Фильм «Евреи на зем­ле» по сце­на­рию Ма­я­ков­ско­го

ALEF - - ИЗДАЕТСЯ С 1981 ГОДА - Лео­нид ТЕ­РЕН­ТЬЕВ, Рос­сия Фо­то­гра­фии из фо­то­ар­хи­ва жур­на­ла «Три­бу­на ев­рей­ской со­вет­ской об­ще­ствен­но­сти»

…Го­рят по­сле страш­ных по­гро­мов убо­гие хи­жи­ны, за­бро­шен­ные де­рев­ни, до­ма све­тят­ся пу­сты­ми глаз­ни­ца­ми окон. Груст­ная жен­щи­на в пла­точ­ке, неве­се­лая куд­ря­вая дев­чуш­ка. А вот мест­ный ры­но­чек, где неухо­жен­ная баба при­выч­но ру­га­ет­ся с тор­гов­цем. Тяж­ко, нет жиз­ни в ме­стеч­ке. Един­ствен­ный вы­ход для ев­ре­ев — пе­ре­се­ле­ние.

Вряд ли мно­гие ви­де­ли до­ку­мен­таль­ный не­мой фильм «Евреи на зем­ле», сня­тый в 1927-м. Вот что об этой кар­тине го­во­рит рос­сий­ский ки­но­до­ку­мен­та­лист, дву­крат­ный ла­у­ре­ат На­ци­о­наль­ной ки­не­ма­то­гра­фи­че­ской пре­мии «Ни­ка», об­ла­да­тель при­за Бри­тан­ской ака­де­мии ки­но и те­ле­ви­де­ния Ев­ге­ний Цым­бал: «В 1920-е го­ды мно­гие вид­ные де­я­те­ли куль­ту­ры бы­ли увле­че­ны иде­ей ев­рей­ской ав­то­но­мии. В чле­ны ОЗЕТа (Об­ще­ства зем­ле­устрой­ства ев­ре­ев-тру­дя­щих­ся) и КОМЗЕТа (Ко­ми­те­та зем­ле­устрой­ства ев­ре­ев-тру­дя­щих­ся) вхо­ди­ли та­кие из­вест­ные лю­ди, как Со­ло­мон Ми­хо­элс, Вик­тор Шк­лов­ский, Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский, Ли­ля Брик. Ими и был снят до­ку­мен­таль­ный фильм «Евреи на зем­ле». Ма­я­ков­ский и Шк­лов­ский ста­ли сце­на­ри­ста­ми филь­ма, ре­жис­се­ром был Аб­рам Ро­ом, а ор­га­ни­за­то­ром ки­но­съе­мок — Ли­ля Брик. Она ока­зы­ва­ла на Ма­я­ков­ско­го огром­ное вли­я­ние, и по­это­му Ма­я­ков­ский при­нял уча­стие в этой ки­но­ра­бо­те».

Фильм рас­ска­зы­ва­ет об ис­то­рии Кры­ма и ев­рей­ско­го мно­го­стра­даль­но­го на­ро­да. Снят был фильм по за­ка­зу ОЗЕТа для про­ти­во­дей­ствия оче­ред­ной раз­го­рав­шей­ся в те го­ды в СССР кам­па­нии ан­ти­се­ми­тиз­ма.

По­сле Пер­вой ми­ро­вой и Граж­дан­ской войн, раз­ру­хи и но­вых по­гро­мов, в ко­то­рых по­гиб­ли око­ло 200 ты­сяч че­ло­век, по­чти два мил­ли­о­на ев­ре­ев по­ки­ну­ли Рос­сию. Остав­ши­е­ся ока­за­лись без ра­бо­ты и средств к су­ще­ство­ва­нию. То­гда и воз­ник­ла идея пе­ре­се­лить ев­ре­ев на сво­бод­ные зем­ли юга Укра­и­ны и Кры­ма, что­бы там за­ни­мать­ся сель­ским хо­зяй­ством. Тем бо­лее что рас­хо­ды на обу­строй­ство бра­ли на се­бя меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции — толь­ко аме­ри­кан­ский бла­го­тво­ри­тель­ный фонд «Джойнт» вы­де­лил око­ло 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

Пер­вая в Кры­му зем­ле­дель­че­ская ком­му­на «Тель-Хай» по­яви­лась в 17 ки­ло­мет­рах от Джан­коя в ок­тяб­ре 1922 го­да на пло­ща­ди 2000 де­ся­тин (око­ло 2200 га). В ней со­сто­я­ли 47 муж­чин и 25 жен­щин. Чув­ство сво­бо­ды, то­ва­ри­ще­ства, радость сов­мест­но­го твор­че­ско­го тру­да по­мо­га­ли ком­му­на­рам в но­вых усло­ви­ях. Вско­ре там по­яви­лись мо­лоч­ная ферма, пти­це­фаб­ри­ка, куз­ни­ца, ко­лес­но-сто­ляр­ная, ко­же­вен­ная и дру­гие ма­стер­ские. Мо­ло­дые лю­ди (от 18 до 28 лет) без сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го опы­та су­ме­ли со­здать об­раз­цо­вое хо­зяй­ство.

…Круп­ные, на весь экран, над­пи­си: «С пе­ре­се­лен­че­ски­ми би­ле­та­ми», «Со всех сто­рон сте­ка­ют­ся осе­да­ю­щие на зем­лю», «За­рос­шие бу­рья­ном по­ля рас­чи­ща­ют­ся для но­вых по­се­вов», «Вол не по­ни­ма­ет ев­рея, ев­рей не по­ни­ма­ет во­ла» (ко­ло­рит­ный тру­же­ник без­успеш­но пы­та­ет­ся усми­рить непо­кор­ное жи­вот­ное). Чуть поз­же дру­гое: «Это бы­ло рань­ше. А те­перь ев­рей по­нял бы­ка и бык по­нял ев­рея».

Ка­ме­ра про­дол­жа­ет по­ка­зы­вать нам быт и тру­до­вую жизнь пе­ре­се­лен­цев: «Здесь жи­вут пол­то­ры неде­ли», «Кол­лек­тив “Ра­бот­ник”», «Здесь жи­вут пол­то­ра го­да», «Ко­ло­ния “За­ря”». Пер­вый рожденный ре­бе­нок на ру­ках у счаст­ли­вой ма­те­ри. Де­воч­ку на­зва­ли сим­во­ли­че­ски — За­будь Ли­хо. Осво­е­ние за­бро­шен­ных зе­мель в раз­га­ре: по­яв­ля­ют­ся до­ма, ко­лод­цы, да­же ис­кус­ствен­ное оро­ше­ние.

По­дроб­но по­ка­зан быт «Ико­ра», где ко вре­ме­ни съе­мок лю­ди жи­ли уже три го­да: «Кре­стьяне “Ико­ра”», «Де­ти “Ико­ра”», «Пи­о­не­ры. Ко­ло­ни­ям и рес­пуб­ли­ке рас­тет креп­кая сме­на». В кол­лек­ти­ве — 104 че­ло­ве­ка. Со­здан «Икор» (в пе­ре­во­де «Ос­но­ва») в ок­тяб­ре 1923 го­да на пло­ща­ди 1600 де­ся­тин вы­ход­ца­ми из с. Та­га­наш Джан­кой­ско­го рай­о­на, Ге­ни­чес­ка и Ев­па­то­рии. То­гда это бы­ла тер­ри­то­рия Бо­гай­ско­го сель­со­ве­та Ев­па­то­рий­ско­го рай­о­на, ныне — с. Ро­маш­ки­но Сак­ско­го.

По­сле осмот­ра ко­ло­ний съе­моч­ная груп­па ор­га­ни­зо­ва­ла во дво­ре ОЗЕТа жар­кий спор. «Че­го я не ви­дел в ме­стеч­ке?» — вслух раз­мыш­ля­ет бо­ро­да­тый му­жик. И про­дол­жа­ет: «Я не ви­дел хле­ба. Здесь бу­дет хлеб. По­то­му что есть во­да, земля, трак­тор!»

«Ито­го пе­ре­се­ле­но на зем­лю око­ло 100 ты­сяч ев­ре­ев. Оста­лось сде­лать мно­го боль­ше», — за­вер­ша­ет по­вест­во­ва­ние фильм Все­рос­сий­ско­го фо­то­ки­но­про­мыш­лен­но­го ак­ци­о­нер­но­го об­ще­ства «Сов­ки­но».

Уточ­ним: к 1926 го­ду в ев­рей­ских сель­ско­хо­зяй­ствен­ных по­се­ле­ни­ях

Кры­ма тру­ди­лись 4463 че­ло­ве­ка, был со­здан еврей­ский на­ци­о­наль­ный Фрай­дорф­ский рай­он (от «Фрай­дорф» — «Сво­бод­ное се­ло», за­тем Но­во­се­лов­ский рай­он) и 32 ев­рей­ских на­ци­о­наль­ных сель­со­ве­та.

Мож­но ли счи­тать те ком­му­ны про­об­ра­зом бу­ду­щих на­силь­ствен­но со­зда­ва­е­мых со­вет­ских кол­хо­зов? Вряд ли. Ско­рее — со­вет­ским ва­ри­ан­том из­ра­иль­ско­го ки­бу­ца — сель­ско­хо­зяй­ствен­ной ком­му­ны с общ­но­стью иму­ще­ства и ра­вен­ством в тру­де и по­треб­ле­нии. В две­на­дца­ти та­ких ки­бу­цах в Эрец Исра­эль к на­ча­лу 1920-х го­дов жи­ли и тру­ди­лись 805 че­ло­век.

Увы, ни ге­рои, ни ав­то­ры этой лен­ты не зна­ли, что уже вско­ре нач­нет­ся за­кат «зо­ло­то­го ве­ка» со­вет­ско­го ки­но­ис­кус­ства — в мар­те 1928-го на пер­вом Все­со­юз­ном пар­тий­ном со­ве­ща­нии по ки­не­ма­то­гра­фии бы­ло со­чте­но необ­хо­ди­мым вы­ра­бо­тать «чет­кую и вы­дер­жан­ную идео­ло­ги­че­скую ли­нию». Все стро­же ста­но­ви­лись тре­бо­ва­ния цен­зу­ры, рос­ло чис­ло филь­мов, за­пре­ща­е­мых к по­ка­зу…

А в 1938 го­ду пол­но­стью пре­кра­ти­лось и пе­ре­се­ле­ние ев­ре­ев, Ко­ми­тет по зем­ле­устрой­ству ев­рей­ских тру­дя­щих­ся (КОМ­ЗЕТ) в по­ста­нов­ле­нии ЦК ВКП(б) был объ­яв­лен при­то­ном для контр­ре­во­лю­ци­он­ных эле­мен­тов, еврей­ские рай­о­ны и сель­со­ве­ты лик­ви­ди­ро­ва­ны.

Был ли тот фильм ху­до­же­ствен­ным ше­дев­ром, су­дить ныне труд­но. Но при­ве­ду один из от­зы­вов на­ших со­вре­мен­ни­ков: «Лич­но я оце­ни­ваю ки­но по кри­те­рию но­ва­тор­ства, вы­ра­зи­тель­но­сти и по­это­му ви­жу в ко­рот­ко­мет­раж­ке мно­го ин­те­рес­но­го. Во-пер­вых, бле­стя­щий ав­тор­ский со­став (Ро­ом, Шк­лов­ский, Ма­я­ков­ский, Брик)! Во-вто­рых, пре­крас­ные и ост­ро­ум­ные суб­тит­ры, ко­то­рые пе­ре­да­ют строй ев­рей­ской ре­чи, ев­рей­скую на­род­ную ло­ги­ку и про­чее. В-тре­тьих, мон­таж поз­во­ля­ет уви­деть ис­то­рию ко­ло­ни­стов в раз­ви­тии и срав­не­нии. И на­ко­нец, фильм силь­но бьет по ан­ти­се­ми­тиз­му!»

Вот на та­кие по­ис­ки и раз­мыш­ле­ния под­толк­ну­ла ме­ня 18-ми­нут­ная до­ку­мен­таль­ная лен­та, 84 го­да на­зад со­здан­ная при уча­стии Ли­ли Брик и Вла­ди­ми­ра Ма­я­ков­ско­го.

В ре­дак­цию жур­на­ла «Алеф» при­шло пись­мо из Гер­ма­нии от быв­шей уз­ни­цы Балт­ско­го гет­то. Мы пуб­ли­ку­ем это пись­мо и рас­ска­зы Су­сан­ны Ланг­ман.

Доб­рый день, ува­жа­е­мая ре­дак­ция!

Я яв­ля­юсь мно­го­лет­ним под­пис­чи­ком жур­на­ла «Алеф». Моя сест­ра жи­вет в США. От­ту­да при­шел «Алеф» ко мне в Гер­ма­нию. Недав­но я вы­пи­са­ла жур­нал для биб­лио­те­ки Со­ю­за ев­рей­ских эмигрантов из быв­ше­го СССР во Франк­фур­те-на-Майне. Те­перь чи­та­те­лей ста­нет еще боль­ше — это уже не толь­ко мои лич­ные дру­зья. Год на­зад ко мне как к быв­шей уз­ни­це гет­то при­ез­жа­ли жур­на­ли­сты из Бер­ли­на. Они взя­ли ин­тер­вью для ви­део­те­ки му­зея при Ме­мо­ри­а­ле в па­мять об уни­что­жен­ных ев­ре­ях Ев­ро­пы, ко­то­рый на­хо­дит­ся в са­мом цен­тре сто­ли­цы Гер­ма­нии. Я са­ма уди­ви­лась, как мно­го пом­ню, хо­тя при осво­бож­де­нии мне бы­ло все­го пять лет. По­сле это­го я ре­ши­ла за­пи­сать свои вос­по­ми­на­ния в ви­де неболь­ших рас­ска­зов. Два из них по­сы­лаю на ваш суд.

С боль­шим ува­же­ни­ем к жур­на­лу «Алеф», Су­сан­на Ланг­ман

Че­ты­рех­лет­ню­юА­ню не при­шлось бу­дить. Отец толь­ко по­до­шел к ее по­сте­ли, и она сра­зу от­кры­ла гла­за. – Что? На­до оде­вать­ся? – Да. Пой­дешь к со­се­дям, по­бу­дешь у них. – А вы? А ма­ма? – Ма­ма боль­на. Ты слы­ша­ла, как она всю ночь сто­на­ла? – Да... А сей­час что — уже утро? – Утро. Сей­час к ма­ме при­дет врач. Я по­мо­гу те­бе одеть­ся, на ули­це хо­лод­но. Ян­варь, мо­роз.

– Я не хо­чу к со­се­дям. Я оста­нусь здесь, у ба­буш­ки. В мо­ем до­ми­ке.

«До­мик» был под сто­лом в ба­буш­ки­ной ком­на­те. Стол был по­крыт ста­рой бар­хат­ной ска­тер­тью. Ба­хро­ма сви­са­ла до по­ла. Под сто­лом бы­ло ти­хо и уют­но. Взрос­лые уже при­вык­ли, что Аня там устро­и­ла «до­мик». Из ка­ких­то ко­ро­бо­чек и тря­по­чек сде­ла­ла стол и кро­ват­ки для сво­их ку­кол. С тех пор как Ту­ба — де­вуш­ка из Бес­са­ра­бии, ко­то­рая мно­го­му успе­ла на­учить ее, в том чис­ле шить тря­пич­ные кук­лы, — ушла ле­том из гет­то, Аня ши­ла ку­кол и пла­тья для них са­ма. А во­ло­сы кук­лам, чер­ные и зо­ло­ти­стые, она ста­ла де­лать, сре­зая нож­ни­ца­ми ба­хро­му... По­ка ба­буш­ка не за­ме­ти­ла, что она пор­тит ска­терть.

Аня пом­ни­ла, как Ту­ба со­би­ра­лась уй­ти из гет­то. Ее по­чти не от­го­ва­ри­ва-

Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский и Ли­ля Брик при­ни­ма­ли непо­сред­ствен­ное уча­стие в со­зда­ниифиль­ма «Евреи на зем­ле»

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.