Раз­бу­дить спя­щую кра­са­ви­цу

На 4-лет­нюю Ка­ри­ну Ко­ро­лен­ко из Го­ме­ля упал те­ле­ви­зор, по­сле по­лу­чен­ной трав­мы она 21 день пре­бы­ва­ла в ко­ме. Эта чу­дом вы­жив­шая де­воч­ка за­ста­ви­ла за­ду­мать­ся о се­рьез­ных про­бле­мах.

Gomelskaya Pravda - - ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ - На­та­лья ПРИГОДИЧ

ВСПОМ­НИТЬ ВСЁ

Со­всем недав­но Карина бы­ла обыч­ным по­движ­ным ре­бен­ком. Лю­би­ла иг­рать во дво­ре с по­друж­кой Ма­шей, хо­дить в дет­ский сад, петь пес­ни, тан­це­вать, на­ря­жать­ся, чи­тать книж­ки, смот­реть лю­би­мые муль­ти­ки, иг­рать с жи­вы­ми хо­мяч­ка­ми, ко­то­рых ку­пи­ли для нее ро­ди­те­ли. И мно­го еще че­го лю­би­ла. Не лю­би­ла раз­ве что пла­кать, по­то­му что па­па все­гда го­во­рил ей, что де­воч­ки не пла­чут.

1 июля про­шло­го го­да слу­чи­лась бе­да, кар­ди­наль­ным об­ра­зом из­ме­нив­шая жизнь се­мьи Ко­ро­лен­ко. В тот день в го­сти к ним при­шла ба­буш­ка. 25-лет­няя Кри­сти­на и ее ма­ма сде­ла­ли убор­ку в квар­ти­ре. По­зво­нил Ан­дрей, муж Кри­сти­ны. Они со­би­ра­лись ехать к мо­рю, и он хо­тел об­су­дить с же­ной по­куп­ку би­ле­тов. Сна­ча­ла с па­пой по­го­во­ри­ла 4-лет­няя Карина. Он ска­зал, что ку­пил для нее по­дар­ки. “Огла­си­те весь спи­сок, по­жа­луй­ста”, — ве­се­ло от­ве­ти­ла де­воч­ка. То­гда ни­кто не мог пред­по­ло­жить, что это по­след­ние сло­ва Ка­ри­ны, про­зву­чав­шие за несколь­ко ми­нут до кош­ма­ра, ко­то­рый длит­ся до сих пор. За­кон­чив раз­го­вор с па­пой, де­воч­ка пе­ре­да­ла труб­ку ма­ме, на­хо­див­шей­ся с ней ря­дом. Ба­буш­ка в это вре­мя бы­ла на кухне. Кри­сти­на, раз­го­ва­ри­вая по те­ле­фо­ну, на се­кун­ду от­вер­ну­лась к ок­ну. В это вре­мя ее дочь по­тя­ну­лась за пуль­том, и вдруг на нее упал боль­шой те­ле­ви­зор, сто­яв­ший на тум­боч­ке с ко­ле­си­ка­ми бо­лее че­ты­рех лет. Де­воч­ка да­же за­кри­чать не успе­ла, про­из­нес­ла ти­хонь­ко “ой” и… за­мол­ча­ла. Она ле­жа­ла на по­лу, кровь хле­ста­ла у нее из ушей, за­ли­вая ко­вер... Жут­кое зре­ли­ще…

Сра­зу же вы­зва­ли ско­рую. При­бе­жа­ли со­се­ди. Бы­ло невы­но­си­мо смот­реть, как ма­лень­кая де­воч­ка ис­те­ка­ет кро­вью. Со­сед пред­ло­жил вы­не­сти ее во двор, что­бы со­кра­тить дра­го­цен­ные ми­ну­ты до при­ез­да ско­рой. Ма­ма Ка­ри­ны го­во­рит, что ско­рую жда­ли дол­го. Де­воч­ку вы­нес­ли из квар­ти­ры, она ле­жа­ла на ла­воч­ке во дво­ре, во­круг нее стол­пил­ся на­род. Пред­ла­га­ли свои ма­ши­ны, что­бы до­ста­вить Ка­ри­ну в боль­ни­цу, не бо­ясь ис­пач­кать их кро­вью. Ма­ме и ба­буш­ке тя­же­ло вспо­ми­нать тот день.

— Мы жи­вем в но­вострой­ке, до­ма тут раз­бро­са­ны и спец­транс­пор­ту слож­но сори­ен­ти­ро­вать­ся, как въе­хать во двор — подъ­езд­ные пу­ти не про­ду­ма­ны со­вер­шен­но, — рас­ска­зы­ва­ют жиль­цы до­ма № 44 по ули­це Че­чер­ской, в ко­то­ром жи­вет се­мья Ко­ро­лен­ко. — В де­каб­ре 2008 го­да сда­ли наш дом, до­ро­ги обе­ща­ли по­стро­ить. Уже 2013 год, а подъ­ез­да от ос­нов­ной до­ро­ги ко дво­ру до сих пор нет.

В тот страш­ный день ско­рая так и не смог­ла подъ­е­хать к до­му, оста­но­ви­лась в со­сед­нем дво­ре. Врачи вы­ско­чи­ли из ма­ши­ны и по­бе­жа­ли к ла­воч­ке, где ле­жа­ла Карина. Путь им ука­зы­ва­ли лю­ди, вы­стро­ив­ши­е­ся по до­ро­ге, что­бы врачи не тра­ти­ли вре­мя на по­ис­ки.

— Карина по­те­ря­ла мно­го кро­ви, она бы­ла уже в со­сто­я­нии кли­ни­че­ской смер­ти. Врачи бы­ли мо­ло­дые, но дей­ство­ва­ли сла­жен­но, они спас­ли Ка­ри­ну. В это вре­мя ско­рая въе­ха­ла в наш двор из со­сед­не­го по тро­туар­ной плит­ке, по­то­му что вре­ме­ни на по­ис­ки въез­да не бы­ло. Нас долж­ны бы­ли вез­ти в об­ласт­ную боль­ни­цу, но Карина за­ды­ха­лась, дав­ле­ние рез­ко па­да­ло, она уми­ра­ла, и врачи при­ня­ли ре­ше­ние вез­ти ее в боль­ни­цу на ули­це Жар­ков­ско­го, — вспо­ми­на­ет ма­ма Ка­ри­ны.

Ба­буш­ка до­бав­ля­ет, что ско­рая еха­ла без ми­гал­ки и кис­ло­род­ной по­душ­ки в ней не бы­ло. Во­ди­тель не ори­ен­ти­ро­вал­ся, буд­то был на сво­ей волне: про­пу­стил ми­мо ушей прось­бу вра­чей ехать на ули­цу Жар­ков­ско­го и по­гнал по­че­му-то на По­лес­ский мост. Ма­ма Ка­ри­ны за­кри­ча­ла, что­бы он раз­во­ра­чи­вал­ся и ехал по Ки­ро­ва, ку­да ему ска­за­ли. В об­ласт­ной дет­ской боль­ни­це врачи от­лич­но сра­бо­та­ли: ре­ани­ма­то­ло­ги уже жда­ли де­воч­ку на ули­це. По­сле ока­за­ния необ­хо­ди­мой по­мо­щи Ка­ри­ну неза­мед­ли­тель­но до­ста­ви­ли в об­ласт­ную кли­ни­че­скую боль­ни­цу.

Ма­ма Ка­ри­ны на­зы­ва­ет с бла­го­дар­но­стью фа­ми­лии вра­чей об­ласт­ной кли­ни­че­ской боль­ни­цы: ней­ро­хи­рург Ми­ха­ил Оли­за­ро­вич, де­лав­ший де­воч­ке опе­ра­цию, врач-ре­ани­ма­то­лог Алек­сей

Ти­хо­ми­ров, а так­же мед­сест­ры ре­ани­ма­ци­он­но­го от­де­ле­ния, где Карина про­ле­жа­ла по­чти ме­сяц, из ко­то­рых 21 день — в ко­ме, за­ве­ду­ю­щая нев­ро­ло­ги­че­ским от­де­ле­ни­ем Оль­га Тол­ки­на.

С осо­бой теп­ло­той го­во­рит о дет­ском нев­ро­ло­ге Га­лине Шев­ко из го­род­ской цен­траль­ной дет­ской по­ли­кли­ни­ки, она по­сто­ян­но уде­ля­ет Ка­рине вни­ма­ние.

Но не всё так иде­аль­но. Не­ко­то­рые ме­ди­ки, за­быв, что сло­во врач про­ис­хо­дит от “въра­ти” — “лечить сло­вом, за­го­ва­ри­вать”, от­кро­вен­но уни­жа­ли мо­ло­дую ма­му, бро­сая ей в ли­цо: “Та­кую мать, как ты, нуж­но ли­шать ро­ди­тель­ских прав” и дру­гие обид­ные фра­зы. На мой взгляд, ро­ди­те­ли уже на­ка­за­ны даль­ше неку­да, неза­ви­си­мо от то­го, ка­кой бы­ла сте­пень их ви­ны. За­чем мо­раль­но до­би­вать в тот мо­мент, ко­гда поч­ва и так ухо­дит из-под ног? Это да­же не от­сут­ствие про­фес­си­о­наль­но­го так­та, а чи­сто че­ло­ве­че­ско­го. Мать Кри­сти­ны рас­ска­за­ла, что у ее 25-лет­ней до­че­ри по­сле та­ких раз­го­во­ров на­ча­ли воз­ни­кать су­и­ци­даль­ные мыс­ли. “За­ве­ду­ю­щая фи­ли­а­лом № 5 дет­ской по­ли­кли­ни­ки сде­ла­ла из нас ка­ких-то вра­гов сво­е­му ре­бен­ку. Но ведь это жизнь, и ни­кто не за­стра­хо­ван от по­доб­ных си­ту­а­ций”, — го­во­рит она.

Сей­час прак­ти­че­ски все сред­ства у Ко­ро­лен­ко ухо­дят на под­дер­жа­ние и ре­а­би­ли­та­цию Ка­ри­ны. Эта ста­тья рас­хо­дов в се­мье на пер­вом ме­сте. Ра­зу­ме­ет­ся, де­воч­ку бес­плат­но во­зят в ре­а­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры “Жи­ви­ца” и “Ак­са­ков­щи­на”, по­се­ща­ет она за­ня­тия и в кор­рек­ци­он­ном цен­тре на ули­це Ко­жа­ра. Тем не ме­нее рас­хо­ды на ле­че­ние Ка­ри­ны нема­лые. Все ле­кар­ства при­хо­дит­ся по­ку­пать по пол­ной сто­и­мо­сти, по­то­му что они не про­из­во­дят­ся в Бе­ла­ру­си. В ме­сяц курс ле­че­ния об­хо­дит­ся в 4 мил­ли­о­на руб­лей.

— Ко­гда Карина бы­ла здо­ро­ва, мы ред­ко об­ра­ща­лись в по­ли­кли­ни­ку, — го­во­рит ма­ма Ка­ри­ны. — Те­перь, ко­гда нуж­да­ем­ся в услу­гах де­фек­то­ло­га, ло­го­пе­да, спе­ци­а­ли­ста по ЛФК, нам в дет­ской по­ли­кли­ни­ке от­ка­зы­ва­ют. При­хо­дит­ся де­лать эти про­це­ду­ры в част­ном по­ряд­ке, хо­тя у Ка­ри­ны IV сте­пень по­те­ри здо­ро­вья. За услу­ги этих спе­ци­а­ли­стов мы пла­тим еще 4 мил­ли­о­на руб­лей в ме­сяц.

Сей­час они про­счи­ты­ва­ют сто­и­мость дель­фи­но­те­ра­пии. В Мин­ске 10-ми­нут­ный се­анс оце­ни­ва­ет­ся в 950 ты­сяч бе­ло­рус­ских руб­лей. Все­го тре­бу­ет­ся 10 се­ан­сов с пе­ре­ры­вом на ме­сяц, за­тем — сно­ва 10 се­ан­сов с пе­ре­ры­вом и так пол­го­да. Сум­ма по­лу­ча­ет­ся впе­чат­ля­ю­щая…

Недав­но по ре­ко­мен­да­ции нев­ро­ло­га Ка­ри­ну на­ча­ли во­зить на ип­по­те­ра­пию. Со­вер­шен­но бес­плат­но. Де­воч­ке очень нра­вит­ся ка­тать­ся на ло­ша­ди. Прав­да, воз­ник­ла про­бле­ма с транс­пор­том. Во­лон­те­ры не все­гда мо­гут от­вез­ти, а услу­га­ми со­ци­аль­но­го так­си мож­но поль­зо­вать­ся один раз в неде­лю. Кри­сти­на го­во­рит, что за­яв­ку нуж­но по­да­вать чуть ли не за две неде­ли до вы­ез­да, по­то­му что, ко­гда зво­нишь дня за че­ты­ре, все ма­ши­ны уже за­ня­ты.

Те­перь для род­ных Ка­ри­ны глав­ная за­да­ча — раз­бу­дить мозг де­воч­ки. С мо­мен­та тра­ге­дии про­шел по­чти год. Они го­во­рят, что за это вре­мя ее со­сто­я­ние за­мет­но про­грес­си­ру­ет: де­воч­ка ста­ла са­ма гло­тать пи­щу, рас­тет, на­би­ра­ет вес, ре­а­ги­ру­ет на сло­ва — не лю­бит, ко­гда при ней го­во­рят на по­вы­шен­ных то­нах. У нее со­хра­ни­лись те же при­выч­ки в еде, та же ми­ми­ка, что и до трав­мы, она на­ча­ла по­не­мно­гу дер­жать го­ло­ву са­мо­сто­я­тель­но.

СЕ­КУН­ДЫ ЦЕ­НОЮ В ЖИЗНЬ…

Ма­лень­кая де­воч­ка за­ста­ви­ла за­ду­мать­ся над важ­ны­ми про­бле­ма­ми. Ча­стое ли яв­ле­ние — се­рьез­ные дет­ские трав­мы, при­во­дя­щие здо­ро­во­го ре­бен­ка к ин­ва­лид­но­сти? Все­гда ли та­кие си­ту­а­ции — сте­че­ние об­сто­я­тельств, не за­ви­ся­щее от от­вет­ствен­ных за жизнь ре­бен­ка взрос­лых, или есть в этом и их ви­на? Го­то­вы ли на­ши служ­бы ока­зы­вать мгно­вен­ную помощь трав­ми­ро­ван­ным де­тям?

В го­ло­ве на­прочь за­се­ла кар­тин­ка — ле­жа­щая на ла­воч­ке де­воч­ка ис­те­ка­ет кро­вью, блуж­да­ю­щий меж­ду дво­ра­ми ав­то­мо­биль ско­рой по­мо­щи, бегущие к ме­сту про­ис­ше­ствия врачи, лю­ди, по­ка­зы­ва­ю­щие им до­ро­гу. Хо­те­лось бы ве­рить, что всё это — жут­кое сте­че­ние об­сто­я­тельств. И, ко­неч­но же, по­сле зна­ком­ства с Ка­ри­ной не от­пус­ка­ет глав­ный во­прос: есть ли хо­тя бы ма­лей­ший шанс раз­бу­дить спя­щую кра­са­ви­цу, вер­нуть ее к преж­ней жиз­ни?

— Де­лать ка­кие-то про­гно­зы по по­во­ду со­сто­я­ния Ка­ри­ны слож­но. В дан­ном слу­чае это невоз­мож­но, по­то­му что это ре­бе­нок и мно­гое за­ви­сит от ре­зерв­ных воз­мож­но­стей и сте­пе­ни по­ра­же­ния го­лов­но­го моз­га. Это не про­сту­да, ко­то­рую мож­но быст­ро вы­ле­чить, — го­во­рит Га­ли­на Шев­ко, за­ве­ду­ю­щая от­де­ле­ни­ем ран­не­го вме­ша­тель­ства Го­мель­ской го­род­ской цен­траль­ной

дет­ской по­ли­кли­ни­ки. — Плюс в том, что близ­кие Ка­ри­ны де­ла­ют всё воз­мож­ное для ее ре­а­би­ли­та­ции. Ну и вре­мен­ной фак­тор нель­зя сбра­сы­вать со сче­тов: со­сто­я­ние де­воч­ки ста­но­вит­ся бо­лее ста­биль­ным. Очень мед­лен­но идет этот про­цесс, но уже есть по­движ­ки в эмо­ци­о­наль­ном со­сто­я­нии ре­бен­ка, она окреп­ла фи­зи­че­ски. Сей­час де­воч­ке по­ка­за­на ип­по­те­ра­пия. Ма­ма и ба­буш­ка во­зят ее в Ста­рое Се­ло, где обу­чен­ный ин­струк­тор ка­та­ет Ка­ри­ну на ло­ша­ди. Воз­мож­но, в по­сле­ду­ю­щем ей по­на­до­бит­ся дель­фи­но­те­ра­пия…

Еще Га­ли­на Ана­то­льев­на ска­за­ла, что слу­чай, про­изо­шед­ший с Ка­ри­ной, к со­жа­ле­нию, не особый. Ей при­хо­дит­ся лечить раз­ных де­тей, да­же груд­ных, ко­то­рые па­да­ют с ди­ва­нов и по­лу­ча­ют при этом трав­му че­ре­па. Са­мое обид­ное, что они ро­ди­лись здо­ро­вы­ми, но по недо­смот­ру ста­ли ин­ва­ли­да­ми.

Док­тор рас­ска­за­ла все­го лишь несколь­ко си­ту­а­ций, от ко­то­рых ста­но­вит­ся не по се­бе: ба­буш­ка смот­ре­ла за вну­ком. На 2-кон­фо­роч­ной пли­те сто­ял чай­ник с ки­пят­ком, ду­хов­ка от­кры­та. Ма­лыш, став на двер­цу ду­хов­ки, по­тя­нул на се­бя чай­ник и по­лу­чил страш­ные ожо­ги. По­лу­чил ожо­ги и дру­гой ма­лыш, ко­то­ро­го па­па оста­вил в ма­шине, вы­бе­жав ку­да-то на минутку. Маль­чик на­шел за­жи­гал­ку, ма­ши­на за­го­ре­лась, и в ней го­рел ма­лыш. Нема­ло слу­ча­ев, ко­гда от­цы, под­бра­сы­вая ре­бен­ка, не успе­ва­ют его поймать — и та­кие си­ту­а­ции боль­ше все­го вы­зы­ва­ют воз­му­ще­ние вра­ча.

— Ко­гда ре­бе­нок рож­да­ет­ся с про­бле­ма­ми в раз­ви­тии — это од­но, но ко­гда он ро­дил­ся здо­ро­вым и по бес­печ­но­сти ро­ди­те­лей стал ин­ва­ли­дом — это со­всем дру­гое. Ро­ди­те­ли долж­ны осо­зна­вать свою от­вет­ствен­ность за жизнь ма­лы­ша уже с пер­вых дней его жиз­ни, — го­во­рит Га­ли­на Шев­ко. — Как толь­ко у ма­лы­ша по­яв­ля­ет­ся дви­га­тель­ная ак­тив­ность, нуж­но пе­ре­ме­щать его на пол, со­здав для него без­опас­ное про­стран­ство…

Об этом без­опас­ном про­стран­стве в раз­ных смыс­лах это­го сло­ва нуж­но ду­мать до тех пор, по­ка ре­бе­нок не ста­нет взрос­лым, са­мо­сто­я­тель­ным и ду­ма­ю­щим че­ло­ве­ком.

Со­ли­да­рен с мне­ни­ем кол­ле­ги и Ми­ха­ил Оли­за­ро­вич, ней­ро­хи­рург, до­цент ка­фед­ры ней­ро­ло­гии и ней­ро­хи­рур­гии Го­мель­ско­го ме­ду­ни­вер­си­те­та. Он так­же обес­по­ко­ен нехо­ро­шей тен­ден­ци­ей:

— К со­жа­ле­нию, та­кая опе­ра­ция, ко­то­рую мне до­ве­лось де­лать Ка­рине, для ней­ро­хи­рур­гов се­го­дня не ред­кость, это рань­ше по-

доб­ная си­ту­а­ция оце­ни­ва­лась как ЧП. Что­бы не быть го­ло­слов­ным, при­ве­ду ста­ти­сти­ку за про­шлый год. В ней­ро­хи­рур­ги­че­ское и ре­ани­ма­ци­он­ное от­де­ле­ния об­ласт­ной кли­ни­че­ской боль­ни­цы по­сту­пи­ли де­ти до 1 го­да, или груд­нич­ки, как мы их на­зы­ва­ем: с со­тря­се­ни­я­ми го­лов­но­го моз­га — 7, с пе­ре­ло­ма­ми че­ре­па — 14, уши­ба­ми го­лов­но­го моз­га — 3. Как пра­ви­ло, их ро­ня­ют вз­рос­лые. В воз­раст­ной ка­те­го­рии от 1 го­да до 17 лет: со­тря­се­ния го­лов­но­го моз­га — 53, пе­ре­ло­мов че­ре­па — 26, уши­бов моз­га — 7 и внут­ри­че­реп­ных ге­ма­том, тре­бу­ю­щих опе­ра­ци­он­но­го вме­ша­тель­ства, — 4. При­чи­ны: па­де­ния, ДТП, дра­ки и так да­лее.

Ва­лен­ти­на Лю­би­на, за­ме­сти­тель глав­но­го вра­ча Го­мель­ской стан­ции ско­рой ме­ди­цин­ской по­мо­щи, про­ком­мен­ти­ро­ва­ла жа­ло­бы род­ствен­ни­ков Ка­ри­ны на дол­гое ожи­да­ние ско­рой по­мо­щи в тот ро­ко­вой день:

— Жур­нал по­ступ­ле­ния вы­зо­вов — до­ку­мент стро­гой от­чет­но­сти, и вно­сить прав­ки в него не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. У нас за­фик­си­ро­ва­но, что с мо­мен­та вы­зо­ва ско­рой и до до­став­ки де­воч­ки в ста­ци­о­нар на Жар­ков­ско­го про­шло ров­но 17 ми­нут. Бри­га­да по­лу­чи­ла вы­зов на под­стан­ции Во­ло­то­ва. Я пре­крас­но по­ни­маю род­ствен­ни­ков де­воч­ки, в той си­ту­а­ции каж­дая се­кун­да ка­за­лась для них ми­ну­той.

Так­же она рас­ска­за­ла о том, что с 1 ян­ва­ря это­го го­да про­изо­шла ре­ор­га­ни­за­ция: КУП “Ав­то­ба­за ско­рой ме­ди­цин­ской по­мо­щи” ста­ла го­су­дар­ствен­ным учре­жде­ни­ем. Те­перь это транс­порт­ное пред­при­я­тие, функ­ци­о­ни­ру­ю­щее для нужд ме­ди­цин­ской по­мо­щи, фи­нан­си­ру­ет­ся сред­ства­ми из бюд­же­та и под­чи­ня­ет­ся напрямую цен­траль­ной го­род­ской по­ли­кли­ни­ке, как и служ­ба ско­рой по­мо­щи.

Раз­го­вор с Алек­сан­дром Ро­го­вым, на­чаль­ни­ком от­де­ла экс­плу­а­та­ции го­су­дар­ствен­но­го ав­то­мо­биль­но­го учре­жде­ния “Го­мель­ская го­род­ская ав­то­ба­за ор­га­ни­за­ции здра­во

охра­не­ния”, по­тряс до глу­би­ны ду­ши. Озву­чен­ные им пробле­мы — да­ле­ко не ме­ди­цин­ско­го ха­рак­те­ра. Они на­столь­ко се­рьез­ны, что тре­бу­ют, на мой взгляд, се­рьез­ней­ше­го осмыс­ле­ния и экс­трен­но­го при­ня­тия мер.

— По­ка ре­чи об осна­ще­нии на­ви­га­то­ра­ми ав­то­мо­би­лей ско­рой по­мо­щи не ве­дет­ся. Со­би­ра­ем­ся уста­нав­ли­вать GPS. Спут­ни­ко­вая си­сте­ма на­ви­га­ции по­мо­жет от­сле­жи­вать ме­сто на­хож­де­ния на­ших ав­то­мо­би­лей и ре­гу­ли­ро­вать их по­то­ки бо­лее эф­фек­тив­но, — рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Ро­гов. — Са­мая боль­шая про­бле­ма — это де­фи­цит кад­ров. Тре­бо­ва­ния, предъ­яв­ля­е­мые к во­ди­те­лю ско­рой по­мо­щи, — на­ли­чие во­ди­тель­ских прав 3-го клас­са ка­те­го­рий B и С и стаж ра­бо­ты не ме­нее 2 — 3 лет. Рань­ше у нас был ко­стяк, во­ди­тель­ская элита, об­ла­дав­шая про­фес­си­о­наль­ны­ми на­вы­ка­ми: боль­шой стаж ра­бо­ты, без­уко­риз­нен­ное зна­ние го­ро­да, уме­ние при­ни­мать ре­ше­ние в экс­трен­ной си­ту­а­ции. Те­перь зар­пла­та у нас не­вы­со­кая, а на­груз­ки очень боль­шие. Про­фес­си­о­на­лы уе­ха­ли ра­бо­тать в Рос­сию. Най­ти им за­ме­ну про­бле­ма­тич­но. При­хо­дят непод­го­тов­лен­ные, не зна­ю­щие го­ро­да, во­ди­те­ли.

Ес­ли си­ту­а­цию с кад­ра­ми нель­зя раз­ре­шить быст­ро, мо­жет, сто­ит все же осна­стить ав­то­мо­би­ли ско­рой по­мо­щи на­ви­га­то­ра­ми? Ведь это тот са­мый слу­чай, на ко­то­ром эко­но­мить нель­зя: каж­дая по­те­рян­ная ми­ну­та мо­жет сто­ить чьей-то жиз­ни, по­ду­ма­ла я.

По­ра­зи­ло и то, что на весь наш об­ласт­ной центр нет ни од­но­го за­вод­ско­го ре­ани­мо­би­ля, так на­зы­ва­е­мо­го ти­по­во­го краф­те­ра. Ни од­но­го! Есть один ре­ани­мо­биль — “Га­зель” — осна­щен­ный ре­ани­ма­ци­он­ным обо­ру­до­ва­ни­ем со­труд­ни­ка­ми стан­ции ско­рой ме­ди­цин­ской по­мо­щи. В го­ло­ве не укла­ды­ва­ет­ся: на го­род с 500-ты­сяч­ным на­се­ле­ни­ем — все­го один ре­ани­мо­биль…

— Что ка­са­ет­ся но­востро­ек, то для нас это еще од­на боль­шая го­лов­ная боль. Ну­ме­ра­ция не под­да­ет­ся ни­ка­кой ло­ги­ке, ве­че­ром пробле­мы с осве­щен­но­стью и но­мер до­ма прак­ти­че­ски невоз­мож­но уви­деть, за­пу­та­ны подъ­ез­ды к дво­ро­вым тер­ри­то­ри­ям, от­сут­ству­ют сквоз­ные про­ез­ды из од­но­го дво­ра в дру­гой, не ред­кость и ту­пи­ко­вые за­ез­ды во дво­ры. Вы­ра­жа­ясь про­фес­си­о­наль­ным язы­ком, на­ши во­ди­те­ли по­па­да­ют в “ко­лод­цы”. Врачи под­го­ня­ют во­ди­те­лей: “Ско­рей!”, и при­хо­дит­ся про­ез­жать че­рез бор­дю­ры, по тро­туар­ной плит­ке, что­бы по­пасть к нуж­но­му до­му. По­том на нас пи­шут жа­ло­бы в ЖЭС, мол, ско­рая по зе­ле­ной зоне про­еха­ла... Плюс ко все­му в этих “ко­лод­цах” все­гда боль­шое ко­ли­че­ство лич­но­го транс­пор­та и за­ча­стую ско­рая не мо­жет раз­вер­нуть­ся, и вы­ез­жать из дво­ра при­хо­дит­ся зад­ним хо­дом, — про­дол­жа­ет вво­дить в курс де­ла Алек­сандр Ро­гов.

Рас­ска­зал он еще об од­ной про­бле­ме — пра­во­вой. Ока­зы­ва­ет­ся, при ис­поль­зо­ва­нии про­блес­ко­вых ма­яч­ков и си­ре­ны ско­рая не имеет 100-про­цент­но­го пре­иму­ще­ствен­но­го пра­ва на до­ро­ге и очень ча­сто при воз­ник­шем ДТП во­ди­те­ля неот­лож­ки при­зна­ют ви­нов­ным в ДТП с уча­сти­ем ав­то­мо­би­ля, не усту­пив­шим ему до­ро­гу. Хо­тя в пра­ви­лах чет­ко ого­во­ре­но, что спец­транс­пор­ту с вклю­чен­ны­ми про­блес­ко­вы­ми ма­яч­ка­ми и си­ре­ной обя­за­ны усту­пать до­ро­гу. Я бы от­нес­ла эту про­бле­му еще и к раз­ря­ду нрав­ствен­ных: неод­но­крат­но на­блю­да­ла, как не­ко­то­рые ма­ши­ны да­же ско­рость не сбав­ля­ют, ко­гда по до­ро­ге мчит­ся неот­лож­ка с ми­гал­ка­ми.

P.S.

Хо­те­лось бы, что­бы про­чи­тав­шие эту ста­тью ото­дви­ну­ли на зад­ний план свои пробле­мы и за­ду­ма­лись над тем, что до­ро­же жиз­ни ни­че­го нет. И что каж­дый из нас мо­жет про­длить чью-то жизнь. Спо­со­бов для это­го ве­ли­кое мно­же­ство. Глав­ное — очень за­хотеть…

Сей­час Карина Ко­ро­лен­ко на­хо­дит­ся под па­тро­на­том Го­мель­ской ко­ман­ды Бе­ло­рус­ско­го дет­ско­го хос­пи­са. Та­ких, как она, в хос­пи­се еди­ни­цы: па­рень, ко­то­ро­го же­сто­ко из­би­ли на ули­це, и де­воч­ка, по­пав­шая под ма­ши­ну. Осталь­ные де­ти — с врож­ден­ны­ми осо­бен­но­стя­ми раз­ви­тия.

Карина на­пом­ни­ла мне спя­щую кра­са­ви­цу, ко­то­рая дол­го на­хо­ди­лась в глу­бо­ком сне, проснулась и пре­бы­ва­ет в по­лу­дре­ме. Зло­по­луч­ный те­ле­ви­зор от­нес­ли в жен­ский мо­на­стырь. Ку­пи­ли дру­гой, неболь­шой, с плос­ким экра­ном. Ба­буш­ка и ма­ма вклю­ча­ют Ка­рине ви­део­за­пи­си утрен­ни­ков, на ко­то­рых она чи­та­ет сти­хи Де­ду Мо­ро­зу, тан­цу­ет и по­ет. А так­же ее лю­би­мые муль­ти­ки и дет­ские пе­ре­да­чи. На­де­ют­ся, что де­воч­ка вспом­нит всё, проснет­ся и вер­нет­ся к преж­ней жиз­ни.

К ним в го­сти при­хо­дят вос­пи­та­те­ли дет­са­да и де­ти, при­но­сят иг­руш­ки. Не за­бы­ва­ет и луч­шая по­друж­ка Ма­ша, це­лу­ет по­сто­ян­но и спра­ши­ва­ет: “Карина, ко­гда ты уже бу­дешь хо­дить? Ко­гда мы бу­дем ка­тать­ся на ка­че­лях с то­бой?”

Карина с ма­мой. До и по­сле...

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.