СИ­ЛА МЫС­ЛИ Еле­ны Зай­це­вой

Го­мель­чан­ка, ко­то­рая не по­на­слыш­ке зна­ет, что та­кое рак, взя­лась по­мо­гать он­ко­па­ци­ен­там

Gomelskaya Pravda - - ЛИЧНОСТЬ - На­та­лья ПРИГОДИЧ

СА­МА СЕ­БЕ ПСИ­ХО­ЛОГ

Ис­те­ри­ка, па­ни­ка, упа­док сил, злость, оби­да, мыс­ли о за­ве­ща­нии — не свой­ствен­ные рань­ше ощу­ще­ния до­ве­лось пе­ре­жить ей все­го за од­ну неде­лю: с мо­мен­та, ко­гда узна­ла о страш­ном ди­а­гно­зе, и до опе­ра­ции.

— У мно­гих людей бы­ва­ет сту­пор, уход в се­бя, чув­ство ви­ны, а я вдруг по­чув­ство­ва­ла агрес­сию. Она бы­ла на­прав­ле­на не на ко­го-то кон­крет­но, а ис­клю­чи­тель­но на борь­бу за жизнь. Мне эта бо­лезнь да­ла столь­ко сил, столь­ко от­кры­тий! — го­во­рит Еле­на и при­во­дит вы­ска­зы­ва­ние Али­сы Фрейнд­лих: “Един­ствен­ная моя ошибка в том, что три чет­вер­ти жиз­ни я ду­ма­ла: все еще впе­ре­ди”.

До это­го пе­ре­лом­но­го мо­мен­та в сво­ей жиз­ни Еле­на бы­ла уве­ре­на, что счаст­ли­вой успе­ет стать зав­тра. А тут вдруг от­чет­ли­во по­ня­ла: вот же оно — вре­мя! Нуж­но уже сей­час де­лать все, что на­ме­че­но. Ко­неч­но же, во мно­гом в этой слож­ной си­ту­а­ции ей по­мо­га­ет зна­ние пси­хо­ло­гии.

В он­ко­дис­пан­сер на опе­ра­цию Еле­на шла со сво­и­ми ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми те­ра­пев­ти­че­ски­ми ме­то­ди­ка­ми. Взя­ла с со­бой но­ут­бук, ка­ран­да­ши, на­уш­ни­ки, кни­ги, филь­мы. За­ни­ма­лась арт-те­ра­пи­ей и слу­ша­лась вра­ча бес­пре­ко­слов­но. У дру­зей про­си­ла, что­бы в боль­ни­цу ей при­но­си­ли ис­клю­чи­тель­но по­зи­тив­ные ве­щи: “Ин­тер­нов”, на­при­мер, или про Ма­шень­ку. С удо­воль­стви­ем смот­ре­ла фильм “Си­ла мыс­ли” о ви­зу­а­ли­за­ции фан­та­зий: толь­ко на­чи­на­ешь о чем- то ду­мать, как это обя­за­тель­но ста­но­вит­ся ре­аль­но­стью.

— Прав­да, сце­на­ри­сты не учли са­мо­го глав­но­го. Меч­тая, нуж­но еще и де­лать что-то для то­го, что­бы это ре­а­ли­зо­ва­лось, — улы­ба­ет­ся Еле­на. — Но все рав­но фильм на­стро­ил ме­ня на то, что пло­хие мыс­ли сле­ду­ет пре­се­кать, да и во­об­ще по жиз­ни не сто­ит за­цик­ли­вать­ся на нега­ти­ве.

В боль­ни­це она слу­ша­ла по­зи­тив­ную му­зы­ку. Со­вер­шен­но не умея ри­со­вать, вы­во­ди­ла на бу­ма­ге ка­ра­ку­ли те­ми цве­та­ми, ко­то­ры­ми хо­те­лось, а по­том че­рез 5 — 6 дней ана­ли­зи­ро­ва­ла свое со­сто­я­ние по цве­то­вой гам­ме. От осо­зна­ния, что мно­гое за­ви­сит от нее са­мой, со­сто­я­ние за­мет­но улуч­ши­лось. Она сно­ва по­чув­ство­ва­ла в се­бе си­лы, энер­гию и же­ла­ние жить ак­тив­но и на­сы­щен­но. Да­же ста­ла хо­дить по па­ла­там, зна­ко­мить­ся с людь­ми, рас­ска­зы­вать им анек­до­ты, по­ка­зы­вать мультфильмы, под­дер­жи­вать и обод­рять…

ЭМО­ЦИ­О­НАЛЬ­НАЯ ПОД­ДЕРЖ­КА И ФО­ТО­СЕС­СИЯ

Так сло­жи­лось, что сво­ей се­мьи у Еле­ны нет. Нет и ро­ди­тель­ско­го до­ма, где мог­ли бы под­дер­жать в труд­ный для нее мо­мент. Ро­ди­те­ли раз­ве­лись, ко­гда она бы­ла ре­бен­ком, и ей при­шлось несколь­ко лет про­жить в ин­тер­на­те.

— Есть сест­ра по ма­те­ри, ко­то­рая жи­вет в Го­ме­ле. Сей­час мы с ней очень сбли­зи­лись, — рас­ска­зы­ва­ет Еле­на. — Ко­гда я узна­ла о сво­ем ди­а­гно­зе, разыс­ка­ла в Из­ра­и­ле двух сво­их се­стер по от­цу. Од­на из них ска­за­ла, что хо­чет по­зво­нить мне в ре­ани­ма­цию. За пол­ча­са до опе­ра­ции я по­до­шла к сест­рин­ско­му по­сту в сво­ем от­де­ле­нии, что­бы узнать но­мер те­ле­фо­на и ото­слать его сест­ре в Из­ра­иль. По­про­си­ла у мед­се­стер: “Де­воч­ки, дай­те мне, по­жа­луй­ста, те­ле­фон ре­ани­ма­ции”. Они в от­вет: “Мы вам не спра­воч­ное бю­ро!” Я в шо­ке: мне пред­сто­ит опе­ра­ция, а тут та­кое без­раз­ли­чие, это про­сто убивает! Го­во­рю: “Не­уже­ли у вас нет спис­ка те­ле­фо­нов по все­му диспансеру?” Сно­ва пре­не­бре­жи­тель­ный от­вет.

Ме­ня это так воз­му­ти­ло! Я же не тре­бую че­го-то за­пре­дель­но­го. Бы­ло ощу­ще­ние, буд­то они ме­ня уже тру­пом счи­та­ют, вы­черк­ну­ли изо всех спис­ков и де­ла­ют вид, что ме­ня нет. И тут “Оста­па по­нес­ло”. Я вы­стро­и­ла их по пол­ной про­грам­ме: “Где ва­ше про­фес­си­о­наль­ное от­но­ше­ние к лю­дям? Вы хоть по­ни­ма­е­те, с ка­кой ка­те­го­ри­ей па­ци­ен­тов ра­бо­та­е­те?” Сло­вом, на­шла нуж­ные сло­ва, про­чла им лек­цию, но уже в до­воль­но агрес­сив­ном и по­учи­тель­ном тоне. Они сто­я­ли на ко­ри­до­ре по стой­ке смир­но. Я по­тре­бо­ва­ла по­звать сво­е­го ле­ча­ще­го вра­ча. Он при­шел, спро­сил, что слу­чи­лось, под­дер­жал ме­ня, ска­зал мед­сест­рам, что их по де­лу от­чи­та­ли.

В ито­ге од­на из них ска­за­ла лас­ко­во: “Пой­дем­те, я вас про­во­жу”. А мне боль­ше ни­че­го и не на­до — те­п­лый взгляд и спо­кой­ный за­бот­ли­вый тон. Ведь я ис­пы­ты­ва­ла в тот мо­мент неосо­знан­ный страх. В опе­ра­ци­он­ной хи­рур­ги­че­ская мед­сест­ра по­ло­жи­ла мне ру­ки на пле­чи и про­ве­ла от это­го стра­ха к успо­ко­е­нию, до­ве­рию и ком­фор­ту: “Не вол­нуй­тесь, рас­слабь­тесь, все бу­дет хо­ро­шо”.

Еле­на го­во­рит, что пе­ре­жить ночь в ре­ани­ма­ции ей по­мог­ли звон­ки из Из­ра­и­ля. Мед­сест­ра три­жды под­хо­ди­ла к Елене, что­бы пе­ре­дать сло­ва люб­ви, ко­то­рые по­сы­ла­ла ей сест­ра.

— По боль­шо­му сче­ту мы с этой сест­рой ви­де­лись толь­ко два ра­за в жиз­ни, но она бы­ла един­ствен­ным че­ло­ве­ком в ми­ре, ко­то­рый ока­зал мне ре­аль­ную эмо­ци­о­наль­ную под­держ­ку на та­ком силь­ном энер­ге­ти­че­ском уровне. Толь­ко бла­го­да­ря ей и мед­сест­ре, ко­то­рая смог­ла пе­ре­дать каж­дое сло­во люб­ви, я смог­ла пе­ре­жить ту ночь.

По­сле опе­ра­ции Еле­на не зна­ла, что с ней бу­дет даль­ше. Но точ­но зна­ла: бу­дет бо­роть­ся за свою жизнь все­ми воз­мож­ны­ми и невоз­мож­ны­ми ме­то­да­ми. По­ду­ма­ла, а что ес­ли из-за бо­лез­ни на­все­гда уй­дут кра­со­та и здо­ро­вье? И тут же ре­ши­ла за­пе­чат­леть се­бя для бу­ду­щих вос­по­ми­на­ний та­кой, как до бо­лез­ни — кра­си­вой, энер­гич­ной, пол­ной сил. Фо­то­сес­сию с па­ри­ком за­ду­ма­ла не от безыс­ход­но­сти, а для из­ме­не­ния ими­джа, за­хо­те­лось вдруг от­крыть в се­бе но­вый об­раз. Го­во­рит, что фо­то­гра­фу удалось рас­крыть ее сущ­ность, та­ив­шу­ю­ся в ней где-то глу­бо­ко, про­сто не хва­та­ло вре­ме­ни для ее про­яв­ле­ния: ра­бо­та, идеи, це­ли, до­сти­же­ния…

— Эта фо­то­сес­сия на­пом­ни­ла мне о се­бе са­мой, на­учи­ла на­сла­ждать­ся со­бой и де­лить­ся ра­до­стью это­го от­кры­тия с дру­ги­ми, — го­во­рит Еле­на.

РАЗО­РВАТЬ ВА­КУ­УМ, ЧТО­БЫ ПО­БЕ­ДИТЬ СТРАХ

Ка­за­лось бы, че­ло­век про­шел че­рез та­кие страш­ные ис­пы­та­ния и вме­сто то­го, что­бы за­быть об этом как о кош­мар­ном сне и оку­нуть­ся в преж­нюю жизнь, про­дол­жа­ет по­се­щать он­ко­дис­пан­сер, что­бы все­лять на­деж­ду в дру­гих па­ци­ен­тов.

— Сна­ча­ла я тор­го­ва­лась са­ма с со­бой: ес­ли бу­ду за­ни­мать­ся этой тя­же­лой те­мой, все вре­мя бу­ду в ней на­хо­дить­ся, а как же то­гда моя жизнь, моя са­мо­ре­а­ли­за­ция? По­том по­ня­ла, да­же ес­ли ди­стан­ци­ру­юсь, все рав­но каж­дые три ме­ся­ца мне на­до бу­дет про­хо­дить про­вер­ку в он­ко­дис­пан­се­ре, а зна­чит, при­дет­ся пе­ри­о­ди­че­ски по­гру­жать­ся в чуж­дую и непри­ят­ную для ме­ня сре­ду и по­сле каж­до­го та­ко­го по­се­ще­ния от­хо­дить и вос­ста­нав­ли­вать­ся, — объ­яс­ня­ет Еле­на свой непро­стой вы­бор. — И я по­ду­ма­ла: за­чем се­бя об­ма­ны­вать? Ведь мне те­перь нуж­но по­сто­ян­но сле­дить за сво­им са­мо­чув­стви­ем, сле­до­ва­тель­но, я все рав­но бу­ду на­хо­дить­ся в этой те­ме. Так по­че­му бы мне с ней не по­дру­жить­ся? Я по­ня­ла, что рак — очень не­пред­ска­зу­е­мая и хит­рая бо­лезнь. Это жи­вая клет­ка, име­ю­щая свой ин­тел­лект, с ко­то­рой мож­но на­учить­ся “раз­го­ва­ри­вать”, по­ни­мать ее, ко­то­рую мож­но обыг­рать, об­ма­нуть или до­го­во­рить­ся, ведь это часть тво­ей пси­хи­ки. На­до на­учить­ся вли­ять на нее в этом вза­и­мо­дей­ствии.

По­об­щав­шись с па­ци­ен­та­ми, Еле­на при­шла к вы­во­ду, что мно­гие из них бо­ят­ся узнать прав­ду о се­бе.

— По­ка че­ло­век не осо­зна­ет, что с ним про­ис­хо­дит, он не бе­рет на се­бя от­вет­ствен­ность за свое здо­ро­вье, по­ве­де­ние, жизнь. Не де­ла­ет вы­бо­ра, ждет че­го-то, — го­во­рит она.

По­сле глу­бо­ких раз­мыш­ле­ний Еле­на со­зда­ла центр “Ме­ри­ди­ан на­деж­ды” для он­ко­па­ци­ен­тов, их род­ствен­ни­ков и вра­чей, а так­же клуб “На­деж­да” для он­ко­па­ци­ен­тов при Го­мель­ском ГЦК. Се­рьез­но заняться этим под­толк­нул раз­го­вор с од­ной из жен­щин в боль­нич­ной па­ла­те, ко­то­рая при­зна­лась, что здесь, сре­ди та­ких, как она са­ма, ей не страш­но, а ря­дом со здо­ро­вы­ми людь­ми она чув­ству­ет се­бя буд­то про­ка­жен­ная, ко­то­рой все сто­ро­нят­ся. По этой при­чине она бо­ит­ся вы­пи­сы­вать­ся из боль­ни­цы.

Мно­гие лю­ди, про­шед­шие че­рез та­кое ис­пы­та­ние, го­во­рят о по­доб­ных ощу­ще­ни­ях. Боль­шин­ство из них ока­зы­ва­ют­ся вдруг в ком­му­ни­ка­тив­ной резервации: по­сте­пен­но ку­да-то ис­че­за­ют дру­зья, близ­кие не зна­ют как и о чем с ни­ми го­во­рить, кол­ле­ги по работе то­же из­бе­га­ют об­ще­ния. По мне­нию Еле­ны, это во­прос ду­хов­ной и нрав­ствен­ной зре­ло­сти на­ше­го об­ще­ства.

Еще Еле­на убеж­де­на, что в ком­плекс­ной пси­хо­ло­ги­че­ской по­мо­щи нуж­да­ют­ся не толь­ко па­ци­ен­ты, но и врачи, и ме­ди­цин­ский пер­со­нал он­ко­дис­пан­се­ра, ведь они то­же ис­пы­ты­ва­ют стресс, а в даль­ней­шем эмо­ци­о­наль­ное выгорание. И каж­до­му при­хо­дит­ся в оди­ноч­ку ис­кать ка­кие-то спо­со­бы по вы­хо­ду из это­го со­сто­я­ния.

С на­ча­ла это­го го­да в клу­бе “На­деж­да” сло­жил­ся ко­стяк из 8 он­ко­па­ци­ен­тов, ко­то­рые про­шли курс ле­че­ния и вер­ну­лись в про­фес­си­о­наль­ную де­я­тель­ность. Они со­би­ра­ют­ся, что­бы об­су­дить свои пробле­мы. Один раз в ме­сяц на­ве­ща­ют боль­ных в он­ко­дис­пан­се­ре, при­во­зят им фрук­ты, куп­лен­ные за свой счет, под­дер­жи­ва­ют мо­раль­но, под­ска­зы­ва­ют, где мож­но най­ти нуж­ную ин­фор­ма­цию по ре­а­би­ли­та­ции. Еле­на под­чер­ки­ва­ет, что их дей­ствия не про­ти­во­ре­чат ле­че­нию, на­зна­чен­но­му вра­ча­ми.

— Моя за­да­ча — по­стро­ить си­сте­му по со­зда­нию ком­плекс­но­го под­хо­да к ре­ше­нию про­блем он­ко­па­ци­ен­тов, ко­то­рая по­том бу­дет са­мо­сто­я­тель­но раз­ви­вать­ся. Здесь важ­но най­ти за­ин­те­ре­со­ван­ных про­фес­си­о­на­лов и небез­раз­лич­ных людей твор­че­ских про­фес­сий, ак­тив­ных па­ци­ен­тов и их род­ствен­ни­ков, чет­ко из­ло­жить мо­ти­ва­цию, на ко­то­рую мож­но бу­дет опи­рать­ся в работе.

Впро­чем, де­ло не огра­ни­чи­лось тео­ри­я­ми. По­ми­мо еже­ме­сяч­ных по­се­ще­ний боль­ных в он­ко­дис­пан­се­ре, Еле­на ини­ци­и­ро­ва­ла и про­ве­ла два се­рьез­ных ме­ро­при­я­тия. Од­но из них про­фи­лак­ти­че­ской на­прав­лен­но­сти — лек­ция в го­мель­ской шко­ле ис­кусств № 5. Вто­рое — круг­лый стол на те­му “Сов­мест­ное ре­ше­ние про­блем он­ко­ло­гии в Го­мель­ском ре­ги­оне”, в хо­де ко­то­ро­го па­ци­ен­ты, врачи, пси­хо­ло­ги и ра­бот­ни­ки куль­ту­ры об­суж­да­ли се­рьез­ные пробле­мы, та­кие как от­сут­ствие пси­хо­ло­ги­че­ской он­ко­служ­бы, пробле­мы ре­а­би­ли­та­ции и мно­гие дру­гие. Всех участ­ни­ков объ­еди­ни­ла об­щая цель — со­здать по­зи­тив и ком­форт для тех, ко­му вы­па­ли тя­же­лые ис­пы­та­ния он­ко­ло­ги­ей.

— Од­на из важ­ных за­дач, ко­то­рую я став­лю пе­ред со­бой, — из­ме­нить сте­рео­тип, сло­жив­ший­ся в об­ще­стве по от­но­ше­нию к лю­дям с ди­а­гно­зом “рак”, — го­во­рит ди­рек­тор цен­тра “Ме­ри­ди­ан на­деж­ды” Еле­на Зай­це­ва. — Они долж­ны жить пол­но­цен­ной и на­сы­щен­ной жиз­нью. Хо­те­лось бы, что­бы об­ще­ство не сбра­сы­ва­ло их со сче­тов и предо­став­ля­ло воз­мож­ность быть по­лез­ны­ми и счаст­ли­вы­ми до по­след­не­го мгно­ве­ния.

Знакомьтесь, Еле­на Зай­це­ва. Ос­нов­ное ме­сто ра­бо­ты — БелЖД. Окон­чи­ла меж­ду­на­род­ный гу­ма­ни­тар­но-эко­но­ми­че­ский ин­сти­тут в Мин­ске по спе­ци­аль­но­сти “пси­хо­лог”. В ка­че­стве пси­хо­ло­га ста­жи­ро­ва­лась в Из­ра­и­ле, США. Участ­ни­ца дол­го­сроч­ной

про­грам­мы Швей­цар­ско­го офи­са в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь по про­ект­но­му ме­недж­мен­ту и ор­га­ни­за­ци­он­но­му раз­ви­тию. Про­шла обу­че­ние на тре­нин­гах и прак­ти­че­ских се­ми­на­рах, про

во­ди­мых пси­хи­ат­ра­ми и пси­хо­ло­га­ми Мин­ска, Санкт-Пе­тер­бур­га, Моск­вы, а так­же меж­ду­на­род­ной об­ще­ствен

ной ор­га­ни­за­ци­ей “Проект Ке­шер”. Ру­ко­во­ди­тель про­ек­та “Мо­ло­деж­ная сце­на”, в рам­ках ко­то­ро­го со­зда­ла пять те­ат­раль

ных сту­дий. Ко­ор­ди­на­тор мо­ло­деж­но­го про­ек­та “Эль­брус” при под­держ­ке Все­мир­но­го бан­ка, в рам­ках ко­то­ро­го со­зда­но три пси­хо­ло­ги­че­ских те­ат­ра. И это да­ле­ко не пол­ный пе­ре­чень

про­ек­тов, в ко­то­рых она при­ни­ма­ла уча­стие, ко­то­рые ини­ци­и­ро­ва­ла и ре­а­ли­зо­вы­ва­ла са­мо­сто­я­тель­но.

Еле­на уме­ет ра­до­вать­ся жиз­ни. Ей не свой­ствен­но уны­вать...

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.