Хо­ро­шие же­ни­хи на до­ро­ге не ва­ля­ют­ся

УЖЕ В ПРО­ДА­ЖЕ

Zhenskiye Istorii - - Первая Страница -

Ви­ку­ся, моя по­дру­га, одер­жи­ма же­ла­ни­ем вый­ти за­муж. Ма­туш­ка ее то­же одер­жи­ма же­ла­ни­ем вы­дать Ви­ку­сю за­муж. Прав­да, она так­же сне­да­е­ма стра­стью вы­дать за­муж млад­шую Ви­ки­ну сест­ру Же­ню, ну, и ме­ня, их по­дру­гу — за ком­па­нию. Ее бур­ная де­я­тель­ность в этом на­прав­ле­нии до­во­дит Же­ку до оса­та­не­ния, она­то за­муж по­ка не со­би­ра­ет­ся! С Ви­кой ве­се­ло. Лег­кий она че­ло­век, мо­биль­ный. Хо­тя ис­кренне счи­та­ет, что глав­ное для жен­щи­ны — удач­но вый­ти за­муж. По это­му во­про­су она непре­стан­но со мной со­ве­ту­ет­ся. Вот и се­го­дня по­зво­ни­ла — и сра­зу к де­лу. — Ви­кусь, я же не со­би­ра­юсь за­муж в бли­жай­шие пять лет, ну че­го ты ко мне при­ста­ла? — от­бры­ки­ва­юсь. — Лан­ка, ты че­ло­век ком­пе­тент­ный, у те­бя об­ра­зо­ва­ние не про­сто выс­шее, а уже за­кон­чен­ное. Моя же сест­ру­ха по­ка сту­дент­ка, да еще за­оч­ни­ца, а у ма­туш­ки во­об­ще два клас­са и ко­ри­дор. К то­му же ты за гра­ни­цей бы­ва­ла и сей­час с ино­стран­ца­ми ра­бо­та­ешь. — Ой, ну при чем здесь моя ра­бо­та? Для за­му­же­ства муж­чи­на ну­жен, я так по­ни­маю! Раз­ве нет? Ви­ку воз­му­ща­ет моя непо­нят­ли­вость: — Ты их ви­де­ла, тех, ко­то­рые по ули­цам хо­дят? Ка­че­ствен­ные кан­ди­да­ты по ули­цам не хо­дят, они на мер­сах ез­дят. — У те­бя, на­вер­ное, и кри­те­рии от­бо­ра со­став­ле­ны? — спра­ши­ваю ехид­но. — Я сей­час при­еду, тре­бу­ет­ся кво­рум, — вне­зап­но за­яв­ля­ет по­дру­га. — Жди. По­до­зре­ваю, что под «за­гра­нич­ным» сло­вом «кво­рум» Ви­ку­ся по­ни­ма­ет «со­вет», но ни­че­го воз­ра­зить не успе­ваю, она уже бро­си­ла труб­ку. Че­рез пол­ча­са в дверь по­зво­ни­ли. В од­ной ру­ке Ви­ку­ся дер­жа­ла уве­си­стый па­кет, в дру­гой — кро­хот­ную су­моч­ку и боль­шой блок­нот на пру­жине. В та­ких сту­ден­ты пи­шут кон­спек­ты. — Дер­жи, это для сти­му­ля­ции мыс­ли­тель­ной де­я­тель­но­сти. Бу­дем кри­те­рии раз­ра­ба­ты­вать. — Ви­ка, у ме­ня дру­гие пла­ны на се­го­дняш­ний ве­чер. Ле­ня обе­щал по­зво­нить. Ка­кие еще кри­те­рии? — Ле­ня по­до­ждет. Нам ну­жен ком­плекс­ный под­ход и гло­баль­ные кри­те­рии от­бо­ра под­хо­дя­ще­го му­жа. Си­стем­ный под­ход к мо­де­ли­ро­ва­нию объ­ек­та. По­след­нее пред­ло­же­ние в ти­ра­де по­дру­ги ме­ня на­столь­ко ого­ро­ши­ло, что те­му Лень­ки­но­го ожи­да­ния я не ста­ла раз­ви­вать: — Ви­ка, где ты эту муд­рость вы­чи­та­ла? По­вто­рить смо­жешь? Я же точ­но знаю, что Ви­ка чи­та­ет толь­ко ре­клам­ные бук­ле­ты и из­ред­ка — дам­ские ро­ма­ны, без­мер­но обо­жа­е­мые ее ма­туш­кой. Ну, те, в ко­то­рых «пла­мен­ный взор про­ник в ее серд­це, и алое бар­хат­ное пла­тье за­тре­пе­та­ло на пыш­ных гру­дях». — У Же­ки взя­ла книж­ку по­чи­тать. На­зы­ва­ет­ся «Мо­дуль­ные бло­ки и ос­но­вы ме­недж­мен­та управ­ля­е­мых си­стем», — от­мах­ну­лась от во­про­са Ви­ку­ся. Она бы­ла уже в кухне и де­ло­ви­то раз­гру­жа­ла свой па­кет. — Ин­те­рес­но, толь­ко шрифт очень мел­кий и мно­го слов ино­стран­ных. И ри­сун­ки нецвет­ные. Схе­мы там вся­кие. Блок­нот, кста­ти, то­же у нее стя­ну­ла, в ма­га­зин бе­жать неко­гда. На­до бу­дет от­дать. Я оне­ме­ла. Мне при­шлось ис­пить во­дич­ки из кра­на. Нерв­но при­хле­бы­вая сла­бый рас­твор хлор­ки, я по­ду­ма­ла, что ес­ли бы Ви­ки­ну энер­гию да в мир­ных це­лях… то есть в ин­те­ре­сах ее соб­ствен­но­го об­ра­зо­ва­ния… М-да-а-а… А на сто­ле в это вре­мя по­яви­лись че­ты­ре бу­тыл­ки пи­ва (две свет­ло­го и две тем­но­го — я люб­лю тем­ное), пол­ки­ло шо­ко­лад­ных кон­фет «Ше­девр», пач­ка ко­фе, три па­ке­ти­ка со­ле­ных ореш­ков и один — су­ха­ри­ков и два боль­ших крас­ных яблока. — Вот, — удо­вле­тво­рен­но вздох­ну­ла Ви­ка, — кон­фе­ты шо­ко­лад­ные — для мыс­ли­тель­ной де­я­тель­но­сти, пи­во — для удо­воль­ствия, ореш­ки и су­ха­ри­ки — за­кус­ка, а ко­фе, что­бы спать не хо­те­лось. Мож­но при­сту­пать к раз­ра­бот­ке кри­те­ри­ев. Су­дя по все­му, по­дру­га ис­кренне со­би­ра­лась всю ночь на­про­лет ло­пать кон­фе­ты, за­пи­вать их пи­вом, за­ку­сы­вать ореш­ка­ми и су­ха­ри­ка­ми и по­ли­ро­вать все это ку­ли­нар­ное со­вер­шен­ство ко­фей­ком. Яб­ло­ки пред­по­ла­га­лись на де­серт. — Ты за­бы­ла еще кое-что, — ска­за­ла я, ед­ва не по­да­вив­шись сме­хом. — «Ме­зим», ко­то­рый для же­луд­ка неза­ме­ним. Ина­че мы не вы­жи­вем. — По­ду­ма­ешь! — оби­де­лась Ви­ку­ся. — То­же мне, гур­ман­ка. Мо­жешь... ореш­ки не есть. — А пи­во с шо­ко­ла­дом — нор­маль­но? — А что? — при­выч­но за­хло­па­ла глаз­ка­ми по­дру­га. — Со­ле­ное и слад­кое — при­коль­ный кон­траст. С эти­ми сло­ва­ми она де­ло­ви­то про­ше­ство­ва­ла в мою ком­на­ту и устро­и­лась за пись­мен­ным сто­лом.

— Мы сна­ча­ла на­бро­са­ем чер­но­вик, а за­тем вне­сем все это в твой комп. Бу­дем все это по­том по Ин­тер­не­ту рас­сы­лать в брач­ные агент­ства. Вот уви­дишь, ско­ро та­ких се­бе му­жи­ков най­дем... Мы при­сту­пи­ли к ра­бо­те. Од­ним паль­цем Ви­ку­ся на­ча­ла пе­ча­тать: «Спи­сок кре­те­ри­ев от­бо­ра муж­чин для за­му­жа». По­лю­бо­ва­лась на де­ло рук сво­их: — Или луч­ше: «Спи­сок кре­те­ри­ев ха­рак­ти­ри­стик муж­чин для за­му­жа»? — Луч­ше «кри­те­ри­ев» че­рез «и» на­пи­сать. Да­вай я бу­ду пе­ча­тать. Дик­туй. — Ой, спа­си­бо те­бе, Лан­ка, — ис­кренне об­ра­до­ва­лась Ви­ку­ся. — Я же од­ним паль­цем пе­ча­таю, неудоб­но те­бя бес­по­ко­ить. На­до же, непо­сред­ствен­ное ди­тя два­дца­ти пя­ти лет от ро­ду! Ис­по­га­нить мне ве­чер сво­и­ми «кри­те­ри­я­ми» ей удоб­но! Я на­сту­ча­ла: «Ка­че­ства на­сто­я­ще­го муж­чи­ны». — Пер­вое. Ставь еди­ни­цу, — дик­то­ва­ла Ви­ка. — Кра­си­вый. Брю­нет. Гла­за си­ние. Рес­ни­цы длин­ные. Нос пря­мой. Гу­бы чув­ствен­ные, под­бо­ро­док с ямоч­кой. Воз­раст око­ло трид­ца­ти, но не стар­ше трид­ца­ти пя­ти. Рост — не мень­ше мет­ра во­семь­де­сят пять. — За­чем так по­дроб­но? Это что, опи­са­ние опас­но­го тер­ро­ри­ста? — Что­бы чет­кость бы­ла и непод­хо­дя­щие объ­ек­ты не бес­по­ко­и­ли. Да, и обя­за­тель­но — уши, при­жа­тые к го­ло­ве. — А это еще за­чем? — Нена­ви­жу ло­по­ухих. Пом­нишь Коль­ку из вто­ро­го подъ­ез­да? У него же од­ни уши все ли­цо за­ни­ма­ли! И во­об­ще, был та­кой… мел­кий! Он по­том еще на ка­кой-то ста­рой тет­ке же­нил­ся. Хо­тя це­ло­вал­ся класс­но, по­чти вза­сос. Пер­вый маль­чик, с ко­то­рым я це­ло­ва­лась, — Ви­ку­ся меч­та­тель­но вздох­ну­ла. Я чуть не за­хрю­ка­ла от сме­ха: «Мне ка­за­лось, уши не на ли­це рас­тут!» — Не­важ­но, — от­мах­ну­лась по­дру­га. — Толь­ко, ко­гда я его вспо­ми­наю, толь­ко уши и ви­жу. Нет, ло­по­ухие нам не нуж­ны. Уш­ки долж­ны быть ма­лень­кие, ро­зо­вые, ак­ку­рат­ные, при­жа­ты к го­ло­ве. Мне от него де­тей ро­жать! Я ик­ну­ла. В ме­ня мед­лен­но, но уве­рен­но все­лял­ся бес. Он-то мо­и­ми паль­ца­ми и на­пе­ча­тал: «Уш­ки ост­рень­кие, по­кры­тые ров­ной шерст­кой. Окрас се­рень­кий». Ви­ка, рас­ки­нув­шись в крес­ле, равномерно же­ва­ла пя­тую по сче­ту кон­фе­ту. Она бы­ла слег­ка бли­зо­ру­ка и

на экране чи­тать с та­ко­го рас­сто­я­ния не мог­ла. В ком­на­ту неспеш­но во­шла моя со­ба­ка. Бес взгля­нул на нее и до­пе­ча­тал: «Хво­стик же­ла­тель­но ку­пи­ро­вать». Ви­ка ни­че­го не за­ме­ти­ла. — Те­перь часть вто­рая. Се­мей­ное по­ло­же­ние кан­ди­да­та. Или же­ни­ха? — Тут все яс­но: он дол­жен быть хо­лост. — Ну, это са­мо со­бой. Но до­бавь, что у него не долж­но быть на ижди­ве­нии ма­ло­лет­них де­тей и пре­ста­ре­лых ро­ди­те­лей. Хо­тя луч­ше, что­бы их во­об­ще не бы­ло, из­бе­жим про­блем со све­кро­вью. Я по­слуш­но пе­ча­та­ла. А бес услуж­ли­во по­мо­гал: «Иметь пре­ста­ре­лую те­туш­ку-мил­ли­о­нер­шу и фла­кон­чик силь­но­дей­ству­ю­ще­го яда». — Ты что так дол­го пе­ча­та­ешь? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Ви­ку­ся. — Это ты слиш­ком быст­ро го­во­ришь, не успе­ваю за то­бой. — По­ста­ра­юсь мед­лен­нее. Хо­чешь кон­фет­ку? — Я от­ри­ца­тель­но кач­ну­ла го­ло­вой. Ви­ка про­дол­жа­ла вдох­но­вен­но: — Даль­ше. Ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние. — Мил­ли­о­нер на трех мер­сах? — внес­ла я по­силь­ную леп­ту. — Да­ча на Ка­на­рах? Уве­ли­чить до пя­ти мер­сов? Или мож­но один «Пор­ше»? — пред­ло­жи­ла невин­но. — Пе­ре­стань шу­тить. Мы долж­ны опре­де­лить для се­бя оп­ти­маль­ный уро­вень и не опус­кать­ся ни­же ра­ци­о­наль­но­го ми­ни­му­ма. — Ну, Ви­ка, — вос­хи­ти­лась я вполне ис­кренне, — чте­ние Жень­ки­но­го учеб­ни­ка пошло те­бе на поль­зу. Ви­ку­ся сде­ла­ла по­пыт­ку оби­деть­ся и за­со­пе­ла но­сом, от­прав­ляя в рот оче­ред­ную кон­фе­ту, гор­ка ко­то­рых в ва­зоч­ке стре­ми­тель­но умень­ша­лась. — Мне на­до­е­ло ютить­ся с ма­туш­кой и Же­кой в двух ком­нат­ках, оде­вать­ся на рын­ке, тол­кать­ся в трол­лей­бу­сах и от­ды­хать у те­ти Ва­ли на да­че. Я хо­чу жить кра­си­во! Хо­чу фир­мен­ное пла­тье из бу­ти­ка! Хо­чу в Тур­цию! На все ле­то! Ты вот ез­ди­ла в Нью-йорк, я то­же хо­чу, — по­яс­ни­ла по­дру­га. — А ра­бо­тать не про­бо­ва­ла? Ино­гда? Ви­ке нече­го бы­ло воз­ра­зить. Но «па­хать» ей, ко­неч­но, страш­но не хо­чет­ся. Как же то­гда се­ри­а­лы смот­реть? Вы­ход один — обес­пе­чен­ный муж. — Да­вай луч­ше даль­ше пи­сать, — ска- за­ла она. — На­до обя­за­тель­но на­пи­сать, что он дол­жен носить гал­сту­ки, и что­бы каж­дый день но­вый. Обо­жаю гал­сту­ки! От муж­чи­ны в гал­сту­ке ве­ет на­деж­но­стью. Да, что­бы обя­за­тель­но мыл­ся два ра­за в день! А то вот те­ти Ва­лин муж нос­ки… Лад­но, за­мнем. Ну, рас­пе­ча­тай, я сей­час. Что-то жи­вот схва­ти­ло. Я по­смот­ре­ла на пу­стую та­ре­лоч­ку, где еще не­дав­но ле­жа­ло пол­ки­ло шо­ко­лад­ных кон­фет, и пу­стые па­ке­ти­ки от ореш­ков и по­вер­ну­лась к ком­пью­те­ру. Про­тя­ну­ла ей ли­сто­чек: «Для сроч­но­го за­клю­че­ния брач­но­го со­ю­за тре­бу­ет­ся лы­сый немы­тый кар­лик в те­ло­грей­ке на го­лое те­ло, не мо­ло­же ста лет, глаз­ки ма­лень­кие, рес­нич­ки об­лез­лые, язы­чок раз­дво­ен­ный. Уш­ки ост­рень­кие, по­кры­тые ров­ной шерст­кой. Окрас се­рень­кий. Хво­стик же­ла­тель­но ку­пи­ро­вать. При се­бе иметь пре­ста­ре­лую те­туш­ку­мил­ли­о­нер­шу с за­ве­ща­ни­ем на мое имя и фла­кон­чик силь­но­дей­ству­ю­ще­го яда. Рай­ско­го на­сла­жде­ния не обе­щаю, так как «Ба­ун­ти» сло­паю са­ма». Ви­ку­ся в ле­дя­ном мол­ча­нии взя­ла свою мик­ро­ско­пи­че­скую су­моч­ку и нерас­пе­ча­тан­ную бу­тыл­ку пи­ва и по­вер­ну­лась ко мне спи­ной. — Ви­ка, да че­го ты, ну я же по­шу­ти­ла! Мне в от­вет крас­но­ре­чи­во хлоп­ну­ла вход­ная дверь. Я вы­жда­ла три дня и по­зво­ни­ла. — Ее нет до­ма, — тра­ги­че­ским то­ном от­ве­ти­ла са­ма Ви­ка. — Она от­пра­ви­лась в джунгли Гви­неи. — За­чем так да­ле­ко? — А там на­чал­ся се­зон от­ло­ва лы­сых кар­ли­ков. Она им те­ло­грей­ки по­вез­ла. — Ну не дуй­ся. Я же в шут­ку, лю­бя. — Обой­дусь без тво­ей люб­ви, — рявк­ну­ла Ви­ка. — Я с то­бой са­мым со­кро­вен­ным по­де­ли­лась, а ты, как все­гда, все вы­сме­я­ла! Ду­ма­ешь, ес­ли у те­бя выс­шее об­ра­зо­ва­ние, так име­ешь пра­во ме­ня вы­сме­и­вать? — Ну, из­ви­ни. Толь­ко вот по­ду­май са­ма: раз­ве это не смеш­но, разработать ка­кие-то глу­пые кри­те­рии и ис­кать по ним свое сча­стье? — Нет, ни­сколь­ко! Это в пят­на­дцать лет мож­но це­ло­вать­ся с кем по­па­ло, а за­муж на­до вы­хо­дить се­рьез­но, все ос­но­ва­тель­но про­ду­мать. А то по- па­дет­ся са­мо­дур ка­кой-ни­будь, как у Надь­ки, или све­кровь склоч­ная, как у Ли­зы, а то еще ка­кой-ни­будь ма­ло­обес­пе­чен­ный! Но не все та­кие лег­ко­мыс­лен­ные, как ты. Мы с ма­мой все об­су­ди­ли и по­до­бра­ли кан­ди­да­ту­ру. Зав­тра бу­дем зна­ко­мить­ся. При­хо­ди к нам на обед, за­од­но по­смот­ришь, что зна­чит на­уч­ный под­ход к по­ис­ку му­жа. Так ска­зать, по­чув­ству­ешь раз­ни­цу. Те­бе же быть сви­де­тель­ни­цей на мо­ей сва­дьбе! И вот мы впя­те­ром — те­тя Зоя, Ви­ка, Же­ня, я и Ви­ки­на бо­лон­ка Тя­па — ждем яв­ле­ния Прин­ца. Те­тя Зоя рас­ска­зы­ва­ет: — Это дво­ю­род­ный пле­мян­ник бух­гал­те­ра из на­ше­го жэка. Теп­лень­кий Олег! Трид­цать два го­да, неже­нат и ни­ко­гда не был, рост метр во­семь­де­сят два, вес… — Зна­чит, Ви­ку­сень­ка, вый­дешь ты за­муж и ста­нешь Теп­лень­кой… — меч­та­тель­но про­из­нес­ла я. — Меж­ду про­чим, мож­но остать­ся и на сво­ей фа­ми­лии. У него от­дель­ная квар­ти­ра и свой биз­нес! Он нос­ки вя­жет! Рас­ска­зать вам, что со мной бы­ло? Нет, не су­мею! Жень­ка ика­ла и ры­да­ла от сме­ха у ме­ня на пле­че. — Че­го вы рже­те?! — кри­ча­ла на нас те­тя Зоя. — Он фир­му ор­га­ни­зо­вал, жен­щин на­нял, они из­го­тов­ля­ют вя­за­ные из­де­лия, руч­ная ра­бо­та! Пре­тен­дент на ру­ку Ви­ки явил­ся на смот­ри­ны в со­про­вож­де­нии те­туш­ки, той са­мой бух­гал­тер­ши из жэка. Он ока­зал­ся квад­рат­ным ро­зо­во­ще­ким му­жич­ком ро­стом не боль­ше мет­ра ше­сть­де­ся­ти пя­ти, в вя­за­ных мо­хе­ро­вых нос­ках, ко­то­рые вы­гля­ды­ва­ли из-под ко­рот­ко­ва­тых брюк. Вме­сто цве­тов кан­ди­дат в же­ни­хи с гор­до­стью пре­под­нес бу­ду­щей те­ще па­кет из­де­лий сво­ей фир­мы и трех­лит­ро­вую бан­ку до­маш­них по­ми­до­ров соб­ствен­но­го из­го­тов­ле­ния. Для де­мон­стра­ции се­рьез­но­сти на­ме­ре­ний и об­щей по­ло­жи­тель­но­сти сво­е­го об­ли­ко мо­ра­ле. Мо­жет быть, он очень да­же непло­хой па­рень, пред­при­им­чи­вый, по­ло­жи­тель­ный во всех от­но­ше­ни­ях, и по­ми­до­ры у него вкус­ные, но вы пред­став­ля­е­те се­бе прин­ца по фа­ми­лии Теп­лень­кий? В мо­хе­ро­вых нос­ках?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.