, по­жи­лая су­ро­вая жен­щи­на, со­чув­ствен­но ка­чая го­ло­вой, по­ста­ви­ла страш­ный ди­а­гноз: «Бес­пло­дие», — он не сра­зу сдал­ся. — При­го­вор об­жа­ло­ва­нию не под­ле­жит? — пы­тал­ся шу­тить, то­гда еще не вполне пред­став­ляя весь мас­штаб тра­ге­дии и то­го от­ча­я­ния, ко­то­рое ему пред­сто­я­ло ис­пы­тать. — Ну, ес­ли толь­ко слу­чит­ся чу­до… — раз­ве­ла ру­ка­ми док­тор. И оно слу­чи­лось! Вот, со­пит в ко­лы­бе­ли под ел­кой. Ма­лень­кое ро­зо­вое чу­до, как две кап­ли по­хо­жее на Жень­ку…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.