Пес­ни бы­ло­го

ALEF - - ПЕРЕПЛЕТ -

Трид­цать­лет на­зад, в 1986 го­ду, в на­ча­ле гор­ба­чев­ской пе­ре­строй­ки, в из­да­тель­стве « Со­вет­ский пи­са­тель » в Москве уви­дел свет уни­каль­ный сбор­ник под на­зва­ни­ем « Пес­ни бы­ло­го » . Его со­дер­жа­ние со­ста­ви­ли об­раз­цы по­э­ти­че­ско­го твор­че­ства ев­ре­ев, на­се­ляв­ших гу­бер­нии Рос­сий­ской им­пе­рии. В кни­гу так­же бы­ли вклю­че­ны пе­сен­ные про­из­ве­де­ния, ко­то­рые сло­жи­ли ев­рей­ские уз­ни­ки гет­то и на­цист­ских ла­ге­рей смер­ти. Пе­ре­во­ды осу­ще­ствил по­эт На­ум Греб­нев, ин­ва­лид Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, по­лу­чив­ший из­вест­ность пе­ре­во­да­ми на­род­ной по­э­зии и клас­си­ки Кав­ка­за и Во­сто­ка.

В пре­ди­сло­вии к сбор­ни­ку от­ме­ча­лось: « Греб­не­ву уда­лось по­чув­ство­вать и пе­ре­дать са­мо­быт­ность ев­рей­ско­го фольк­ло­ра по­сред­ством рус­ско­го язы­ка. Он щед­ро по­де­лил­ся с безы­мян­ны­ми ав­то­ра­ми пе­сен сво­им недю­жин­ным та­лан­том, чут­ким и мно­го­об­раз­ным опы­том ху­до­же­ствен­но­го твор­че­ства » . А в ан­но­та­ции к кни­ге под­чер­ки­ва­лось: « … еврей­ское на­род­ное твор­че­ство пре­под­но­сит­ся читателям на рус­ском язы­ке впер­вые » .

Прав­да, ти­раж из­да­ния со­ста­вил все­го 20 ты­сяч эк­зем­пля­ров — кап­ля в мо­ре книж­ной про­дук­ции в Со­вет­ском Со­ю­зе, так что счаст­ли­вых об­ла­да­те­лей сбор­ни­ка ока­за­лось не так уж мно­го. С дру­гой сто­ро­ны, 20 ты­сяч — это луч­ше, чем ни­че­го.

По­сле­сло­вие к кни­ге на­пи­сал сам На­ум Иса­е­вич Греб­нев ( насто­я­щая его фа­ми­лия Рам­бах), под­чер­ки­вая, что на­пе­вы на­ро­да, к ко­то­ро­му он при­над­ле­жит и сам, не уте­ря­ли по про­ше­ствии вре­ме­ни зна­че­ния и смыс­ла. Боль­шин­ство пе­сен, ро­див­ших­ся в ев­рей­ской сре­де, по вер­ной оцен­ке Греб­не­ва, ис­пол­не­но пе­ча­ли, от­ра­жа­ю­щей тя­же­лую судь­бу ее со­зда­те­лей. Но, тем ме­нее, да­же в них, как спра­вед­ли­во за­ме­че­но пе­ре­вод­чи­ком, про­скаль­зы­ва­ют и лу­ка­вые шут­ки, и са­мо­иро­ния — они бы­ли при­су­щи ев­ре­ям в лю­бые вре­ме­на.

Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция упразд­ни­ла « чер­ту осед­ло­сти » , и лю­ди на­ча­ли по­ки­дать ме­ста, где они ро­ди­лись, где в боль­шин­стве сво­ем по­зна­ли го­ре и нуж­ду. Евреи по­тя­ну­лись к свет­ско­му об­ра­зо­ва­нию, и по­сте­пен­но оби­ход­ны­ми язы­ка­ми для мно­гих из них ста­ли рус­ский, укра­ин­ский, бе­ло­рус­ский, ли­тов­ский. Но идиш про­дол­жал жить. Ста­рые и но­вые, сло­жен­ные уже в дру­гой пе­ри­од пес­ни и сти­хи до Вто­рой ми­ро­вой вой­ны до­ста­точ­но ши­ро­ко бы­то­ва­ли в ме­стах ком­пакт­но­го ра­нее про­жи­ва­ния ев­рей­ско­го на­се­ле­ния.

На­ум Греб­нев вспо­ми­на­ет, как, бу­дучи при­зван в ар­мию, в кон­це 1940 го­да слу­жил не­по­да­ле­ку от Бре­ста. Штаб ди­ви­зии рас­по­ла­гал­ся в го­род­ке Вы­со­кое, где в ту по­ру про­жи­ва­ли ря­дом бе­ло­ру­сы, евреи, по­ля­ки. Там На­ум од­на­ж­ды от­чет­ли­во услы­шал ти­хим ве­че­ром незна­ко­мые ему ев­рей­ские пес­ни. Ви­ди­мо, в од­ном из до­мов был празд­ник, хо­тя зву­ки, до­но­сив­ши­е­ся от­ту­да, не ка­за­лись ве­се­лы­ми. « До на­ча­ла вой­ны оста­ва­лось то­гда все­го несколь­ко недель, — пи­шет Греб­нев, — и я по про­ше­ствии де­ся­ти­ле­тий с ужа­сом ду­мал о судь­бе тех, кто то­гда рас­пе­вал пес­ни, кто гля­дел вслед бой­цам из- за раз-

Об­лож­ка сбор­ни­ка На­у­ма Греб­не­ва « Пес­ни бы­ло­го »

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.