Мне го­лос был

ALEF - - ИЗ БЛОКНОТА ПИСАТЕЛЯ -

Дис­кус­си­яобе­ща­ла быть ин­те­рес­ной. Ие­ру­са­лим­ский ис­сле­до­ва­тель­ский ин­сти­тут Ван Лир вре­мя от вре­ме­ни устра­и­ва­ет те­ма­ти­че­ские сим­по­зи­у­мы на го­ря­чие те­мы. При­гла­ша­ют об­ще­ствен­ных де­я­те­лей, за­ни­ма­ю­щих про­ти­во­по­лож­ные по­ли­ти­че­ские по­зи­ции, и да­ют воз­мож­ность вы­ска­зать­ся ли­цом к ли­цу. На сей раз речь шла о ев­рей­ской са­мо­иден­ти­фи­ка­ции из­ра­иль­ской мо­ло­де­жи, а вы­сту­пать долж­ны бы­ли Мор­де­хай Бар- Он, ге­не­рал за­па­са и в про­шлом член кне­се­та от уль­тра­ле­вой пар­тии РАЦ, и быв­ший глав­ный рав­вин Из­ра­и­ля Исра­эль- Ме­ир Лау.

Пер­вым предо­ста­ви­ли сло­во БарО­ну, из­вест­но­му сво­и­ми ка­те­го­ри­че­ски­ми вы­ска­зы­ва­ни­я­ми. Ор­га­ни­за­то­ры рас­счи­ты­ва­ли, что ге­не­рал спро­во­ци­ру­ет рав­ви­на на от­вет­ную ка­те­го­рич­ность и дис­кус­сия вспых­нет, точ­но пла­мя, обиль­но по­ли­тое ке­ро­си­ном. Но вы­шло со­всем не так, как рас­счи­ты­ва­ли пре­муд­рые ор­га­ни­за­то­ры.

– Я хо­чу по­де­лить­ся с ва­ми ис­то­ри­ей, — на­чал ге­не­рал, об­ра­ща­ясь к рав­ви­ну и пуб­ли­ке, — ко­то­рая слу­чи­лась со мной в се­ре­дине 1960- х го­дов. Мне до­ве­лось при­е­хать в Моск­ву в со­ста­ве де­ле­га­ции из­ра­иль­ских спортс­ме­нов. Нет, не в ка­че­стве участ­ни­ка со­стя­за­ний, хо­тя в те го­ды я был еще в очень при­лич­ной фор­ме, а как ру­ко­во­ди­тель де­ле­га­ции. При­езд та­ко­го ко­ли­че­ства из­ра­иль­тян за же­лез­ный за­на­вес со­вет­ско­го ан­ти­се­ми­тиз­ма был со­бы­ти­ем из ря­да вон вы­хо­дя­щим. Евреи Моск­вы хо­те­ли встре­тить­ся с на­ми, но раз­ре­ше­ния на по­доб­но­го ро­да ме­ро­при­я­тие мы, ра­зу­ме­ет­ся, не по­лу­чи­ли. Един­ствен­ной воз­мож­но­стью ста­ло по­се­ще­ние си­на­го­ги в суб­бо­ту.

О, я хо­ро­шо пом­ню это боль­шое зда­ние с ко­лон­на­ми в са­мом цен­тре Моск­вы. Оно бы­ло за­би­то до пре­де­ла. Как нам объ­яс­ни­ли, боль­шин­ство при­шло не ра­ди мо­лит­вы, а для то­го, что­бы по­смот­реть на жи­вых ев­ре­ев со Свя­той зем­ли, Эрец Исра­эль. Служ­ка быст­ро вы­яс­нил, что один из спортс­ме­нов — ко­эн, и его вы­зва­ли к То­ре. Па­рень бес­по­мощ­но по­гля­дел на нас, яв­но взы­вая о по­мо­щи. Ки­буц­ник, вы­рос­ший вда­ли от си­на­го­ги и ре­ли­гии, он по­про­сту не знал, что де­лать! Но по­мо­щи ожи­дать бы­ло не от ко­го, мы са­ми ни­че­го не по­ни­ма­ли в про­ис­хо­дя­щем. Ес­ли бы его вы­зва­ли вто­рым или тре­тьим, мы бы по ана­ло­гии с преды­ду­щи­ми по­ня­ли, как се­бя ве­сти, но его вы­зва­ли пер­вым!

На­ко­нец, ко­эну кое- как втол­ко­ва­ли, что нуж­но под­нять­ся на воз­вы­ше­ние по­сре­ди си­на­го­ги. Он лег­ко взбе­жал по сту­пень­кам, рас­счи­ты­вая, что на этом все кон­чи­лось, но тут ему под­су­ну­ли бу­маж­ку с бла­го­сло­ве­ни­ем. Спортс­мен, не при­вык­ший к та­ко­го ро­да тек­стам, про­чи­тал его, сби­ва­ясь и за­и­ка­ясь. Моск­ви­чи смот­ре­ли на него с нескры­ва­е­мым удив­ле­ни­ем. Ев­рей из Из­ра­и­ля не уме­ет чи­тать на иври­те, не по­ни­ма­ет, как под­ни­ма­ют­ся к То­ре?! Ли­цо пар­ня пошло пун­цо­вы­ми пят­на­ми.

Эта ис­то­рия на­де­ла­ла мно­го шу­ма в Из­ра­и­ле. По­ли­ти­ки от раз­ных пар­тий вы­сту­па­ли с раз­ных три­бун и се­то­ва­ли о раз­ры­ве меж­ду мо­ло­де­жью и ев­рей­ской тра­ди­ци­ей. Ми­нистр про­све­ще­ния Зал­ман Аран, уро­же­нец Укра­и­ны, не огра­ни­чил­ся ре­ча­ми, а вы­бил бюд­жет и ввел в про­грам­му всех го­су­дар­ствен­ных школ обя­за­тель­ные уро­ки То­ры и тра­ди­ции. Ви­ди­те, ка­кие да­ле­ко иду­щие по­след­ствия мо­гут быть у суб­бот­не­го вы­зо­ва к То­ре!

В за­ле одоб­ри­тель­но за­шу­ме­ли, рав­вин Лау то­же не су­мел сдер­жать улыб­ки. Но ге­не­рал еще не за­вер­шил свой рассказ.

– В те дни я за­ни­мал пост за­ме­сти­те­ля глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го из­ра­иль­ской ар­мии по вос­пи­та­тель­ной ча­сти. Ми­нистр про­све­ще­ния при­гла­сил ме­ня к се­бе и про­из­нес взвол­но­ван­ную речь.

– Ар­мия — это са­мая боль­шая шко­ла в Из­ра­и­ле, а ты — ди­рек­тор этой шко­лы. Необ­хо­ди­мо вве­сти в ар­мей­скую про­грам­му курс ев­рей­ской тра­ди­ции. Ми­ни­стер­ство про­све­ще­ния по­мо­жет и бюд­же­том, и с учи­те­ля­ми.

Вол­не­ние ми­ни­стра ме­ня по­за­ба­ви­ло. По­хо­же, Зал­ман Аран уда­рил­ся в ре­ли­гию. Все- та­ки воз­раст де­ла­ет свое де­ло, и да­же та­кой бра­вый со­ци­а­лист, опа­са­ясь су­да в ми­ре истины, на­чал за­ра­ба­ты­вать оч­ки!

– Неуже­ли и Ша­уль из про­ро­ков? — спро­сил я его с улыб­кой.

– Ты, по­ди, ре­шил, буд­то я рас­ка­ял­ся и стал ис­кать спа­се­ния? — спро­сил ми­нистр, бро­сив на ме­ня иро­ни­че­ский взгляд. — Во­все нет, но я сей­час рас­ска­жу те­бе од­ну ис­то­рию, ко­то­рая мно­гое про­яс­нит.

Это бы­ло в 1917 го­ду, во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Ме­ня мо­би­ли­зо­ва­ли в рус­скую ар­мию и от­пра­ви­ли на гер­ман­ский фронт. В один из дней я уго­дил в из­ряд­ную пе­ре­дел­ку. На­ша ата­ка за­хлеб­ну­лась, и я остал­ся ле­жать на ней­траль­ной по­ло­се меж­ду око­па­ми. Бук­валь­но на рас­сто­я­нии вы­тя­ну­той ру­ки бы­ла боль­шая во­рон­ка, но до­брать­ся до нее я бо­ял­ся, гер­ман­цы под­тя­ну­ли пу­ле­ме­ты и про­ши­ва­ли оче­ре­дя­ми все, что ше­ве­лит­ся. Я ле­жал, при­тво­ря­ясь уби­тым, и ждал тем­но­ты.

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.