ПРЕ­ЗИ­ДЕНТ БЕ­ЛА­РУ­СИ ПРЕД­ЛА­ГА­ЕТ НА­ЧАТЬ НО­ВЫЙ ХЕЛЬСИНКСКИЙ ПРО­ЦЕСС

Вы­ступ­ле­ние А. Лукашенко на пле­нар­ном за­се­да­нии, по­свя­щен­ном тор­же­ствен­но­му от­кры­тию 26-й еже­год­ной сес­сии ПА ОБСЕ

Belaruskaya Dumka - - ЗМЕСТ -

Ува­жа­е­мая гос­по­жа Пред­се­да­тель! Ува­жа­е­мый гос­по­дин Дей­ству­ю­щий пред­се­да­тель ОБСЕ! Ува­жа­е­мые пар­ла­мен­та­рии!

Поз­воль­те мне при­вет­ство­вать вас в Мин­ске на 26-й еже­год­ной сес­сии Пар­ла­мент­ской ас­сам­блеи Ор­га­ни­за­ции по без­опас­но­сти и со­труд­ни­че­ству в Ев­ро­пе. Мы при­зна­тель­ны за воз­мож­ность при­нять у се­бя са­мый пред­ста­ви­тель­ный ев­ро­пей­ский пар­ла­мент­ский фо­рум. И под­черк­ну: са­мый дей­ствен­ный фо­рум в рам­ках ОБСЕ и во­об­ще в Ев­ро­пе. Я по­том объ­яс­ню, по­че­му я это под­чер­ки­ваю. Это эф­фек­тив­ная пло­щад­ка для рас­ши­ре­ния со­труд­ни­че­ства и укреп­ле­ния без­опас­но­сти в об­щем ре­ги­оне, в чем и за­клю­ча­ет­ся ее ис­то­ри­че­ская и ис­клю­чи­тель­ная цен­ность.

Что­бы не быть го­ло­слов­ным и что­бы мои сло­ва не вы­гля­де­ли ба­наль­ны­ми в плане ис­клю­чи­тель­но­сти и ис­то­ри­че­ской

цен­но­сти, смею за­явить сле­ду­ю­щее: к со­жа­ле­нию, по мно­гим про­блем­ным во­про­сам на­ша ма­туш­ка-Ев­ро­па ока­за­лась на пе­ре­крест­ке про­блем. Про­блем, ко­то­рые, ка­за­лось бы, не ка­са­ют­ся Ев­ро­пей­ско­го кон­ти­нен­та. По­след­ствия этих про­блем не свя­за­ны, мо­жет быть, и с Ев­ро­пой. Но мы ока­зы­ва­ем­ся в эпи­цен­тре этих про­блем.

На­при­мер, идет война, ко­то­рая по­ро­ди­ла нега­тив­ные про­цес­сы на Ближ­нем Во­сто­ке. Неда­ле­ко, но зем­ля не на­ша, это не у нас. А по­след­ствия это­го кто боль­ше все­го ис­пил? Кто боль­ше все­го был под­верг­нут этим по­след­стви­ям? И про­дол­жа­ет­ся этот про­цесс – неле­галь­ная ми­гра­ция, ко­то­рая по­рож­да­ет тер­ро­ризм и так да­лее. Это Ев­ро­па.

Да­же вы­бо­ры в Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки, ко­то­рые не­дав­но про­шли, как в фо­ку­се, от­ра­зи­лись на Ев­ро­пей­ском кон­ти­нен­те. На­ча­лись опре­де­лен­ные про­цес­сы пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ния на­ших от­но­ше­ний с Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми Аме­ри­ки, аме­ри­ка­но-ев­ро­пей­ских от­но­ше­ний. И эти про­цес­сы непро­стые, нелег­кие. Я уве­рен, что ев­ро­пей­цы и аме­ри­кан­цы пре­одо­ле­ют весь нега­тив этих про­блем. Но тем не ме­нее они су­ще­ству­ют.

Исто­рич­ность мо­мен­та за­клю­ча­ет­ся еще в том, что мы, как ни­ко­гда, по­чув­ство­ва­ли, что зна­чит без­дей­ствие. Не­дол­гое вре­мя не ре­шая про­бле­мы у се­бя в Ев­ро­пе, мно­гие про­бле­мы (са­мые круп­ные из них это Прид­не­стро­вье, На­гор­ный Ка­ра­бах), мы по­лу­чи­ли соб­ствен­ный кон­фликт в цен­тре Европы – Укра­и­на.

По­это­му исто­рич­ность мо­мен­та как раз и за­клю­ча­ет­ся в том, что нам на­до се­рьез­ней­шим об­ра­зом об­ра­тить вни­ма­ние на про­бле­мы. И са­мое глав­ное, ува­жа­е­мые пар­ла­мен­та­рии, нам очень важ­но вы­стро­ить при­о­ри­тет­ность этих про­блем. На­ко­нец на­ста­ло вре­мя се­рьез­ней­шим об­ра­зом об­ра­тить­ся к тем про­бле­мам, ко­то­рые уже невоз­мож­но от­кла­ды­вать и ко­то­рые про­сто во­пи­ют. Это про­бле­мы неле­галь­ной ми­гра­ции, это тер­ро­ризм, это тра­фик нар­ко­ти­ков, это торговля людь­ми, это за­гряз­не­ние воз­ду­ха, на­шей ат­мо­сфе­ры, по­теп­ле­ние кли­ма­та и на­ши неадек­ват­ные дей­ствия в от­но­ше­нии этих про­блем. И мно­гие-мно­гие дру­гие. Ес­ли мы во­вре­мя не бу­дем ре­шать эти про­бле­мы, они бу­дут по­рож­дать наи­бо­лее се­рьез­ные про­бле­мы, ко­то­рых из­бе­жать бу­дет или невоз­мож­но, по­сколь­ку они уже на­столь­ко бу­дут ста­ры­ми, за­ко­ре­не­лы­ми, или для их пре­одо­ле­ния по­тре­бу­ют­ся огром­ные день­ги. По­это­му про­бле­мы на­до ре­шать во­вре­мя.

При­е­хав в Бе­ла­русь, ува­жа­е­мые дру­зья, вы по­ня­ли, что бук­валь­но вче­ра­по­за­вче­ра, в эти дни мы от­празд­но­ва­ли День Неза­ви­си­мо­сти. И этот День Неза­ви­си­мо­сти от­ме­ча­ет­ся в день осво­бож­де­ния Бе­ла­ру­си от фа­шиз­ма. Он сим­во­ли­зи­ру­ет ис­то­ри­че­скую пре­ем­ствен­ность са­мо­сто­я­тель­но­го пу­ти раз­ви­тия стра­ны, ос­но­ван­но­го на прин­ци­пах спра­вед­ли­во­сти, со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти, доб­ро­со­сед­ства и мно­го­век­тор­но­сти внеш­ней по­ли­ти­ки. По­сле об­ре­те­ния су­ве­ре­ни­те­та мы по­ста­ви­ли пе­ред со­бой цель по­стро­ить го­су­дар­ство для на­ро­да, где обес­пе­чи­ва­ет­ся пол­ное и сво­бод­ное раз­ви­тие лич­но­сти, со­блю­да­ют­ся пра­ва че­ло­ве­ка.

Я хо­тел бы нетра­ди­ци­он­но на­чать свое вы­ступ­ле­ние с ре­а­ги­ро­ва­ния на те во­про­сы, ко­то­рые под­ня­ты ва­ми, пар­ла­мен­та­ри­я­ми. И в ря­ду этих во­про­сов (это нема­ло­важ­ные, очень важ­ные во­про­сы, ко­то­рые в лю­бом го­су­дар­стве есть, и их нуж­но ре­шать) пра­ва че­ло­ве­ка, вер­хо­вен­ство за­ко­на, де­мо­кра­тии. Мы де­ла­ем все, что­бы в Бе­ла­ру­си бы­ло не мень­ше их, чем в дру­гих го­су­дар­ствах Европы.

Важ­ней­шим эле­мен­том си­стем­но­го обес­пе­че­ния все­го ком­плек­са прав и сво­бод граж­дан ста­ла раз­ра­бот­ка пер­во­го в ис­то­рии неза­ви­си­мой Бе­ла­ру­си На­ци­о­наль­но­го пла­на по пра­вам че­ло­ве­ка. В его ре­а­ли­за­цию мак­си­маль­но ши­ро­ко во­вле­че­ны го­су­дар­ствен­ные ор­га­ни­за­ции и граж­дан­ское об­ще­ство.

Нас при­зы­ва­ют (то­же во­прос зву­чал) к от­мене смерт­ной каз­ни. Мы эти пред­ло­же­ния слы­шим. И не толь­ко слы­шим. Но про­тив во­ли на­ро­да, по­дав­ля­ю­щая часть ко­то­ро­го на ре­фе­рен­ду­ме вы­ска­за­лась за ее со­хра­не­ние, ни од­но го­су­дар­ство пой­ти не мо­жет. Ни од­но ци­ви­ли­зо­ван­ное ев­ро­пей­ское го­су­дар­ство.

На­пом­ню ис­то­рию: эти пре­тен­зии к пост­со­вет­ским рес­пуб­ли­кам зву­ча­ли и рань­ше. И мно­гие преж­ние пар­ла­мен­та­рии до вас на­ста­и­ва­ли, что­бы в Бе­ла­ру­си вы­ска­зал­ся на­род по по­во­ду от­ме­ны смерт­ной каз­ни. Мы как мо­ло­дое су­ве­рен­ное го­су­дар­ство при­слу­ша­лись к ва­шим со­ве­там, вы­нес­ли этот во­прос на ре­фе­рен­дум и по­лу­чи­ли ре­зуль­тат. Те­перь, что­бы от это­го от­ка­зать­ся, нуж­но вре­мя. По­это­му вы, по­жа­луй­ста, нас не то­ро­пи­те. Мы зна­ем, что это та­кое и ка­кие ва­ши тре­бо­ва­ния. И я уве­рен, что мы по­сте­пен­но при­дем к ре­ше­нию этой про­бле­мы.

Те­перь о вы­бо­рах – то­же во­прос, ко­то­рый вы здесь под­ни­ма­ли. В по­след­ние го­ды у нас раз­ви­ва­ет­ся до­ста­точ­но кон­струк­тив­ный диа­лог с БДИПЧ ОБСЕ. Для ана­ли­за рекомендаций Бю­ро, дан­ных по ито­гам про­шед­ших пре­зи­дент­ских и пар­ла­мент­ских вы­бо­ров, со­зда­на спе­ци­аль­ная меж­ве­дом­ствен­ная экс­перт­ная груп­па. Ее на­ра­бот­ки бу­дут ис­поль­зо­ва­ны при даль­ней­шем со­вер­шен­ство­ва­нии из­би­ра­тель­но­го за­ко­но­да­тель­ства и прак­ти­ки его при­ме­не­ния. Эту ра­бо­ту мы на­ме­ре­ны про­во­дить по­сте­пен­но, вдум­чи­во, без спеш­ки и ша­ра­ха­ний.

Хо­чу под­черк­нуть, ува­жа­е­мые дру­зья: здесь не долж­но быть ни­ка­ких двой­ных стан­дар­тов, ко­гда тот же БДИПЧ тре­бу­ет от од­но­го го­су­дар­ства од­но, а от дру­го­го го­су­дар­ства не тре­бу­ет ни­че­го во­об­ще. Двой­ных или трой­ных стан­дар­тов быть не долж­но!

Пост­со­вет­ские рес­пуб­ли­ки, нас­коль­ко я пом­ню, об­ра­ти­лись в ОБСЕ: да­вай­те во­об­ще, пер­вое, при­мем Устав ОБСЕ. Уди­ви­тель­но, ува­жа­е­мая ор­га­ни­за­ция се­год­ня не име­ет сво­е­го Уста­ва. И, во-вто­рых, коль речь идет о вы­бор­ных про­цес­сах и они наи­бо­лее ост­рые, и вы­зы­ва­ют со­мне­ния в ев­ро­пей­ских го­су­дар­ствах, да­вай­те вы­ра­бо­та­ем пе­ре­чень тре­бо­ва­ний по вы­бор­но­му про­цес­су и по этим тре­бо­ва­ни­ям бу­дем предъ­яв­лять пре­тен­зии или одоб­рять тот или иной вы­бор­ный про­цесс. Но по­ка у нас и это­го нет. И от­дель­ные пред­ста­ви­те­ли, ко­то­рые к нам при­ез­жа­ют, и на по­след­них вы­бо­рах их бы­ло бо­лее ше­сти­сот, все трак­ту­ют по-сво­е­му вы­бор­ный про­цесс, и от­сю­да тре­бо­ва­ния раз­лич­ные. По­это­му нам по­ра при­нять устав­ные до­ку­мен­ты, ос­но­во­по­ла­га­ю­щие до­ку­мен­ты функ­ци­о­ни­ро­ва­ния на­шей ор­га­ни­за­ции.

Мы го­то­вы учить­ся и учим­ся, в том чис­ле у вас. Но без окри­ков и по­ну­ка­ний! Мы от­кры­ты для диа­ло­га, мы пе­ре­ни­ма­ем ваш за­ру­беж­ный опыт.

Уве­рен, вас не на­до убеж­дать в том, что в на­шей стране нема­ло сде­ла­но для на­ро­да. И я счаст­лив, что вы все при­е­ха­ли к нам в Бе­ла­русь. Тот, кто во­об­ще толь­ко что-то слы­шал о Бе­ла­ру­си, ко­му кто-то что-то рас­ска­зы­вал, кто-то чи­тал о Бе­ла­ру­си, мо­жет, кто-то был здесь. Хо­ро­шо, что вы все по­бы­ва­е­те здесь и сво­и­ми гла­за­ми уви­ди­те то, что про­ис­хо­дит на этом клоч­ке зем­ли.

А этот кло­чок зем­ли, меж­ду про­чим, гео­гра­фи­че­ский центр на­шей ма­туш­киЕв­ро­пы. Это мост, как гос­по­жа Мут­то­нен вы­ра­зи­лась, меж­ду Во­сто­ком и За­па­дом. Это ме­сто для ре­ше­ния зло­бо­днев­ных во­про­сов. А Бе­ла­русь се­год­ня есть и бу­дет все­гда до­но­ром на­шей ре­ги­о­наль­ной, а воз­мож­но, и ми­ро­вой без­опас­но­сти. Это мы вам га­ран­ти­ру­ем.

В на­сто­я­щее вре­мя у нас ре­ше­на про­бле­ма бед­но­сти, со­хра­ня­ют­ся вы­со­кий уро­вень со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния граж­дан, ми­ни­маль­ный раз­рыв в до­хо­дах раз­лич­ных сло­ев на­се­ле­ния. Каж­до­му га­ран­ти­ро­ва­но пра­во на по­лу­че­ние об­ра­зо­ва­ния, по до­ступ­но­сти ко­то­ро­го Бе­ла­русь не усту­па­ет са­мым вы­со­ко­раз­ви­тым стра­нам. За­ме­чу, са­мый вы­со­кий уро­вень об­ра­зо­ва­ния у нас для граж­дан бес­пла­тен. На­ше го­су­дар­ство во­шло в чис­ло ми­ро­вых ли­де­ров по уров­ню раз­ви­тия здра­во­охра­не­ния и ме­ди­ци­ны. Каж­дый граж­да­нин, неза­ви­си­мо от до­стат­ка, име­ет воз­мож­ность бесплатно по­лу­чить лю­бой вид ме­ди­цин­ской по­мо­щи, в том чис­ле са­мой вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ной.

Ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся и ме­дий­ное про­стран­ство Бе­ла­ру­си, на ко­то­ром при­сут­ству­ют сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции раз­ных форм соб­ствен­но­сти и по­ли­ти­че­ских взгля­дов. Смею за­ме­тить, что у нас в Бе­ла­ру­си транс­ли­ру­ют­ся все ка­на­лы – ми­ро­вые и ев­ро­пей­ские. «Ев­ро­ньюс» у

нас смот­рит каж­дый граж­да­нин. Все круп­ные ка­на­лы Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции пол­но­стью транс­ли­ру­ют­ся в Бе­ла­ру­си. Яко­бы име­ю­щее ме­сто ущем­ле­ние сво­бо­ды СМИ в на­шей стране – это кли­ше из ар­се­на­ла про­шло­го. В век ин­тер­не­та это во­об­ще ли­ше­но вся­ко­го смыс­ла. А в развитии ин­тер­не­та и его до­ступ­но­сти вы нас ни­ко­гда не упрек­не­те.

Со СМИ у нас про­блем нет, я еще раз под­чер­ки­ваю. Тот, кто хо­чет знать о том, что про­ис­хо­дит в ми­ре, зна­ет.

Для даль­ней­ше­го ци­ви­ли­зо­ван­но­го раз­ви­тия го­су­дар­ства бе­ло­ру­сам нуж­но толь­ко од­но – ста­биль­ность.

Эко­но­ми­ка яв­ля­ет­ся ос­но­вой успеш­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния лю­бо­го го­су­дар­ства. И со­вре­мен­ная Бе­ла­русь – это экс­порт­но ори­ен­ти­ро­ван­ная стра­на, из­вест­ная сво­и­ми про­мыш­лен­но­стью, сек­то­ром услуг и сель­ским хозяйством. В ко­рот­кие сро­ки ре­шен во­прос соб­ствен­ной про­до­воль­ствен­ной без­опас­но­сти, вы­стро­е­на си­сте­ма про­из­вод­ства, поз­во­лив­шая нам за­нять до­стой­ное ме­сто сре­ди экс­пор­те­ров про­дук­тов пи­та­ния на ми­ро­вом рын­ке.

Вы­хо­дом на но­вый тех­но­ло­ги­че­ский уро­вень ста­нет за­пуск Бе­ло­рус­ской атомной элек­тро­стан­ции, что нема­ло­важ­но и для по­вы­ше­ния энер­ге­ти­че­ской неза­ви­си­мо­сти го­су­дар­ства. Я не пла­ни­ро­вал по­дроб­но оста­нав­ли­вать­ся на те­ме Бе­ло­рус­ской АЭС. Но в од­ном из про­ек­тов ре­ше­ний, пред­став­лен­ных на ва­ше рас­смот­ре­ние, пред­ла­га­лось вы­ска­зать «глу­бо­кую обес­по­ко­ен­ность» тем, как мы стро­им атом­ную элек­тро­стан­цию. Бла­го, что ра­зум вос­тор­же­ство­вал и дан­ное ре­ше­ние не бы­ло одоб­ре­но. Но я хо­тел здесь за­дать один во­прос тем, кто под­ни­ма­ет эту те­му: мы что, един­ствен­ная стра­на, ко­то­рая стро­ит атом­ную элек­тро­стан­цию? Нет. Мы что, об­ла­да­ем де­сят­ка­ми энер­ге­ти­че­ских атом­ных блоков? Нет!

И во­об­ще, я по­ни­маю, Ли­тов­ская Рес­пуб­ли­ка ча­сто под­ни­ма­ет этот во­прос. Я это нор­маль­но вос­при­ни­маю. И не­дав­но ли­тов­цам пред­ло­жил: слу­шай­те, ну сколь­ко мы бу­дем ссо­рить­ся из-за этой стан­ции, да­вай­те ее вме­сте по­стро­им и бу­дем экс­плу­а­ти­ро­вать как бе­ло­рус­ско­ли­тов­скую стан­цию. Что­бы она обес­пе­чи­ва­ла элек­тро­энер­ги­ей и Бе­ла­русь, и Лит­ву. Ес­ли нуж­но – Лат­вию, Эсто­нию, Поль­шу и дру­гие го­су­дар­ства. Это же са­мый де­ше­вый вид элек­три­че­ской энер­гии.

Мы стро­им са­мую без­опас­ную элек­тро­стан­цию. Та­ких блоков стро­ит­ся по все­му ми­ру мно­же­ство. Я знаю, до­го­во­рен­ность есть о про­дол­же­нии стро­и­тель­ства в ев­ро­пей­ских стра­нах, в том чис­ле в Бол­га­рии. Еги­пет по­тре­бо­вал стро­и­тель­ства от Рос­сии та­кой стан­ции. В дру­гих стра­нах они стро­ят­ся.

Мы счи­та­ем, что этот во­прос по­ли­ти­зи­ро­ван. Да­вай­те ся­дем вме­сте, раз­бе­рем­ся как сле­ду­ет и сни­мем этот во­прос, не бу­дем сме­шить весь мир. Нам, Лит­ве и Бе­ла­ру­си, нуж­на эта стан­ция. И по­том, в Лит­ве дол­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ла Иг­на­лин­ская стан­ция, про­цесс вы­во­да ко­то­рой из обо­ро­та про­дол­жа­ет­ся. Но мы же ни­ко­гда не под­ни­ма­ли во­прос о том, что она опас­на. Хо­тя мы от этой ста­рой стан­ции по­лу­ча­ли мно­го нега­тив­ных про­цес­сов. Во­ду для охла­жде­ния эта стан­ция по­лу­ча­ла из Бе­ла­ру­си. И сброс от­ра­бо­тан­ной во­ды шел так­же в Бе­ла­русь. Мы по­ни­ма­ли: на­до вре­мя для то­го, что­бы ре­шить этот во­прос. По­ни­ма­ем и сей­час.

По­это­му я га­ран­ти­рую вам, ев­ро­пей­цам: мы по­стро­им са­мую без­опас­ную стан­цию. У нас в чер­но­быль­ской рес­пуб­ли­ке, по­сле ка­та­стро­фы в Чер­но­бы­ле не так про­сто бы­ло при­нять это ре­ше­ние. И мы по­ни­ма­ем се­год­ня, что глав­ный во­прос – во­прос без­опас­но­сти. То, что вол­ну­ет и всех ев­ро­пей­цев, и на­ших со­се­дей. Пря­мо ска­жу: мы на­ме­ре­ны за­вер­шить стро­и­тель­ство этой стан­ции в срок с неукос­ни­тель­ным со­блю­де­ни­ем норм и стан­дар­тов, преж­де все­го МАГАТЭ. Ес­ли кто-то не зна­ет, я ин­фор­ми­рую вас, что по­сле за­кры­тия Иг­на­лин­ской стан­ции в Лит­ве мы при­гла­си­ли граж­дан Лит­вы, всех, кто мо­жет и кто же­ла­ет, ра­бо­тать на эту но­вую стан­цию. Тем бо­лее она неда­ле­ко рас­по­ло­же­на. И мно­гие ли­тов­цы, спе­ци­а­ли­сты, атом­щи­ки, при­е­ха­ли к нам ра­бо­тать.

Бе­ла­русь все­гда бы­ла при­ме­ром ми­ро­лю­бия и то­ле­рант­но­сти. Се­год­ня на­ша стра­на все боль­ше вос­при­ни­ма­ет­ся как

«полюс ста­биль­но­сти» в Ев­ро­пей­ском ре­ги­оне, и этот фак­тор бу­дет толь­ко воз­рас­тать. Минск стал при­знан­ной пе­ре­го­вор­ной пло­щад­кой по уре­гу­ли­ро­ва­нию кри­зи­са у на­шей со­сед­ки, в на­шей брат­ской Укра­ине. Все­це­ло мы под­дер­жи­ва­ем де­я­тель­ность Трех­сто­рон­ней кон­такт­ной груп­пы и Спе­ци­аль­ной мо­ни­то­рин­го­вой мис­сии ОБСЕ в Укра­ине. Мы и да­лее бу­дем де­лать все необ­хо­ди­мое, что­бы в этом го­су­дар­стве насту­пил мир. Мы бу­дем обя­за­тель­но дей­ство­вать в рам­ках до­го­во­рен­но­стей, преж­де все­го Рос­сии и Укра­и­ны, по этим про­бле­мам. Мы ни в ко­ем слу­чае не со­би­ра­ем­ся бе­жать впе­ре­ди. Мы обя­за­тель­но бу­дем ис­пол­нять то, о чем до­го­ва­ри­ва­ют­ся кон­флик­ту­ю­щие сто­ро­ны и го­су­дар­ства, ко­то­рые яв­ля­ют­ся до­но­ра­ми ста­биль­но­сти в укра­ин­ском го­су­дар­стве.

Мы все­гда счи­та­ли и счи­та­ем прин­ци­пи­аль­но важ­ным ак­тив­но участ­во­вать в ра­бо­те ОБСЕ. Убеж­ден, что пло­щад­ка ОБСЕ мо­жет быть ис­поль­зо­ва­на для на­ла­жи­ва­ния диа­ло­га меж­ду раз­лич­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми ин­те­гра­ци­он­ны­ми объ­еди­не­ни­я­ми, в первую оче­редь меж­ду Ев­ро­пей­ским со­ю­зом и Евразий­ским эко­но­ми­че­ским со­ю­зом. А так­же меж­ду Ев­ро­пей­ским со­ю­зом, Евразий­ским эко­но­ми­че­ским со­ю­зом и Шан­хай­ской ор­га­ни­за­ци­ей со­труд­ни­че­ства, ко­то­рая все боль­ше на­би­ра­ет вес.

ОБСЕ в чис­ле при­о­ри­те­тов опре­де­ли­ла те­ма­ти­ку эко­но­ми­че­ской вза­и­мо­свя­зан­но­сти, со­пря­жен­но­сти эко­но­мик. Мы осо­бо за­ин­те­ре­со­ва­ны в та­ком сбли­же­нии и на­зы­ва­ем его «ин­те­гра­ция ин­те­гра­ций». Бе­ла­русь вы­сту­па­ет за по­стро­е­ние спра­вед­ли­вой, пред­ска­зу­е­мой и на­деж­ной тор­го­во-эко­но­ми­че­ской ар­хи­тек­ту­ры в Ев­ро­пе и в це­лом на ев­ро­ат­лан­ти­че­ском про­стран­стве.

Па­ра­док­саль­но, но все­об­щий за­прос на эко­но­ми­че­скую ин­те­гра­цию непо­сти­жи­мым об­ра­зом со­че­та­ет­ся с но­вы­ми про­яв­ле­ни­я­ми раз­ме­же­ва­ния, огра­ни­че­ни­я­ми в тор­гов­ле и санк­ци­я­ми. Си­ту­а­ция се­год­ня на всем про­стран­стве ОБСЕ ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пер­ма­нент­ным столк­но­ве­ни­ем ин­те­ре­сов. Су­ще­ству­ет де­фи­цит по­ни­ма­ния друг друга по са­мо­му ши­ро­ко­му кру­гу клю­че­вых во­про­сов. На на­ших гла­зах вновь воз­ни­ка­ют гео­по­ли­ти­че­ские раз­ло­мы. Обо­ст­ря­ют­ся или тле­ют за­мо­ро­жен­ные кон­флик­ты, о ко­то­рых я го­во­рил. Яв­но или скры­то рас­тет на­пря­жен­ность в во­ен­ной сфе­ре, сно­ва уве­ли­чи­ва­ют­ся рас­хо­ды на ее со­дер­жа­ние.

К со­жа­ле­нию, не уда­ет­ся най­ти об­щие под­хо­ды и кон­со­ли­ди­ро­вать уси­лия в

борь­бе с тер­ро­риз­мом, некон­тро­ли­ру­е­мой ми­гра­ци­ей и ки­бер­пре­ступ­но­стью.

Ду­маю, не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что со вре­ме­ни окон­ча­ния хо­лод­ной вой­ны ев­ро­пей­ская ар­хи­тек­ту­ра без­опас­но­сти еще не пе­ре­жи­ва­ла столь се­рьез­но­го си­стем­но­го кри­зи­са. Бо­лее то­го, от­сут­ству­ют ви­ди­мые при­зна­ки го­тов­но­сти к по­ис­ку ком­про­мис­сов.

Оче­вид­на необ­хо­ди­мость об­нов­ле­ния об­ще­ев­ро­пей­ско­го диа­ло­га по укреп­ле­нию мер до­ве­рия, без­опас­но­сти, со­труд­ни­че­ства. При этом сле­ду­ет учесть огром­ный по­зи­тив­ный опыт Хель­синк­ско­го про­цес­са 1970-х го­дов, сви­де­тель­ству­ю­щий, что дей­ство­вать на­до на упре­жде­ние, а не при­ни­мать ре­ше­ния пост­фак­тум.

Все это за­став­ля­ет го­во­рить об ак­ту­аль­но­сти идеи за­пус­ка но­во­го Хель­синк­ско­го про­цес­са, то есть ши­ро­ко­го диа­ло­га, на­прав­лен­но­го на пре­одо­ле­ние су­ще­ству­ю­щих про­ти­во­ре­чий во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду го­су­дар­ства­ми на на­шем об­щем про­стран­стве – в Ев­роАт­лан­ти­ке и Евра­зии.

В кон­це про­шло­го го­да я уже вы­дви­гал идею но­во­го пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са, ана­ло­гич­но­го «Хель­син­ки». При этом, го­во­ря о столь мас­штаб­ном со­бы­тии в се­го­дняш­них усло­ви­ях, на­до, что на­зы­ва­ет­ся, дер­жать в уме рас­ши­ре­ние его формата. Воз­мож­но, за счет под­клю­че­ния но­вых участ­ни­ков. Здесь я в первую оче­редь имею в ви­ду Ки­тай­скую На­род­ную Рес­пуб­ли­ку.

Ве­ро­ят­но, кто-то счи­та­ет, что на дан­ный мо­мент это труд­но­до­сти­жи­мо: уж слиш­ком раз­нят­ся по­зи­ции сто­рон. Од­на­ко, мо­жет быть, свое сло­во в поль­зу идеи но­во­го «Хель­син­ки» ска­жут дру­гие, ме­нее круп­ные го­су­дар­ства –и с За­па­да, и с Во­сто­ка. Счи­таю, что ра­бо­ту по про­дви­же­нию та­ко­го формата, его кон­цеп­ту­а­ли­за­ции и ор­га­ни­за­ции пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са сле­ду­ет ве­сти толь­ко сов­мест­но. Пред­ла­га­ем на­чать в рам­ках ОБСЕ дис­кус­сию о необ­хо­ди­мо­сти ор­га­ни­за­ции но­во­го Хель­синк­ско­го про­цес­са.

В ко­неч­ном ито­ге та­кой про­цесс со­дей­ство­вал бы за­клю­че­нию ве­ду­щи­ми ми­ро­вы­ми дер­жа­ва­ми неко­е­го гло­баль­но­го до­ку­мен­та. Он по­ста­вил бы жир­ную точ­ку в дав­но за­вер­шив­шей­ся хо­лод­ной войне, ис­клю­чив воз­мож­ность ее воз­об­нов­ле­ния и пе­ре­рас­та­ния в бо­лее тра­ги­че­скую фор­му. Обо­зна­чил бы стра­те­ги­че­ское ви­де­ние но­вых кон­струк­тив­ных от­но­ше­ний в ре­ги­оне ОБСЕ.

Мы по­ни­ма­ем, что сфор­му­ли­ро­вать уже сей­час при­ем­ле­мую для всех сто­рон мо­дель та­ко­го услов­но­го «Хель­син­ки-2» непро­сто. По­это­му сна­ча­ла важ­но опре­де­лить об­щие, устра­и­ва­ю­щие всех прин­ци­пы и це­ли, на­прав­лен­ные на укреп­ле­ние до­ве­рия как ми­ни­мум в по­ли­ти­че­ской и во­ен­ной сфе­рах.

В их чис­ле мо­жет быть объ­еди­не­ние уси­лий в борь­бе с тер­ро­риз­мом, сни­же­ние на­пря­жен­но­сти и предот­вра­ще­ние во­ен­ной эс­ка­ла­ции, ко­ор­ди­на­ция дей­ствий по ре­гу­ли­ро­ва­нию ми­гра­ци­он­ных про­цес­сов, а так­же обес­пе­че­ние ки­бер­без­опас­но­сти. Сло­вом, мы долж­ны от­ре­а­ги­ро­вать на вы­зо­вы со­вре­мен­но­сти.

Се­год­ня важ­но пре­кра­тить гео­по­ли­ти­че­ское со­пер­ни­че­ство в ре­ги­оне, от­ка­зать­ся от со­зда­ния «сфер вли­я­ния» и на­вя­зы­ва­ния го­су­дар­ствам опре­де­лен­ной мо­де­ли об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ско­го устрой­ства. Всем нуж­ны со­пря­же­ние ин­те­гра­ци­он­ных про­цес­сов, ис­клю­чи­тель­но мир­ное уре­гу­ли­ро­ва­ние спо­ров.

В этот про­цесс мог­ли бы влить­ся об­щие на­ра­бот­ки в рам­ках пред­ше­ству­ю­щих и ны­неш­них ини­ци­а­тив.

Ес­ли это бу­дет под­дер­жа­но, то уже в сле­ду­ю­щем го­ду мож­но бы­ло бы объ­явить о про­ве­де­нии, ска­жем, в 2020 го­ду на пло­щад­ке ОБСЕ рас­ши­рен­но­го со­ве­ща­ния в рам­ках но­во­го Хель­синк­ско­го про­цес­са и на­чать под­го­тов­ку к ито­го­во­му сам­ми­ту.

Мы вы­сту­па­ем за со­зда­ние груп­пы еди­но­мыш­лен­ни­ков для про­дви­же­ния дан­ной идеи и на­ме­ре­ны ис­поль­зо­вать для про­ве­де­ния этой ра­бо­ты на­ря­ду с ОБСЕ и дру­гие меж­ду­на­род­ные пло­щад­ки.

С уче­том на­ше­го опы­та, и ес­ли это бу­дет необ­хо­ди­мо и бу­дет ва­ше одоб­ре­ние, мы го­то­вы стать стар­то­вой пло­щад­кой для на­ча­ла это­го про­цес­са. Хо­тя по­ни­ма­ем, что во­про­сы ме­ста, вре­ме­ни яв­ля­ют­ся осо­бой те­мой, тре­бу­ю­щей от­дель­но­го об­суж­де­ния.

Я этот во­прос, толь­ко что обо­зна­чен­ный, хо­тел бы свя­зать еще с од­ним се­рьез­ней­шим недо­стат­ком на­шей ра­бо­ты. Раз­ве это нор­маль­но, ко­гда Ев­ро­па ста­ла сре­до­то­чи­ем всех про­блем? Гла­вы го­су­дарств ОБСЕ это­го не за­ме­ча­ют. И не для ле­сти вам ска­жу: вы про­сто мо­лод­цы, как я вна­ча­ле ска­зал, вы – един­ствен­ный ор­ган, ко­то­рый се­год­ня ра­бо­та­ет в рам­ках ОБСЕ. Не про­во­ди­ли бы де­пу­та­ты свои пар­ла­мент­ские сес­сии ОБСЕ, на­вер­ное, все бы и за­бы­ли, что су­ще­ству­ет та­кая ор­га­ни­за­ция.

Я гос­по­же Мут­то­нен ска­зал: по­ра бы де­пу­та­там под­толк­нуть нас, глав го­су­дарств, что­бы мы на­ко­нец-то со­бра­лись (по-мо­е­му, мы в последний раз в Сток­голь­ме со­би­ра­лись) и об­су­ди­ли жи­во­тре­пе­щу­щие про­бле­мы, ко­то­рые се­год­ня на­ко­пи­лись в Ев­ро­пе. Ведь на­ро­ды нам до­ве­ри­ли ре­шать глав­ные про­бле­мы, а мы, как стра­ус в пе­сок, спря­та­ли го­ло­вы и де­ла­ем вид, что ни­че­го не про­ис­хо­дит.

На­до при­ни­мать се­рьез­ные ре­ше­ния. И од­но из на­прав­ле­ний на­ших дей­ствий – «Хель­син­ки-2», о ко­то­ром я толь­ко что го­во­рил. Я уве­рен, что в рам­ках 26-й Пар­ла­мент­ской ас­сам­блеи ОБСЕ бу­дут вы­дви­ну­ты и дру­гие ак­ту­аль­ней­шие про­бле­мы. Я уже го­во­рил: они во­пи­ют, они на по­верх­но­сти, их нуж­но ре­шать. Ува­жа­е­мое вы­со­кое со­бра­ние! Как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, пар­ла­мен­та­рии бо­лее гиб­ки в при­ня­тии ре­ше­ний и не огра­ни­че­ны рам­ка­ми, в ко­то­рых на­хо­дят­ся пред­ста­ви­те­ли, к при­ме­ру, ис­пол­ни­тель­ной вла­сти.

Меж­пар­ла­мент­ские кон­так­ты яв­ля­ют­ся той пи­та­тель­ной сре­дой, где за­ча­стую вы­зре­ва­ют важ­ные кон­струк­тив­ные ре­ше­ния, поз­во­ля­ю­щие пре­одо­ле­вать меж­го­су­дар­ствен­ные раз­но­гла­сия и про­ти­во­ре­чия.

По­это­му бе­ло­рус­ская сторона пред­при­ня­ла все воз­мож­ное для успеш­но­го про­ве­де­ния сес­сии и мак­си­маль­но ком­форт­но­го пре­бы­ва­ния всех ее участ­ни­ков на Бе­ло­рус­ской зем­ле.

Встре­ча­лись толь­ко что с гос­по­жой Мут­то­нен… Она очень пра­виль­но ска­за­ла, что для ре­ше­ния от­дель­ных во­про­сов нуж­но вре­мя. Пра­виль­но. Толь­ко я ей за­ме­тил, и она со­гла­си­лась: вре­ме­ни у нас оста­лось со­всем немно­го, жизнь из­ме­ни­лась, жизнь не та, что бы­ла в кон­це да­же про­шло­го ве­ка, все спрес­со­ва­но. По­это­му вре­мя на­до, но на­до по­ни­мать, что его по­чти не оста­лось для ре­ше­ния очень важ­ных про­блем для Ев­ро­пей­ско­го кон­ти­нен­та.

И еще. Я как вчерашний пар­ла­мен­та­рий, ваш кол­ле­га, по­ни­маю, что глав­ное для пар­ла­мен­та­ри­ев – это об­суж­дать, это раз­го­ва­ри­вать, это об­щать­ся. Вот это мы се­год­ня хо­ро­шо осво­и­ли. Мы под­ни­ма­ем во­про­сы, мы де­ба­ти­ру­ем, мы об­ща­ем­ся, мы рас­суж­да­ем. А что по­том? А ни­че­го. Дей­ствий нет! По­это­му, об­суж­дая про­бле­мы, на­до на­ме­чать план дей­ствий с уче­том то­го, что вре­ме­ни для этих дей­ствий оста­лось в об­рез.

И я на­де­юсь, вы ис­поль­зу­е­те эту воз­мож­ность, что­бы под­толк­нуть ре­ше­ние этих про­цес­сов.

Я уве­рен, что, по­бы­вав в Бе­ла­ру­си, вы раз­ру­ши­те не­ко­то­рые усто­яв­ши­е­ся сте­рео­ти­пы, а мо­жет быть, и за­но­во от­кро­е­те эту часть об­ще­ев­ро­пей­ско­го до­ма, на­ше­го с ва­ми об­ще­го до­ма.

Уве­рен, се­го­дняш­няя встреча при­даст се­рьез­ней­ший им­пульс ре­а­ли­за­ции по­тен­ци­а­ла пар­ла­мент­ско­го ком­по­нен­та ОБСЕ. Ува­жа­е­мые дру­зья! Я, мо­жет быть, несколь­ко неди­пло­ма­тич­но и очень ост­ро об­на­жил не­ко­то­рые про­бле­мы, сто­я­щие пе­ред на­ми. Но где это сде­лать, ес­ли не на пар­ла­мент­ском со­бра­нии, ес­ли не пе­ред де­пу­та­та­ми, ко­то­рые ни­ко­гда не бу­дут за­мал­чи­вать эти про­бле­мы, бу­дут их об­суж­дать и, ес­ли на­до, бу­дут дей­ство­вать? По­это­му я и ис­поль­зо­вал эту три­бу­ну для то­го, что­бы обост­рить те про­бле­мы и те во­про­сы, ко­то­рые толь­ко ле­жат на по­верх­но­сти. Есть бо­лее глу­бо­кие про­бле­мы, от ре­ше­ния ко­то­рых нам, ува­жа­е­мые дру­зья, ев­ро­пей­цам, ни­ку­да не уй­ти.

Я хо­тел бы по­же­лать всем вам, участ­ни­кам фо­ру­ма, ре­зуль­та­тив­ной ра­бо­ты и успе­хов в ре­ше­нии важ­ных за­дач на бла­го на­ро­дов на­ших стран.

Бла­го­да­рю вас за вни­ма­ние. Минск. 5 июля 2017 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.