Ми­ха­ил Фрид­ман: «День­ги — это лишь ме­ра успе­ха»,

ALEF - - ИЗДАЕТСЯ С 1981 ГОДА - Бе­се­до­ва­ла Та­тья­на КЛИМОВИЧ, Из­ра­иль

– Ми­ха­ил Ма­ра­то­вич, рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, о сво­ем жиз­нен­ном пу­ти. С че­го на­чи­на­лась го­ло­во­кру­жи­тель­ная ка­рье­ра в про­шлом обыч­но­го ль­вов­ско­го маль­чиш­ки, се­го­дня круп­но­го биз­не­сме­на и фи­лан­тро­па, об­ла­да­те­ля мно­же­ства пре­стиж­ных на­град и зва­ний? Как вы до­би­лись успе­ха?

– В прин­ци­пе, в на­ше вре­мя мож­но за­ни­мать­ся чем угод­но. Мож­но ма­га­зин от­крыть, и ес­ли есть та­лант к это­му де­лу, то ва­ше­му на­чи­на­нию бу­дет со­пут­ство­вать успех. Не на уровне су­хих от­че­тов и схем, а ин­ту­и­тив­но ощу­щать, что нуж­но лю­дям.

Ко­гда я пе­ре­ме­щал­ся по Москве в мет­ро (сей­час я уже в мет­ро не ез­жу, к со­жа­ле­нию), то я точ­но знал, что нуж­но лю­дям, ко­то­рые им поль­зу­ют­ся. Я жил обыч­ной сту­ден­че­ской жиз­нью. По­том окон­чил ин­сти­тут и неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал на за­во­де. В тот мо­мент я очень чет­ко по­ни­мал, что мо­жет ко­го-то за­ин­те­ре­со­вать, бу­дет вос­тре­бо­ва­но, ин­те­рес­но. Вот так мы с дру­зья­ми и дей- ство­ва­ли. На­чи­на­ли не с то­го, что си­де­ли и при­ду­мы­ва­ли ка­кие-то ум­ные биз­не­сы, а с то­го, что бы­ло необ­хо­ди­мо нам са­мим, на­шим дру­зьям, зна­ко­мым и так да­лее.

И еще ба­наль­ный со­вет: лег­че за­ни­мать­ся чем-то но­вым. Се­го­дня вре­мя сжа­то, скон­цен­три­ро­ва­но. Бла­го­да­ря но­вым тех­но­ло­ги­ям ко­ли­че­ство со­бы­тий, про­ис­хо­дя­щих в раз­ных об­ла­стях в еди­ни­цу вре­ме­ни, уве­ли­чи­лось в ра­зы. По­это­му нуж­но за­ни­мать­ся но­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Это то, что вос­тре­бо­ва­но и за­ча­стую не тре­бу­ет ка­ких-то ги­гант­ских за­трат.

– Ваш биз­нес дей­ству­ет в рос­сий­ских на­ци­о­наль­ных гра­ни­цах?

– Гло­ба­ли­за­ция яв­ля­ет­ся объ­ек­тив­ным фак­то­ром, ко­то­рый не за­ви­сит от на­ше­го же­ла­ния. С од­ной сто­ро­ны, мы по­ни­ма­ем, что раз­но­об­ра­зие необ­хо­ди­мо, что­бы наш биз­нес был бо­лее ста­биль­ным, на­деж­ным, мень­ше за­ви­сел от по­ли­ти­ки, эко­но­ми­ки, со­ци­аль­ной об­ста­нов­ки в кон­крет­ной стране. С дру­гой сто­ро­ны, это аб­со­лют­ная необ­хо- ди­мость. Оста­вать­ся в рам­ках на­ци­о­наль­ных гра­ниц бы­ло бы про­иг­рыш­ной стра­те­ги­ей. Я уве­рен, что на­ци­о­наль­ные гран­ды в бли­жай­шем бу­ду­щем про­иг­ра­ют. Мир бу­дет при­над­ле­жать гло­баль­ным ком­па­ни­ям. По­это­му с од­ной сто­ро­ны — это же­ла­ние, а с дру­гой — необ­хо­ди­мость. Рос­сия по­ка яв­ля­ет­ся глав­ным эко­но­ми­че­ским про­стран­ством, где мы ве­дем свою де­я­тель­ность. Тем не ме­нее до­ля на­ше­го биз­не­са в России сни­жа­ет­ся и воз­рас­та­ет на про­стран­стве СНГ и за его пре­де­ла­ми.

– А ка­ко­ва жиз­нен­ная мо­ти­ва­ция, ко­то­рая спо­соб­ству­ет ва­ше­му за­ня­тию биз­не­сом?

– Да борь­ба со ску­кой! Я вполне се­рьез­но это го­во­рю. По­ни­ма­е­те, в биз­не­се есть пре­иму­ще­ства и недо­стат­ки, как в лю­бом дру­гом де­ле. Мы на­ча­ли свою де­я­тель­ность на за­ре пред­при­ни­ма­тель­ства, и пер­во­на­чаль­ный по­сыл за­ни­мать­ся биз­не­сом, как у лю­бо­го че­ло­ве­ка, у ме­ня и у мо­их парт­не­ров был очень ба­наль­ный — день­ги за­ра­ба­ты­вать. По­то­му что мы бы­ли лю­ди со­всем не бо­га­тые. Жи­ли в об­ще­жи­тии, на съем­ных квар­ти­рах и так да­лее. И меч­та­ли о том, что­бы жить в при­лич­ных усло­ви­ях, ку­пить ма­ши­ну «жи­гу­ли». В об­щем, хо­те­ли удо­вле­тво­рить нор­маль­ные че­ло­ве­че­ские по­треб­но­сти. Но так по­лу­чи­лось, что ка­кие-то день­ги мы за­ра­бо­та­ли очень быст­ро. В те­че­ние ме­ся­ца мы ку­пи­ли те­ле­ви­зор, ви­део­маг­ни­то­фон, по­том ма­ши­ны по­яви­лись. И чест­но го­во­ря, на­чи­ная с 1990-х го­дов, те день­ги, что мы за­ра­ба­ты­ва­ли, с точ­ки зре­ния лич­но­го по­треб­ле­ния по­кры­ва­ли все, что нам бы­ло нуж­но. Мы мог­ли уже дав­но, мно­го лет на­зад пе­ре­стать за­ни­мать­ся тем, чем за­ни­ма­ем­ся, и про­сто жить на за­ра­бо­тан­ные день­ги.

На­ша жизнь — как се­ри­ал, как трил­лер! Я да­же не знаю, как на­звать этот жанр — ве­стерн или еще ка­кая-то история. Ты при­вы­ка­ешь жить в та­ком жан­ре, и бро­сить это все те­бе ка­жет­ся очень скуч­ным. Это та­кая ад­ре­на­ли­но­вая за­ви­си­мость, ко­гда дол­гое вре­мя ты не мо­жешь на­хо­дить­ся вне та­ких вот эмо­ци­о­наль­ных и ин­тел­лек­ту­аль­ных по­тря­се­ний. Че­рез несколь­ко дней от­ды­ха в очень кра­си­вых ме­стах мне ста­но­вит­ся ужас­но скуч­но, хо­чет­ся на­зад,

в Моск­ву, где власт­но сту­чит пульс вре­ме­ни. И ты ощу­ща­ешь энер­гию ве­ли­ко­го го­ро­да, ко­то­рая бьет че­рез край. И жи­вешь пол­но­цен­ной жиз­нью — су­ма­сшед­шей, но ин­те­рес­ной. Кро­ме то­го, это со­зда­ет по­треб­ность все вре­мя обу­чать­ся. Ты вы­нуж­ден (ес­ли хо­чешь на­хо­дить­ся в этой иг­ре) сле­дить за тем, что про­ис­хо­дит в ми­ре, в по­ли­ти­ке — ка­кие-то за­го­во­ры и так да­лее. Все это дер­жит те­бя в фор­ме и то­ну­се.

У ме­ня есть то­ва­рищ Петр Авен — из­вест­ный биз­нес­мен, мой друг и парт­нер. Так вот, ко­гда мы на­чи­на­ли (а он стар­ше ме­ня лет на де­сять), он го­во­рил: «Я уже ста­рый че­ло­век и ско­ро во­об­ще за­хо­чу по­мень­ше за­ни­мать­ся биз­не­сом».

Шло вре­мя, в те­че­ние по­след­них несколь­ких лет мы с ним не раз раз­го­ва­ри­ва­ли, и од­на­жды он ска­зал: «Нет, я уже по­нял, что это рок мой, и ес­ли я пе­ре­ста­ну этим за­ни­мать­ся, то весь драйв и ощу­ще­ние мо­ло­до­сти и энер­гии бу­дет про­па­дать. А я хо­чу быть мо­ло­дым, энер­гич­ным, силь­ным и успеш­ным».

Ра­ди это­го ощу­ще­ния мы всем этим и за­ни­ма­ем­ся, а день­ги — это лишь ме­ра то­го са­мо­го успе­ха, ко­то­ро­го мы до­би­ва­ем­ся сво­им за­ня­ти­ем.

– Ми­ха­ил Ма­ра­то­вич, на од­ном из се­ми­на­ров вы вы­сту­пи­ли с ре­чью — апо­ло­ги­ей биз­не­са. По ва­ше­му мне­нию, имен­но в та­ких дей­стви­тель­но круп­ных ком­па­ни­ях, где воз­ни­ка­ют се­рьез­ные кор­по­ра­тив­ные струк­ту­ры, где очень чет­кая связь и очень важ­на ре­пу­та­ция, от­кры­тая ре­пу­та­ция, по­яв­ля­ет­ся новая культура вза­и­мо­от­но­ше­ний. На ваш взгляд, круп­ный биз­нес мо­жет стать неким но­си­те­лем куль­ту­ры, рас­про­стра­ни­те­лем про­све­ще­ния?

– Я не счи­таю, что пра­вы те, кто на­зы­ва­ет круп­ных биз­не­сме­нов ци­ни­ка­ми. Я не иде­а­ли­зи­рую ни се­бя, ни сво­их кол­лег и не сом­не­ва­юсь, что бы­ва­ют ка­кие-то небла­го­вид­ные по­ступ­ки, ко­то­рые со­вер­ша­ют биз­не­сме­ны. Но мне ка­жет­ся, что невоз­мож­но со­здать круп­ный биз­нес, не об­ла­дая очень чет­кой и яс­ной си­сте­мой прин­ци­пов и цен­но­стей, по­то­му что в нем участ­ву­ет боль­шое ко­ли­че­ство людей. На­бор эти­че­ских и об­ще­ствен­ных норм внут­ри кор­по­ра­ции — это ко­стяк, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся кор­по­ра­тив­ной куль­ту­рой и по­ли­ти­кой. Для до­сти­же­ния ре­зуль­та­та эта вир­ту­аль­ная вещь имеет ко­лос­саль­ное зна­че­ние.

– Ка­ко­вы эти цен­но­сти?

– Вы зна­е­те, у нас так сло­жи­лось, что все мои парт­не­ры и я учи­лись в од­ном ву­зе — Мос­ков­ском ин­сти­ту­те ста­ли и спла­вов. Пер­вый биз­нес, в ко­то­ром мы все вме­сте участ­во­ва­ли, бы­ло мы­тье окон. И вот про­шло уже столь­ко лет, и мы оста­ем­ся парт­не­ра­ми, дру­зья­ми, в хо­ро­ших от­но­ше­ни­ях. Каж­дый от­но­сит­ся к дру­го­му с боль­шой сим­па­ти­ей. Труд­но фор­ма­ли­зо­вать эту си­сте­му цен­но­стей. Но я очень рад, что она поз­во­ли­ла нам со­хра­нить от­но­ше­ния, на­сла­ждать­ся об­ще­ством друг дру­га, об­щать­ся и до­ве­рять друг дру­гу.

Кста­ти, и круп­ная ком­па­ния — ес­ли она жи­вая и силь­ная — несет ка­кой-то эти­че­ский, прин­ци­пи­аль­ный цен­ност­ный за­ряд. Во­прос со­сто­ит в том, на­сколь­ко этот за­ряд, этот на­бор цен­но­стей со­от­вет­ству­ет об­ще­ствен­ной мо­ра­ли. Я ду­маю, что про­бле­ма круп­но­го биз­не­са в России, на­сколь­ко я по­ни­маю, и на Укра­ине со­сто­ит в том, что по­треб­но­сти биз­не­са силь­но от­ли­ча­ют­ся от об­ще­ствен­ных взгля­дов на мно­гие ве­щи. Воз­ни­ка­ет та­кой раз­рыв в ди­стан­ции.

– Вы член Рос­сий­ско­го со­ю­за про­мыш­лен­ни­ков и пред­при­ни­ма­те­лей (РСПП). Как ра­бо­та­ет та­кой ор­ган? Вам уда­ет­ся вли­ять на эко­но­ми­ку стра­ны в це­лом?

– Эта об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция — од­на из немно­гих со­здан­ных сни­зу, не по ини­ци­а­ти­ве свер­ху, а по ини­ци­а­ти­ве ши­ро­ких масс оли­гар­хов, — на­зы­ва­ет­ся проф­со­ю­зом оли­гар­хов. Но он не сра­зу стал та­ким. Сна­ча­ла бы­ли крас­ные ди­рек­тора, по­том (по­сколь­ку все они при­шли к пен­си­он­но­му воз­рас­ту) ор­га­ни­за­ция в об­щем-то по­ми­ра­ла, и они ее нам от­да­ли. И ор­га­ни­за­ция ста­ла та­кой струк­ту­рой, ко­то­рая при­ни­ма­ет ре­ше­ния. Ту­да вхо­дят круп­ные, из­вест­ные предприниматели России. Есть управ­ля­ю­щий ор­ган — бю­ро. В нем не ме­нее 20 че­ло­век. По­пасть в него счи­та­ет­ся боль­шой че­стью. И мы там дей­стви­тель­но пы­та­ем­ся, на­сколь­ко это воз­мож­но в об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ских усло­ви­ях, ко­то­рые в России су­ще­ству­ют, вли­ять на эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку пра­ви­тель­ства и на за­ко­но­да­тель­ную ра­бо­ту, за­ко­но­твор­че­ство, на Ду­му, де­пу­та­тов, на ми­ни­стров и так да­лее. Ска­зать, что мы до­би­ва­ем­ся огром­ных успе­хов, нель­зя, но в це­лом на се­го­дняш­ний день это, без­услов­но, са­мая вли­я­тель­ная об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция в об­ла­сти биз­не­са. Дей­стви­тель­но, рос­сий­ский пре­зи­дент ре­гу­ляр­но встре­ча­ет­ся с этим бю­ро, об­суж­да­ет ка­кие-то про­то­коль­ные ве­щи, хо­тя не­ко­то­рые смыс­ло­вые дис­кус­сии там то­же про­ис­хо­дят, и мы, без­услов­но, об­суж­да­ем об­ще­це­хо­вые ин­те­ре­сы, а не ин­те­ре­сы сво­их лич­ных биз­не­сов. Ко­неч­но, не по­то­му что мы та­кие аль­тру­и­сты, мы бы, ко­неч­но, с ра­до­стью это де­ла­ли, а по­то­му что кол­ле­ги не да­ют за­щи­щать толь­ко свои ин­те­ре­сы, там у всех свои ин­те­ре­сы. По­это­му в этой ком­па­нии во­лей-нево­лей ста­но­вишь­ся при­лич­ным че­ло­ве­ком. Бо­решь­ся, так ска­зать, за об­ще­ствен­ное бла­го, по­это­му это ока­зы­ва­ет ка­кой-то эф­фект. Не бу­ду углуб­лять­ся в кон­крет-

М иха­ил Фрид­ман: «Мы мно­го за­ни­ма­ем­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью, в том чис­ле и в Из­ра­и­ле, со­зда­ли фонд “Ге­не­сис”».

ные при­ме­ры, но мы дей­стви­тель­но по­вли­я­ли на мно­гие за­ко­ны, на мно­гие нор­ма­тив­ные ак­ты, ко­то­рые в России при­ни­ма­ли, как нам ка­жет­ся, в положительном на­прав­ле­нии, что­бы об­лег­чить жизнь биз­не­са. Без­услов­но, по сво­е­му ду­ху, по сво­е­му взгля­ду, по от­но­ше­нию к эко­но­ми­ке это ли­бе­раль­ная ор­га­ни­за­ция, про­по­ве­ду­ю­щая при­о­ри­тет част­ной соб­ствен­но­сти над го­су­дар­ствен­ной и под­дер­жи­ва­ю­щая как ми­ни­мум биз­нес в на­шей стране.

– Вы яв­ля­е­тесь учре­ди­те­лем Рос­сий­ской на­ци­о­наль­ной пре­мии «Боль­шая кни­га». Как воз­ник­ла идея это­го про­ек­та?

– Ну, в дет­стве я книж­ки чи­тал. У ме­ня воз­ник­ло чув­ство, что ес­ли мы не зай­мем­ся этим де­лом, то че­рез неко­то­рое вре­мя воз­ник­нут пробле­мы. Так удалось со­здать «Боль­шую кни­гу». Но это шут­ка на са­мом де­ле. Ко­гда мы об­суж­да­ли этот проект, то ре­ши­ли, что нуж­но со­здать ка­кой-то фонд, ко­то­рый бу­дет дей­ство­вать как ком­мер­че­ская струк­ту­ра, и на про­цен­ты или ка­кие-то до­хо­ды от управ­ле­ния день­га­ми мож­но бу­дет вы­пла­чи­вать еже­год­но пре­мии пи­са­те­лям. Для России это не толь­ко од­но из на­прав­ле­ний куль­ту­ры, оно имеет го­раз­до бо­лее глу­бо­кое зна­че­ние. По­эт в России — боль­ше, чем по­эт. В от­ли­чие от дру­гих стран ху­до­же­ствен­ное сло­во в России все­гда име­ло ко­лос­саль­ное об­ще­ствен­ное зву­ча­ние. И я счи­тал, что нуж­но сде­лать все воз­мож­ное, что­бы литература раз­ви­ва­лась и жи­ла сво­ей жиз­нью. Мы со­бра­ли ка­кие-то день­ги. Бла­го­да­ря уси­ли­ям Во­ло­ди Григорьева и его кол­лег мы в те­че­ние ря­да лет вру­ча­ем эту пре­мию, ко­то­рая се­го­дня счи­та­ет­ся очень пре­стиж­ной и поль­зу­ет­ся гро­мад­ным успе­хом у по­этов и пи­са­те­лей. Но са­мое глав­ное — в на­ча­ле ле­та я по­лу­чаю пач­ку книг — shortlist — и в от­пус­ке, по­езд­ках чи­таю их, и у ме­ня воз­ни­ка­ет чув­ство, что я знаю, что про­ис­хо­дит в рус­ской ли­те­ра­ту­ре.

– При ва­шей под­держ­ке про­шел из­да­тель­ский форум во Ль­во­ве. Ка­ким вы ви­ди­те куль­тур­ное бу­ду­щее го­ро­да, в ко­то­ром ро­ди­лись?

– Мне ка­жет­ся, мож­но раз­ви­вать в го­ро­де ка­кие-то ве­щи, ко­то­рые бу­дут свя­за­ны с по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем Ль­во­ва как ме­ста со­еди­не­ния куль­ту­ры Во­сто­ка и За­па­да. Мож­но ор­га­ни­зо­вы­вать здесь меж­ду­на­род­ные фе­сти­ва­ли ис­кусств, на ко­то­рые бу­дут съез­жать­ся участ­ни­ки из стран СНГ, мож­но рас­смат­ри­вать Ль­вов как ин­тел­лек­ту­аль­ную пло­щад­ку Укра­и­ны и дру­гих стран.

– Ми­ха­ил Ма­ра­то­вич, вы яв­ля­е­тесь ос­но­ва­те­лем Рос­сий­ско­го еврей­ско­го кон­грес­са. Ска­жи­те, по­жа­луй­ста, участ­ву­е­те ли вы в ка­ких-то бла­го­тво­ри­тель­ных про­ек­тах в Из­ра­и­ле?

– Мы мно­го за­ни­ма­ем­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью, в том чис­ле и в Из­ра­и­ле, со­зда­ли фонд «Ге­не­сис». У рос­сий­ских биз­не­сме­нов есть стрем­ле­ние ко­опе­ри­ро­вать­ся с вы­со­ко­тех­но­ло­ги­че­ски­ми ин­ку­ба­то­ра­ми, ком­па­ни­я­ми. Но мы этим не за­ни­ма­ем­ся и хо­тя зна­ем всех из­ра­иль­ских ру­ко­во­ди­те­лей, до де­ла так и не до­шло. В прин­ци­пе, для нас это неболь­шой ры­нок, но мно­же­ство бла­го­тво­ри­тель­ных про­ек­тов мы под­дер­жи­ва­ем.

На фо­то (сле­ва на­пра­во): пре­зи­дент РЕК Юрий Кан­нер, чле­ны пре­зи­ди­у­ма РЕК Да­вид Яко­ба­шви­ли и Ми­ха­ил Фрид­ман

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.