Со­вет сул­та­ну

ALEF - - ИЗ БЛОКНОТА ПИСАТЕЛЯ -

Ре­беЙо­сеф Ха­им Зо­нен­фельд с 1910 го­да был глав­ным аш­ке­назским рав­ви­ном Ие­ру­са­ли­ма. В Из­ра­и­ле о нем до сих пор хо­дят ле­ген­ды, од­ни рас­ска­зы­ва­ют о его да­ре пред­ви­де­ния, дру­гие о за­ме­ча­тель­ных че­ло­ве­че­ских ка­че­ствах и ор­га­ни­за­тор­ских спо­соб­но­стях, но боль­шин­ство по­вест­ву­ет о необы­чай­но яс­ном уме. Вот од­на из та­ких ис­то­рий.

В кон­це фев­ра­ля 1922 го­да Еги­пет пе­ре­стал счи­тать­ся про­тек­то­ра­том Ве­ли­ко­бри­та­нии и по­лу­чил ста­тус са­мо­сто­я­тель­но­го го­су­дар­ства. Управ­ляв­ший про­тек­то­ра­том сул­тан Ах­мед Фу­ад Пер­вый при­нял ти­тул ко­ро­ля Егип­та. В 1925 го­ду пост глав­но­го рав­ви­на ко­ро­лев­ства по­лу­чил Ха­им- Нахум эфен­ди, до той по­ры за­ни­мав­ший пост ха­хам- ба­ши, глав­но­го рав­ви­на Осман­ской им­пе­рии. На­ша ис­то­рия на­чи­на­ет­ся в 1926 го­ду, ко­гда рав­вин Зо­нен­фельд по­слал пись­мо рав­ви­ну Ха­и­му эфен­ди.

Од­на из са­мых слож­ных за­дач в де­я­тель­но­сти рав­ви­на — это раз­бор де­ла бро­шен­ной же­ны, в рус­ском язы­ке име­ну­е­мой « со­ло­мен­ной вдо­вой » . В те го­ды мир еще не был опо­я­сан те­ле­фон­ной се­тью, не го­во­ря уже об Ин­тер­не­те, фейс­бу­ке и вот­са­пе. Муж уез­жал по де­лам в дру­гую стра­ну и про­па­дал на мно­гие го­ды. Уста­но­вить, что с ним про­изо­шло, за­ча­стую было прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

Слу­ча­лось, про­пав­ший без ве­сти воз­вра­щал­ся спу­стя мно­го лет, но ча­ще все­го он ис­че­зал на­все­гда. Мир то­гда был же­сто­ким и без­жа­лост­ным, че­ло­ве­че­ская жизнь сто­и­ла немно­го, а уж тем бо­лее жизнь ев­рея, за ко­то­ро­го неко­му за­сту­пить­ся. Впро­чем, ес­ли вни­ма­тель­но огля­нуть­ся во­круг, с тех пор ма­ло что из­ме­ни­лось. Ин­фор­ми­ро­ван­ность о со­бы­ти­ях воз­рос­ла, а нра­вы оста­лись те­ми же…

Итак, ве­сти от му­жа пе­ре­ста­ва­ли при­хо­дить, шли го­ды, за­кан­чи­ва­лись на­деж­ды, ис­сы­ха­ли сле­зы. И жен­щи­на, доб­рый де­ся­ток лет про­вед­шая в оди­но­че­стве, хо­те­ла устро­ить свою судь­бу. Из- за мо­ря до­хо­ди­ли об­рыв­ки сви­де­тельств, смут­ные слу­хи, кос­вен­ные до­ка­за­тель­ства ги­бе­ли му­жа. Что­бы с их по­мо­щью вос­со­здать кар­ти­ну слу­чив­ше­го­ся и раз­ре­шить жен­щине сно­ва вый­ти за­муж, тре­бо­ва- лись недю­жин­ные ана­ли­ти­че­ские спо­соб­но­сти, за­ча­стую гра­ни­ча­щие с яс­но­ви­де­ни­ем. Це­на ошибки мог­ла ока­зать­ся вы­со­кой, ес­ли пер­вый муж вдруг воз­вра­щал­ся до­мой, де­ти от вто­ро­го бра­ка счи­та­лись мам­зе­ра­ми, а са­му женщину жда­ли по­зор и бес­че­стье. По­это­му рав­ви­ны не спе­ши­ли раз­ре­шать по­втор­ные бра­ки « со­ло­мен­ных вдов » , тре­буя од­но­знач­ных сви­де­тельств и неопро­вер­жи­мых улик.

Рав­вин Зо­нен­фельд как гла­ва су­да по­сто­ян­но за­ни­мал­ся эти­ми про­бле­ма­ми. И пись­мо, ко­то­рое он на­пра­вил Ха­и­му эфен­ди, ка­са­лось иеру­са­лим­ской « со­ло­мен­ной вдо­вы » . Поч­та в трид­ца­тые го­ды про­шло­го ве­ка ра­бо­та­ла вполне при­лич­но, да и рас­сто­я­ние от Ие­ру­са­ли­ма до Ка­и­ра неве­ли­ко, по­это­му от­вет дол­жен был прий­ти быст­ро. Од­на­ко ми­ну­ла неде­ля, за ней дру­гая, тре­тья, а Ха­им эфен­ди мол­чал. На­ко­нец, спу­стя ме­сяц при­шел от­вет.

« Да, че­ло­век, о ко­то­ром вы спра­ши­ва­е­те, дей­стви­тель­но при­е­хал во- семь лет на­зад в Алек­сан­дрию, од­на­ко уже пол­то­ра го­да, как он пе­ре­брал­ся в Стам­бул, и ис­кать его сле­ду­ет там. Я при­но­шу свои из­ви­не­ния за за­держ­ку с от­ве­том. Об­сто­я­тель­ства, по­ме­шав­шие мне от­ве­тить немед­лен­но, не из­ме­ни­лись, и я про­шу у глу­бо­ко­ува­жа­е­мо­го рав­ви­на со­ве­та.

В на­ча­ле это­го ме­ся­ца свет­лей­ший ко­роль Егип­та Ах­мед Фу­ад Пер­вый вме­сте с ав­гу­стей­шей су­пру­гой вы­шли на про­гул­ку в сад ко­ро­лев­ско­го двор­ца. Ко­ро­ля, как обыч­но, со­про­вож­да­ли ца­ре­двор­цы и охра­на, по­это­му слу­чив­ше­е­ся невоз­мож­но было ни скрыть, ни пе­ре­ина­чить. День вы­дал­ся жар­ким, и ко­гда ав­гу­стей­шая па­ра про­хо­ди­ла ми­мо бью­ще­го из ска­лы род­ни­ка, ко­ро­ле­ва оста­но­ви­лась и вы­ра­зи­ла же­ла­ние за­черп­нуть хо­лод­ной во­ды и на­пить­ся. Его ве­ли­че­ство воз­ра­зи­ли, в во­де мо­гут быть бо­лез­не­твор­ные ин­фек­ции и мик­ро­бы, по­это­му луч­ше вы­пить шер­бет.

Ко­ро­ле­ва рас­сер­ди­лась, топ­ну­ла но­гой и ска­за­ла, что ин­фек­ции и мик­ро­бы не бо­лее чем глу­по­сти, при­ду­ман­ные в Ев­ро­пе, а она же­ла­ет не шер­бе­та, а хо­лод­ной род­ни­ко­вой во­ды. Его ве­ли­че­ство сно­ва от­ве­тил от­ка­зом. Ко­ро­ле­ва по­мед­ли­ла с ми­ну­ту и опять по­вто­ри­ла свое же­ла­ние, на что ко­роль так же от­ка­зал. То­гда ее ко­ро­лев­ское ве­ли­че­ство на­кло­ни­лись над род­ни­ком, за­черп­ну­ли во­ду ру­кой и на­пи­лись.

Весть о слу­чив­шем­ся мо­мен­таль­но об­ле­те­ла дво­рец и, ко­гда про­гул­ка за­кон­чи­лась, к ко­ро­лю на­пра­ви­лась де­ле­га­ция ми­ни­стров во гла­ве с ве­ли­ким ви­зи­рем. Де­ло в том, что по за­ко­нам Егип­та че­ло­век, на­ру­шив­ший трех­крат­но по­вто­рен­ный при­каз сул­та­на, или как его сей­час ста­ли име­но­вать — ко­ро­ля, под­ле­жит смерт­ной каз­ни за бунт про­тив вла­сти. А тут ко­роль лич­но за­пре­тил три ра­за, но жен­щи­на, кем бы она ни бы­ла, по­сме­ла по­сту­пить по- сво­е­му. Столь яв­ное непо­ви­но­ве­ние есть не что иное, как от­кро­вен­ный бунт, ко­то­рый дол­жен быть на­ка­зан немед­лен­но и по всей стро­го­сти за­ко­на.

Слух об этом про­ис­ше­ствии, не­со­мнен­но, быст­ро рас­про­стра­нит­ся по все­му Егип­ту и ста­нет при­ме­ром для под­ра­жа­ния в ту или иную сто­ро­ну.

Рав­вин Ха­им- Нахум эфен­ди

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.