Дет­ский ом­буд­смен – это не зда­ние, это ко­ман­да спе­ци­а­ли­стов

Uzbekistan Today (Russian) - - СЕГОДНЯ В УЗБЕКИСТАНЕ -

В Уз­бе­ки­стане раз­ра­бо­тан про­ект за­ко­на об ом­буд­смене по за­щи­те прав де­тей и мо­ло­де­жи. В нем преду­смот­ре­но, что дан­ный ин­сти­тут бу­дет дей­ство­вать при Пре­зи­ден­те.

В мае 2017 го­да Уз­бе­ки­стан по­се­ти­ла ви­це-пре­зи­дент Ко­ми­те­та ООН по пра­вам ре­бен­ка Ре­на­те Вин­тер и да­ла боль­шое ин­тер­вью UT о необ­хо­ди­мо­сти вве­де­ния это­го ин­сти­ту­та. То­гда она от­ме­ча­ла, что вве­де­ние по­ста дет­ско­го ом­буд­сме­на – од­на из ре­ко­мен­да­ций Ко­ми­те­та ООН, хо­тя каж­дая стра­на са­ма ре­ша­ет, ка­кие ре­ко­мен­да­ции при­ни­мать, а ка­кие нет: «Но мы все-та­ки на­ста­и­ва­ем на важ­но­сти учре­жде­ния ин­сти­ту­та дет­ско­го ом­буд­сме­на. Толь­ко в ре­ше­нии это­го во­про­са су­ще­ству­ет про­бле­ма не столь­ко тех­ни­че­ско­го, сколь­ко эти­че­ско­го пла­на. Ведь дет­ский ом­буд­смен – это не зда­ние и не ма­те­ри­аль­ное осна­ще­ние, это ко­ман­да спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые, по­ми­мо юри­ди­че­ских на­вы­ков, име­ют опыт ра­бо­ты в сфе­ре юве­наль­ной юс­ти­ции. Та­кой спе­ци­а­лист дол­жен уметь всту­пить в кон­такт с ре­бен­ком, най­ти с ним об­щий язык». И вот спу­стя год мы мо­жем го­во­рить о том, что Уз­бе­ки­стан го­тов к вве­де­нию это­го ин­сти­ту­та. Чем это обу­слов­ле­но? На этот во­прос от­ве­ти­ли меж­ду­на­род­ные экс­пер­ты, пар­ла­мен­та­рии, спе­ци­а­ли­сты в дан­ной об­ла­сти, со­брав­ши­е­ся за «круг­лым сто­лом» в За­ко­но­да­тель­ной па­ла­те Олий Маж­ли­са. Участ­ни­ки от­ме­ча­ли, что при раз­ра­бот­ке про­ек­та за­ко­на изу­чен меж­ду­на­род­ный опыт, в том чис­ле наи­луч­шие прак­ти­ки дет­ских ом­буд­сме­нов. Ос­нов­ное вни­ма­ние в про­ек­те уде­ле­но опре­де­ле­нию це­лей, за­дач и ком­пе­тен­ции дан­но­го ин­сти­ту­та, уста­нов­ле­нию кру­га пол­но­мо­чий по за­щи­те прав де­тей и мо­ло­де­жи, эф­фек­тив­ным фор­мам вза­и­мо­дей­ствия с дет­ски­ми и мо­ло­деж­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. По мне­нию спе­ци­а­ли­стов, де­я­тель­ность дет­ско­го ом­буд­сме­на бу­дет спо­соб­ство­вать по­вы­ше­нию уров­ня об­ще­ствен­но­го со­зна­ния в сто­ро­ну уси­ле­ния ува­же­ния лич­но­сти ре­бен­ка, его че­сти и до­сто­ин­ства, прав, сво­бод и за­кон­ных ин­те­ре­сов как го­су­дар­ствен­ны­ми струк­ту­ра­ми, так и ро­ди­те­ля­ми и ли­ца­ми, их за­ме­ня­ю­щи­ми. Ес­ли об­ра­тить­ся к ста­ти­сти­ке, то в ми­ре дет­ский ом­буд­смен еже­час­но по­лу­ча­ет по два об­ра­ще­ния от несо­вер­шен­но­лет­них. Они ка­са­ют­ся не толь­ко слу­ча­ев на­ру­ше­ния их прав, но и просьб по ока­за­нию кон­суль­та­ций в труд­ной си­ту­а­ции. Что сви­де­тель­ству­ет об ак­ту­аль­но­сти со­зда­ния ин­сти­ту­та дет­ско­го ом­буд­сме­на и, ко­неч­но же, пол­но­стью со­от­вет­ству­ет Кон­вен­ции ООН о пра­вах ре­бен­ка. По­лу­ча­ет­ся, к со­жа­ле­нию, что в ми­ре ча­ще все­го под­вер­га­ют­ся на­ру­ше­ни­ям пра­ва де­тей. Это свя­за­но с тем, что боль­шин­ство из них не име­ют пра­ва го­ло­са. Де­ти ча­сто стал­ки­ва­ют­ся с се­рьез­ны­ми про­бле­ма­ми в су­деб­ной си­сте­ме при за­щи­те сво­их прав. В этой свя­зи на встре­че под­ни­мал­ся во­прос: ес­ли ре­бе­нок по ка­ким-ли­бо при­чи­нам не мо­жет об­ра­тить­ся к дет­ско­му ом­буд­сме­ну, мо­жет ли за него это сде­лать его пред­ста­ви­тель, к при­ме­ру, его ро­ди­тель? От­вет был по­ло­жи­тель­ный, толь­ко в лю­бом слу­чае дет­ский ом­буд­смен дол­жен бу­дет встре­тить­ся с са­мим ре­бен­ком, что­бы убе­дить­ся в ак­ту­аль­но­сти об­ра­ще­ния. И та­ко­го же прин­ци­па при­дер­жи­ва­ют­ся в су­деб­ной сфе­ре. Су­дья в обя­за­тель­ном по­ряд­ке дол­жен по­го­во­рить с ре­бен­ком, не­смот­ря на то, что в су­де его пред­став­ля­ет за­кон­ный пред­ста­ви­тель, в про­тив­ном слу­чае это бу­дет про­ти­во­за­кон­но. В стра­нах, где дей­ству­ет дет­ский ом­буд­смен, при вхо­де в шко­лы раз­ме­ще­ны те­ле­фо­ны «го­ря­чих ли­ний», по ко­то­рым де­ти мо­гут об­ра­тить­ся к нему по раз­ным во­про­сам. Та­ким об­ра­зом, у ре­бен­ка по­яв­ля­ет­ся уве­рен­ность в том, что есть че­ло­век, ко­то­рый мо­жет его за­щи­тить. По сло­вам Ре­на­те Вин­тер, дет­ский ом­буд­смен дол­жен быть неза­ви­си­мым, что важно в про­дви­же­нии прав и ин­те­ре­сов де­тей. Кро­ме то­го, не ме­нее ак­ту­аль­но, что­бы бюд­жет дет­ско­го ом­буд­сме­на и ом­буд­сме­на по пра­вам че­ло­ве­ка был от­дель­ным, что по­слу­жит обес­пе­че­нию его ав­то­ном­но­сти. Меж­ду­на­род­ный экс­перт счи­та­ет, что Уз­бе­ки­стан по внед­ре­нию дет­ско­го ом­буд­сме­на взял ши­ро­кий воз­раст­ной охват по за­щи­те прав де­тей и мо­ло­де­жи до трид­ца­ти лет. Это мо­жет при­ве­сти к неко­то­рым за­труд­не­ни­ям на прак­ти­ке, так как ин­те­ре­сы и про­бле­мы школь­ни­ка и 25-лет­не­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка раз­ные. По­это­му спе­ци­а­ли­стам необ­хо­ди­мо пе­ре­смот­реть этот мо­мент. Та­к­же необ­хо­ди­мо учесть, что­бы дет­ский ом­буд­смен имел право про­во­дить рас­сле­до­ва­ние си­ту­а­ции на­ру­ше­ния прав ре­бен­ка, за­пра­ши­вать необ­хо­ди­мую ин- фор­ма­цию у пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. В Уз­бе­ки­стане по­ли­ти­ка в отношении де­тей и мо­ло­де­жи ос­но­ва­на на по­ло­же­ни­ях Все­об­щей де­кла­ра­ции прав че­ло­ве­ка, Кон­вен­ции ООН о пра­вах ре­бен­ка и дру­гих меж­ду­на­род­ных до­ку­мен­тах. Они от­ра­же­ны в Кон­сти­ту­ции стра­ны, за­ко­но­да­тель­ных ак­тах. Обес­пе­чи­ва­ет­ся право де­тей на образование, охра­ну здо­ро­вья, ма­те­рин­ства и дет­ства, со­ци­аль­ную за­щи­ту. Соз­да­ют­ся до­стой­ные усло­вия для их фи­зи­че­ско­го, ин­тел­лек­ту­аль­но­го и ду­хов­но­го раз­ви­тия.

Ре­на­те Вин­тер: «Ко­гда речь идет о де­ле с уча­сти­ем несо­вер­шен­но­лет­не­го, глав­ное - не вы­иг­рать де­ло, а обес­пе­чить наи­луч­ший ре­зуль­тат для ре­бен­ка».

Newspapers in Russian

Newspapers from Uzbekistan

© PressReader. All rights reserved.