Раш­ные лю­ди ши­ну жизнь...” Ан­дрея Чер­нец­ко­го и Ива­на Би­зу­но­ва, ксандра Бо­роз­ны

Gomelskaya Pravda - - ПРИГОВОР - На­та­лья ПРИГОДИЧ Фо­то ав­то­ра

Да, изна­чаль­но имен­но Чер­нец­кий пред­ло­жил убить Са­шу Бо­роз­ну, но в даль­ней­шем со­бы­тия раз­ви­ва­лись так, что ак­тив­ную роль взял на се­бя Би­зу­нов. Чер­нец­кий в мо­мент убий­ства вы­пол­нял все его ко­ман­ды: снять курт­ку и май­ку с по­гиб­ше­го, про­ве­рить пульс, про­те­реть все по­верх­но­сти, до ко­то­рых они до­тра­ги­ва­лись, вод­кой, по­том за­брать до­ку­мен­ты, ве­щи. Они за­бра­ли мо­биль­ные те­ле­фо­ны, фл­эш­ки, нос­ки, фо­на­ри­ки, туфли, но­ут­бук, всю на­чин­ку от си­стем­но­го бло­ка и 1 мил­ли­он 300 ты­сяч бе­ло­рус­ских руб­лей.

Бы­ло нелов­ко слу­шать на су­де ад­во­ка­та Ива­на Би­зу­но­ва. В ка­че­стве оправ­да­ния сво­е­го под­за­щит­но­го она при­во­ди­ла его по­ка­за­ния, ссы­ла­ясь на то, что, уби­вая Са­шу, Би­зу­нов спа­сал соб­ствен­ную жизнь. Би­зу­нов на след­ствии го­во­рил, что ко­гда Чер­нец­кий до­стал нож и за­мах­нул­ся им на Са­шу, яко­бы он в этот мо­мент вдруг по­нял, что “бу­дет не один труп, а два”. Ис­пу­гав­шись за свою жизнь, он и стал на­но­сить уда­ры Са­ше. Стран­ная вер­сия для оправ­да­ния под­за­щит­но­го, не прав­да ли?

Со­вер­шив убий­ство, они взя­ли ве­щи и до­ку­мен­ты из квар­ти­ры, и по­ка Би­зу­нов вклю­чал пять кон­фо­рок на га­зо­вой пли­те (как он по­яс­нял по­том в су­де, с це­лью со­кры­тия сле­дов пре­ступ­ле­ния), Чер­нец­кий ждал его в там­бу­ре. В сыне для нее был весь смысл жиз­ни. Го­во­рит, что как-то ей при­сни­лось, буд­то ее ду­шат. Проснулась с мыс­лью: “Бо­же, не­уже­ли мо­е­го Са­шу так ду­ши­ли?!...” По­том, ко­гда чи­та­ла ма­те­ри­а­лы след­ствия, с ко­то­ры­ми зна­ко­ми­лась в на­деж­де, что Са­ша быст­ро пе­ре­стал чув­ство­вать боль, по­ня­ла, что ду­ши­ли его на­мно­го страш­нее.

Го­во­рит, до сих пор ду­ма­ет о Са­ше, как ес­ли бы он был жив: “Смот­рю на мо­ло­деж­ную обувь — вот эти бы туфли Са­ше по­до­шли. Или в там­бу­ре стук­ну­ла дверь ве­че­ром — Са­ша! И так бук­валь­но во всем”.

Свет­ла­на вспо­ми­на­ет тот день. Ко­гда ей по­зво­ни­ли в де­рев­ню со­се­ди, ска­за­ли о силь­ном за­па­хе га­за, ко­то­рый ис­хо­дил из ее квар­ти­ры, она при­е­ха­ла из де­рев­ни, а Са­шу уже увез­ли к то­му вре­ме­ни в морг…

— За­хо­жу в на­шу квар­ти­ру, там ми­ли­ции так мно­го, как в ки­но… хо­дят… что-то непо­нят­ное…. буд­то не со мной… Се­ла, хо­те­ла в ка­кой-то мо­мент за­пла­кать, чув­ствую, не мо­гу, сту­пор… При­шли ка­кие-то страш­ные лю­ди и за­бра­ли Са­ши­ну жизнь... Каж­дый день мне хо­чет­ся от­мо­тать вре­мя на­зад.

Род­ствен­ни­ки Алек­сандра Бо­роз­ны, ко­то­рые вы­сту­па­ли на су­де в ка­че­стве по­тер­пев­ших, хоть и хо­да­тай­ство­ва­ли пе­ред су­дом о выс­шей ме­ре на­ка­за­ния для убийц Са­ши, со­гла­си­лись с го­су­дар­ствен­ным об­ви­ни­те­лем, по­тре­бо­вав­шей для об­ви­ня­е­мых на­ка­за­ние: Чернецкому — 15 лет ли­ше­ния сво­бо­ды, Би­зу­но­ву — по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние.

— Смяг­ча­ю­щих об­сто­я­тельств, я счи­таю, нет. Что ка­са­ет­ся об­сто­я­тельств, отяг­ча­ю­щих от­вет­ствен­ность, про­шу учесть: со­вер­ше­ние пре­ступ­ле­ния с це­лью со­кры­тия дру­го­го пре­ступ­ле­ния, — ска­за­ла в су­де го­су­дар­ствен­ный об­ви­ни­тель, имея в ви­ду пять от­кры­тых кон­фо­рок на га­зо­вой пли­те по­сле со­вер­ше­ния убий­ства.

Очень эмо­ци­о­наль­но вы­сту­пал на су­де Ва­ле­рий Кон­стан­ти­но­вич, де­душ­ка Са­ши Бо­роз­ны. Предо­став­лен­ное ему по­след­нее сло­во он на­чал с то­го, что по­гиб­ший его един­ствен­ный внук и что об­ви­ня- емых он рань­ше не ви­дел ни ра­зу. “И не ви­дел бы ты­ся­чу лет уро­дов этих!”. Ему бы­ло труд­но сдер­жи­вать эмо­ции. Ко­гда он рас­ска­зы­вал, как об­на­ру­жил вну­ка мерт­вым в квар­ти­ре, невоз­мож­но бы­ло сдер­жать сле­зы.

— Вся ле­вая сто­ро­на го­ло­вы у Са­ши бы­ла сине-чер­ной, раз­би­та, ухо все бы­ло чер­ное… Ви­деть это невы­но­си­мо, осо­бен­но торс, по­сы­пан­ный крас­ным пер­цем, — эти са­ди­сты упи­ва­лись тем, что де­ла­ли. Это же нелю­ди! Как мож­но еще их на­звать?! Мра­ко­бе­сы, мра­зи… 9 ме­ся­цев про­шло, а у нас в гла­зах — вот это пол, раз­би­тая го­ло­ва... И вот этих два от­мо­роз­ка, ублюд­ка, еще и газ от­кры­ли, а что та­кое газ?! Взо­рвал­ся бы и всё! Есть еще и Бо­жий суд. Му­жи­ки мои зна­ко­мые пла­ка­ли, ко­гда я им рас­ска­зы­вал. Невоз­мож­но же с этим жить, а нам с этим жить до кон­ца — мы ни­как от этих мыс­лей не уй­дем. А эти си­дят — хо­ле­ные мор­ды…

Во вре­мя су­деб­ных за­се­да­ний на ли­цах убийц и в их по­ве­де­нии не бы­ло за­мет­но ка­ких-то сле­дов рас­ка­я­ния. И от это­го бы­ло ка­кто не по се­бе… Прав­да, ко­гда вы­сту­пал де­душ­ка Са­ши, они низ­ко опу­сти­ли го­ло­вы и не под­ни­ма­ли их боль­ше до окон­ча­ния су­деб­но­го за­се­да­ния.

Ко­гда су­дья да­ла по­след­нее сло­во Би­зу­но­ву, он ров­ным го­ло­сом с ин­то­на­ци­ей, как ес­ли бы чи­тал за­учен­ный вы­со­ко­пар­ный текст, про­из­нес:

— Мно­гое здесь бы­ло ска­за­но, мно­гое бы­ло услы­ша­но. На­вер­ное, все что мож­но бы­ло до­ка­зать, уже до­ка­за­но. Глу­по в чем-то оправ­ды­вать­ся, глу­по и бес­смыс­лен­но. Без­услов­но, в тот день все за­ви­се­ло от ме­ня с точ­ки зре­ния здра­во­го смыс­ла. Я ви­но­ват в слу­чив­шем­ся…

— А ты на ме­ня смот­ри, — про­из­нес­ла ма­ма уби­то­го Са­ши Бо­роз­ны.

— Мне нет оправ­да­ний: ни тру­со­стью, ни же­ла­ни­ем жить, ни це­ной сво­ей жиз­ни спа­сти дру­го­го че­ло­ве­ка нель­зя оправ­ды­вать та­кие мерз­кие по­ступ­ки дру­ги­ми, — про­дол­жал как по пи­са­но­му Би­зу­нов. — Нет прав ни у ко­го из жи­вых ре­шать, ко­му жить, а ко­му нет. Взяв­ше­го на се­бя это пра­во по­стиг­нет са­мая су­ро­вая ка­ра. Бы­ла бы у ме­ня воз­мож­ность по­кон­чить со сво­ей жиз­нью… Ведь мож­но бы­ло обой­тись без это­го… Мож­но бы­ло, толь­ко по­ня­то это бы­ло слиш­ком позд­но. Я про­шу про­ще­ния, хоть и знаю, что его прак­ти­че­ски по­лу­чить невоз­мож­но, но Ии­сус Хри­стос ска­зал, что про­ся­щий про­ще­ния мо­жет его за­слу­жить. Я на­де­юсь, что ко­г­да­ни­будь смо­гу его за­слу­жить…

— По­че­му не в сти­хах? — сно­ва не вы­дер­жа­ла сдер­жан­ная до сих пор ма­ма Са­ши.

— Я не на­де­юсь на про­ще­ние. Я его не про­шу…, — за­вер­шил свою речь об­ви­ня­е­мый.

На пред­по­след­нем су­деб­ном за­се­да­нии Чер­нец­ко­го за­мет­но тряс­ло. По­сле то­го, как ему бы­ло предо­став­ле­но по­след­нее сло­во, сна­ча­ла воз­ник­ла про­дол­жи­тель­ная па­у­за.

— Я не знаю, что го­во­рить, — про­из­нес он ско­ро­го­вор­кой.

За­зву­ча­ли ре­пли­ки из за­ла: “Он со­всем не рас­ка­и­ва­ет­ся…”.

— Рас­ка­и­ва­юсь или не рас­ка­и­ва­юсь, про­шу про­ще­ния, но в ва­ших гла­зах я про­сто ни­кто. На дан­ный мо­мент дать по­тер­пев­шим пи­сто­лет, что­бы они за­стре­ли­ли ме­ня, бы­ло бы са­мым луч­шим…

И вдруг об­ра­тил­ся к от­цу, си­дя­ще­му в за­ле: “Па­па, про­сти ме­ня, по­жа­луй­ста…” и за­пла­кал как-то со­всем по-дет­ски, по-на­сто­я­ще­му.

Впро­чем, ма­ма Са­ши Бо­роз­ны скеп­ти­че­ски на­стро­е­на. Го­во­рит, это не что иное, как ис­те­рия мо- мен­та, воз­мож­но, он сам в эту се­кун­ду по­ве­рил в то, что про­из­нес. Скеп­сис этот воз­ник не на пу­стом ме­сте. След­стви­ем уста­нов­ле­но, что убий­ство спла­ни­ро­ва­ли за­ра­нее и что по­сле него убий­цы пы­та­лись скрыть сле­ды пре­ступ­ле­ния, про­ду­мав в де­та­лях свои дей­ствия.

Свет­лане сын прак­ти­че­ски не снит­ся. Ей во­об­ще ни­че­го не снит­ся. В те­че­ние пер­вой неде­ли по­сле тра­ге­дии ей три ра­за при­снил­ся сон, буд­то Са­ша под­ро­сток, а она в это вре­мя в де­ревне и по­ни­ма­ет, что Са­ше угро­жа­ет страш­ная опас­ность:

— Я не ви­жу от ко­го, ка­кие-то бан­ди­ты, ка­кая-то ма­ши­на, ко­то­рая вяз­нет в гря­зи, ко­ле­са про­кру­чи­ва­ют­ся, ка­кие-то вы­стре­лы и в са­мый по­след­ний мо­мент мне уда­ет­ся спа­сти сы­на.

Род­ствен­ни­ки уби­то­го Алек­сандра Бо­роз­ны на­ме­ре­ны об­жа­ло­вать при­го­вор, ко­то­рый был озву­чен 7 мая.

— Мы счи­та­ем, что для Би­зу­но­ва 25 лет — слиш­ком ма­лень­кое на­ка­за­ние за та­кое же­сто­кое убий­ство. Бу­дем бо­роть­ся до кон­ца, что­бы убий­цы Са­ши по­лу­чи­ли по за­слу­гам. У нас уже со­бра­но око­ло ты­ся­чи под­пи­сей го­мель­чан, ко­то­рые про­сят смерт­ной каз­ни этим уро­дам.

А еще у род­ствен­ни­ков Са­ши оста­лось мно­го во­про­сов к его луч­ше­му дру­гу Иго­рю, ко­то­рый по­зна­ко­мил их сы­на с убий­цей. Им ка­жет­ся стран­ным, что Игорь не при­шел на по­хо­ро­ны, не сра­зу явил­ся по по­вест­ке к сле­до­ва­те­лю, да и в суд при­шел толь­ко по тре­тьей по­вест­ке. И во­об­ще, по их мне­нию, во всей этой жут­кой ис­то­рии оста­лось нема­ло бе­лых пя­тен.

Мне до­ве­лось по­бы­вать прак­ти­че­ски на всех су­деб­ных за­се­да­ни­ях. Изна­чаль­но бы­ли непо­нят­ны мо­ти­вы убий­ства пар­ня, у ко­то­ро­го не бы­ло вра­гов, ко­то­рый не при­чи­нил ни­ко­му зла. И да­же те­перь, ко­гда по­став­ле­на точ­ка в рас­сле­до­ва­нии это­го уго­лов­но­го де­ла и вы­не­сен при­го­вор, мо­тив пре­ступ­ле­ния, на мой взгляд, так и не уста­нов­лен. Ес­ли эти двое “про­сто хо­те­ли на­учить­ся уби­вать”, хо­те­лось бы знать, с ка­кой це­лью… Ведь Би­зу­нов по­ка­зал на су­де, что ра­нее вхо­дил в груп­пу скин­хе­дов, ко­то­рые пред­ла­га­ли ему со­вер­шить убий­ство. Ес­ли же­ла­ние “на­учить­ся уби­вать” воз­ник­нет еще у ко­го-то, то­гда на ме­сте Са­ши мо­жет ока­зать­ся каж­дый из нас.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.