Для ко­го-то ста­рость – пыт­ка! А для ме­ня – награда от Гос­по­да!

Zvyozdy I Sovety - - Звездная Жизнь -

Она лю­бит вспо­ми­нать свою мо­ло­дость. – Это бы­ло так ра­дост­но! Жизнь ка­за­лась веч­ной! И лю­бовь, чув­ства то­же, – улы­ба­ет­ся Ана­ста­сия Вер­тин­ская. И, ка­жет­ся, по­сле этих слов она тут же за­гру­стит – мол, все в про­шлом, юность ушла на­веч­но... Но нет! Ак­три­са уве­ря­ет, что и ее ны­неш­ний воз­раст – ве­ли­кое сча­стье! – Для ко­го-то ста­рость – пыт­ка, а для ко­го­то – воз­на­граж­де­ние от Все­выш­не­го. Так вот, мои го­ды – это награда. Ты об­рел муд­рость, те­бя не му­ча­ют стра­сти, те­бе уже не на­до ни­че­го за­во­е­вы­вать. Те­бя окру­жа­ет свой мир, свои лю­ди – за­ме­ча­тель­ный сын, вну­ки, дру­зья... Это бла­го­дать! Нам ка­жет­ся, Ана­ста­сия пра­ва. Ведь все де­ло в том, как к сво­е­му воз­рас­ту от­но­сить- ся. Бу­дешь счи­тать его про­кля­ти­ем и на­ка­за­ни­ем – он для те­бя та­ким и ста­нет. А ес­ли счи­тать, что « мои го­да – мое бо­гат­ство » , про­жи­тые го­ды и прав­да по­да­рят ду­ше по­кой, ра­дость. И ста­рость пре­вра­тит­ся не в пыт­ку, а в бла­го­дать...

Ана­ста­сия (70): «Я не бо­юсь ста­ро­сти. Я бо­юсь дрях­ло­сти! Но, увы, это фи­зи­че­ское со­сто­я­ние, ко­то­рое от ме­ня не за­ви­сит»

Настя-Гут­ти­э­ре в к/ф «Че­ло­ве­кам­фи­бия» (1961). Ей здесь все­го 15, а она уже звез­да СССР!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.