Обык­но­вен­ный вол­шеб­ник

Нелег­ко на­чи­нать жизнь сна­ча­ла в трид­цать лет, да еще с ре­бен­ком на ру­ках. Тут не до лю­бов­ных ро­ма­нов

Zhenskiye Istorii - - Первая Страница - Юлия, 31 год

Два го­да на­зад я рассталась с му­жем. То вре­мя, что мы про­жи­ли вме­сте (а это без ма­ло­го де­вять лет), я не ра­бо­та­ла. Егор счи­тал, что луч­ше, ес­ли же­на бу­дет за­ни­мать­ся до­мом и детьми. Да и ме­ня устра­и­вал та­кой об­раз жиз­ни. Но по­сле раз­во­да все из­ме­ни­лось. На­ча­лась но­вая жизнь. Мы раз­ме­ня­ли квар­ти­ру, и каж­дый по­шел сво­ей до­ро­гой. Я на­ча­ла ис­кать ра­бо­ту, од­на­ко с мо­им опы­том не мог­ла рас­счи­ты­вать на что-то сто­я­щее, тем бо­лее в сто­ли­це. Немно­го по­ду­мав, ре­ши­ла вер­нуть­ся в род­ную Одес­су. Про­да­ла те­перь уже свою квар­ти­ру и от­пра­ви­лась в род­ные края. Там Ило­на по­шла в пер­вый

класс, а я на­шла ра­бо­ту в книж­ном ма­га­зине. Шли неде­ли, и я по­сте­пен­но за­бы­ва­ла об из­мене Его­ра, ссо­рах, в ко­то­рых мы жи­ли по­след­ние два

Как обид­но, что я под­вер­ну­ла но­гу. Все, те­перь празд­ник бу­дет омра­чен. Ведь Илоне так хо­те­лось жи­вую ел­ку...

го­да, раз­во­де, ко­то­рый был невы­но­си­мо бо­лез­нен­ным. — При­вет, ма­моч­ка! — за­кри­ча­ла Ило­на, под­бе­гая ко мне, ко­гда я при­шла за ней в шко­лу. — Зав­тра нуж­но при­не­сти ли­стья. Мы бу­дем де­лать ап­пли­ка­цию. — От­лич­но! То­гда идем не до­мой, а в парк, — улыб­ну­лась я и по­пра­ви­ла доч­ке шап­ку. Мы хо­ди­ли по осен­ним ал­ле­ям, вы­би­рая са­мые кра­си­вые ли­сти­ки. Ило­на рас­ска­зы­ва­ла, что де­ла­ла се­го­дня в шко­ле, и вдруг за­мер­ла, ко­го-то уви­дев. — Мам, там Ро­ма из мо­е­го клас­са гу­ля­ет, — ти­хо про­из­нес­ла доч­ка и по­ка­за­ла ру­кой на маль­чи­ка; ря­дом с ним сто­ял муж­чи­на в пла­ще. — По­шли, по­здо­ро­ва­ем­ся? Я удив­лен­но по­смот­ре­ла на нее. Рань­ше она не бы­ла та­кой сме­лой. — У Ро­мы есть толь­ко па­па, — со­об­щи­ла Ило­на. — У ме­ня толь­ко ты. А у дру­гих де­тей есть и ма­ма, и па­па! У ме­ня сжа­лось серд­це. Но я не успе­ла ни­че­го от­ве­тить, по­то­му что дочь вдруг за­кри­ча­ла: — При­вет, Ро­ма! Это моя ма­ма! Маль­чиш­ка по­смот­рел на нее и улыб­нул­ся. По­том под­бе­жал к нам и на­чал изу­чать ли­стья, ко­то­рые мы с Ило­ной со­бра­ли. — Па­па, ви­дишь, — по­вер­нул­ся к от­цу, — у Ило­ны кра­си­вее! И раз­но­го цве­та ли­сти­ки! Муж­чи­на по­смот­рел на ме­ня. — Здрав­ствуй­те, — ска­зал он с улыб­кой. — Я отец Ро­ма­на, Ан­дрей. — Здрав­ствуй­те. Юлия, — сму­щен­но про­бор­мо­та­ла я. По­ка де­ти ожив­лен­но о чем-то бол­та­ли, мы с Ан­дре­ем об­ме­ня­лись несколь­ки­ми фра­за­ми об учи­тель­ни­це на­ших пер­во­кла­шек. На­ко­нец Ило­на ска­за­ла, что за­мерз­ла. Мы по­про­ща­лись и быст­ро по­шли до­мой. Воз­мож­но, я бы за­бы­ла об этой встре­че, ес­ли бы не тот факт, что че­рез па­ру дней Ан­дрей вдруг по­явил­ся у нас в ма­га­зине. — Здрав­ствуй­те! Что ище­те? — спро­си­ла я, об­ра­тив вни­ма­ние, что у него кра­си­вые гла­за. — Кни­гу для ма­мы, — улыб­нул­ся он. — По­нят­но. А что имен­но ма­ма лю­бит чи­тать? — Чест­но го­во­ря, вся­кую ерун­ду вро­де жен­ских ро­ма­нов, — пре­не­бре­жи­тель­но бро­сил он и скри­вил­ся. — Ма­ма что-то го­во­ри­ла о... — Вот этом? — Я до­ста­ла с пол­ки кни­гу, ко­то­рую как раз чи­та­ла са­ма. — Да-а-а, — про­тя­нул он и сму­тил­ся, по­няв, что это. — Весь­ма ин­те­рес­ная ерун­да, — усмех­ну­лась я. — Ва­ша ма­ма бу­дет очень до­воль­на. Уве­ряю вас! — Я... Я... Немно­го неудач­но вы­ра­зил­ся… — на­чал за­и­кать­ся муж­чи­на. — За­вер­нуть? — спро­си­ла, сде­лав вид, что не слы­шу его оправ­да­ний. — Да, — Ан­дрей от­вел гла­за. Я зли­лась. А он рас­те­рял­ся. Ну и лад­но! Что се­бе во­об­ра­зил этот за­знай­ка? Что лю­бая жен­ская кни­га — ерун­да? Ин­те­рес­но, чем он за­чи­ты­вал­ся? Кан­том? Ге­ге­лем? На сле­ду­ю­щей неде­ле я несколь­ко раз на­ты­ка­лась на Ан­дрея в шко­ле, но бро­са­ла лишь хо­лод­ное «доб­рый день» и про­хо­ди­ла ми­мо. Как-то ве­че­ром Ило­на со­об­щи­ла: — Ма­ма Ро­мы — ак­три­са. Она раз­ве­лась с его па­пой, ко­гда Ром­ке бы­ло все­го два го­да. Уеха­ла в дру­гой го­род. — Как уеха­ла? — уди­ви­лась я. — И что, Ро­ма те­перь не ви­дит ма­му? — Ужас­но, прав­да? — ска­за­ла дочь. — Не то сло­во. Бед­ный маль­чик... Мо­жет, по­это­му я по­смот­ре­ла на Ан­дрея бо­лее лас­ко­вым взгля­дом, ко­гда он вновь по­явил­ся в книж­ном ма­га­зине. Но са­ма все ис­пор­ти­ла... На этот раз он ис­кал кни­гу для Ро­мы. Я пред­ло­жи­ла несколь­ко ва­ри­ан­тов, он вы­брал нуж­ный и вдруг: — Мо­жет... схо­ди­те со мной на ко­фе? Тут ря­дом го­то­вят от­лич­ный лат­те… — Сей­час я не мо­гу уй­ти с ра­бо­ты. А по­том на­до за­брать Ило­ну из шко­лы. И во­об­ще не ду­маю, что лю­би­тель­ни­ца ерун­до­вых ро­ма­нов бу­дет ин­те­рес­ным со­бе­сед­ни­ком, — съяз­ви­ла за­чем-то и тут же по­жа­ле­ла. Ну за­чем это ляп­ну­ла? Иди­от­ка! Он по­крас­нел, про­бор­мо­тал «до сви­да­ния» и вы­шел. В шко­ле я пы­та­лась най­ти по­вод за­го­во­рить с Ан­дре­ем. Об­суж­да­ла до­маш­нее за­да­ние де­тей, бы­ла пре­дель­но веж­ли­ва. Но, увы, он не ре­а­ги­ро­вал. При­бли­жал­ся Но­вый год! В пред­празд­нич­ной су­е­те ста­ло не до Ан­дрея и мыс­лей о том, что я его оби­де­ла. В книж­ном ма­га­зине за по­дар­ка­ми тол­пи­лись по­ку­па­те­ли, а до­ма жда­ла убор­ка. На­ка­нуне празд­ни­ка от­пра­ви­лась с доч­кой за ел­кой. По до­ро­ге на­бра­ли вся­ких вкус­но­стей. Мы шли, ве­се­ло бол­та­ли, и тут я по­скольз­ну­лась и упа­ла. — Ма­моч­ка! — ис­пу­ган­но за­кри­ча­ла Ило­на. — Ты ушиб­лась? — Не дви­гай­тесь, — услы­ша­ла я и под­ня­ла гла­за. Сна­ча­ла уви­де­ла Ро­му с яр­кой ко­роб­кой, а по­том его от­ца. По­пы­та­лась встать, но ни­че­го не по­лу­чи­лось. Но­га очень силь­но бо­ле­ла. — Но ел­ка… Ило­на так ее хо­те­ла... В боль­ни­ца ока­за­лось, что это вы­вих. Но­гу за­бин­то­ва­ли, сде­ла­ли обез­бо­ли­ва­ю­щий укол, и от­пра­ви­ли ме­ня до­мой. Я бы­ла в от­ча­я­нии. Зав­тра Но­вый год! Ни ел­ки, ни ут­ки в ду­хов­ке... Хо­ро­шо хоть успе­ла ку­пить доч­ке по­дар­ки. Отец Ро­мы до­вел нас до са­мой квар­ти­ры. Ре­бят­ня сра­зу от­пра­ви­лась в дет­скую, а Ан­дрей уса­дил ме­ня на

На­ша ре­бят­ня от­пра­ви­лась в дет­скую, а Ан­дрей уса­дил ме­ня на ди­ван в го­сти­ной и за­бот­ли­во на­крыл пле­дом

ди­ван и на­крыл пле­дом. Я тут же усну­ла. Прос­ну­лась, ко­гда бы­ло тем­но. На сто­ле го­ре­ла лампа, Ан­дрей чи­тал кни­гу. В ком­на­те пах­ло хво­ей. — По­ка ты спа­ла, я поз­во­лил се­бе по­хо­зяй­ни­чать, ел­ку при­нес. Сей­час бу­дем ее на­ря­жать. Де­тей я на­кор­мил. Те­бе за­ва­рил чай и ку­пил бу­лоч­ку с ко­ри­цей. — Ты вол­шеб­ник, — за­си­я­ла я и по­ду­ма­ла: «Как здо­ро­во, что мы бу­дем встре­чать празд­ник вме­сте, как се­мья».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.