Пла­сти­че­ские фан­та­зии: ин­те­рес про­тив нега­ти­ва

Что не хо­тел ска­зать ав­тор

Gomelskaya Pravda - - КУЛЬТУРА - Та­тья­на ГРЕМЕШКЕВИЧ

По­ста­нов­ки груп­пы со­вре­мен­ной хо­рео­гра­фии “Квад­ро” все­гда необыч­ны. Вы­зы­ва­ют во­про­сы, удив­ле­ние, непо­ни­ма­ние, лег­кость от по­ле­та мыс­ли, во­пло­щен­ной в дви­же­нии. По­след­няя ра­бо­та “Ноч­но­го по­ез­да нет…” на­чи­на­лась с раз­да­чи пра­вил иг­ры: рас­слабь­тесь и вклю­чай­тесь в про­ис­хо­дя­щее, а по­том по­де­ли­тесь впе­чат­ле­ни­я­ми. К дей­ству под­клю­чи­ли людей из за­ла. Их уса­ди­ли на сцене, что вы­зва­ло за­ме­ша­тель­ство, ведь роль пуб­ли­ки в тра­ди­ци­он­ном по­ни­ма­нии — в опо­сре­до­ван­ном уча­стии, а не в со­ав­тор­стве. От это­го ста­но­ви­лось нелов­ко, ведь я здесь не для то­го, что­бы быть в цен­тре вни­ма­ния, и тем бо­лее не объ­ект экс­пе­ри­мен­тов.

Опре­де­лен­ной ли­нии сю­же­та в по­ста­нов­ке нет, хо­тя это и не им­про­ви­за­ция. Крайне не­обыч­но са­мо­му ис­кать смысл, идею про­ис­хо­дя­ще­го. Несмот­ря на это, все же хо­те­лось узнать за­дум­ку твор­че­ской груп­пы. Я ока­за­лась не един­ствен­ной в за­ле, ко­го вол­но­вал этот во­прос. По­сле спек­так­ля ак­те­ры вер­ну­лись на сце­ну и раз­ме­сти­лись по­бли­же к зри­те­лю, что­бы по­об­щать­ся и по­лу­чить об­рат­ную связь. Они счи­та­ют это важ­ным.

— Так что же хо­тел ска­зать ав­тор? — лю­бо­пыт­ство пуб­ли­ки бы­ло пред­ска­зу­е­мым.

— В на­ших по­ста­нов­ках каж­дый мо­жет най­ти что-то свое. Мы не да­ем от­ве­тов, а ста­вим во­про­сы и со­вер­шен­но не пре­тен­ду­ем на то, что пре­под­но­сим ис­ти­ну. Мы де­лим­ся со зри­те­лем чем-то лич­ным. Воз­мож­но, ко­му-то это бу­дет близ­ко, — от­ве­ти­ли ак­те­ры.

Они хо­тят, что­бы по­сле спек­так­ля лю­ди ухо­ди­ли вдох­нов­лен­ны­ми и пе­ре­но­си­ли это ощу­ще­ние в по­все­днев­ную жизнь, на­при­мер, в обы­ден­ный про­цесс при­го­тов­ле­ния ко­фе. От­зы­вы по­ка­за­ли, что чув­ства, хо­тя и по­ляр­ные, дей­стви­тель­но оста­ют­ся. Боль­шин­ство зри­те­лей опи­сы­ва­ли свое со­сто­я­ние как стран­ное, непо­нят­ное, но по­чув­ство­ва­ли ин­те­рес к про­ис­хо­дя­ще­му. Не­ко­то­рые ис­пы­та­ли нега­тив, не вы­звав­ший же­ла­ния что-то узнать. Груп­па впе­чат­лен­ных зри­те­лей от­ме­ти­ла чув­ство лег­ко­сти и сво­бо­ды. Ко­му-то по­ка­за­лось, что он про­чи­тал от­ры­вок из Му­ра­ка­ми.

Стра­с­ти по бес­тем­но­сти

По­сле ве­че­ра необыч­но­го те­ат­ра за­хо­те­лось по­об­щать­ся с ру­ко­во­ди­те­лем хо­рео­гра­фи­че­ской груп­пы Ин­ной Ас­ла­мо­вой (на сним­ке пер­вая спра­ва). Пер­вый во­прос: от­ку­да идеи по­ста­но­вок? Она от­ме­ча­ет, что это за­ви­сит от эта­па ее раз­ви­тия как хо­рео­гра­фа. В раз­ное вре­мя “Квад­ро” ста­вил спек­так­ли как те­ма­ти­че­ские, так и бес­тем­ные. В со­труд­ни­че­стве с “те­ма­ти­че­ски­ми” хо­рео­гра­фа­ми ро­ди­лась по­ста­нов­ка “Ку­да вы дели Ле­ноч­ку?”. Но по­сле это­го опы­та Инне Ас­ла­мо­вой за­хо­те­лось вер­нуть­ся к бес­тем­но­сти, ко­то­рая пред­по­ла­га­ет боль­ше сво­бо­ды. В та­ких спек­так­лях все рас­кру­чи­ва­ет­ся из пла­сти­че­ско­го ре­ше­ния. На­при­мер, од­на из по­ста­но­вок транс­фор­ми­ро­ва­лась из об­ра­за ве­ре­воч­ной лест­ни­цы на фоне се­ро­крас­ных то­нов. В про­цес­се им­про­ви­за­ции мо­жет сфор­ми­ро­вать­ся идея, но ви­зу­аль­ные и пла­сти­че­ские об­ра­зы ак­те­ры ста­ра­ют­ся не озву­чи­вать, что­бы оста­вить их мно­го­слой­ны­ми и мно­го­знач­ны­ми. По­сле сво­бод­но­го по­ле­та то, что близ­ко, за­креп­ля­ет­ся и в ка­че­стве струк­ту­ры пе­ре­но­сит­ся в спек­такль.

Участ­ни­ки хо­рео­гра­фи­че­ской груп­пы — со- ав­то­ры. Они вне си­сте­мы иерар­хии, вне до­ми­нант­но­го твор­че­ско­го ви­де­ния од­но­го че­ло­ве­ка. Здесь ин­те­рес­но ис­сле­до­вать про­стран­ство му­зы­ки и тан­ца, зри­те­лей и пер­фор­ме­ров, экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и со­зда­вать то, че­го еще не бы­ло.

Все де­ло в на­строй­ках

Че­ло­век на сцене все­гда стре­мит­ся к то­му, что­бы лю­бо­вью к нему бы­ла охва­че­на зна­чи­тель­ная часть ауди­то­рии. Чем боль­ше вни­ма­ния, тем боль­ше энер­гии по­лу­ча­ет ар­тист. Но что де­лать, ес­ли круг вос­хи­щен­ных не так ши­рок, а ап­ло­дис­мен­тов лишь скром­ная горст­ка. Важ­но ли, по­ни­ма­ет те­бя зри­тель или нет, и что нуж­но, что­бы его ак­ти­ви­зи­ро­вать?

— Энер­гия за­ла, лю­бо­пыт­ство и ожив­лен­ность ума име­ют огром­ное зна­че­ние, а зри­тель не дол­жен быть неви­дим­кой, — счи­та­ет Ин­на Ас­ла­мо­ва. — На со­вре­мен­ное ис­кус­ство он, есте­ствен­но, ре­а­ги­ру­ет по-раз­но­му, что во мно­гом за­ви­сит от пер­во­на­чаль­ных на­стро­ек. Уви­дев ма­ло­чис­лен­ную ауди­то­рию, стран­ные дей­ствия на сцене и то, что нель­зя на­звать тан­цем в обыч­ном его по­ни­ма­нии, че­ло­век ду­ма­ет, что те, кто там, ни­че­го не уме­ют. Или за­да­ют­ся дру­гим во­про­сом: по­че­му, умея тан­це­вать, они ре­ши­ли сто­ять? Ес­ли бы за­хо­дя­щий в зал знал, ку­да идет, его вос­при­я­тие и мо­мент вклю­че­ния бы­ли бы дру­ги­ми.

Есть раз­ни­ца в том, как по­доб­ные по­ста­нов­ки при­ни­ма­ют там, где со­вре­мен­ное ис­кус­ство не вы­зы­ва­ет ди­ко­го удив­ле­ния. На­при­мер, на вы­ступ­ле­ние го­мель­ско­го кол­лек­ти­ва в Се­уле при­шло мно­го людей. В поль­ском Люб­лине ма­стер-клас­сы Ин­ны Ас­ла­мо­вой так­же очень по­пу­ляр­ны. В неко­то­рых стра­нах при де­пар­та­мен­тах куль­ту­ры есть фон­ды, под­дер­жи­ва­ю­щие со­вре­мен­ную хо­рео­гра­фию. У нас ее раз­ви­ти­ем за­ни­ма­ют­ся эн­ту­зи­а­сты. В фев­ра­ле в сто­ли­це во­лон­тер­ски­ми ста­ра­ни­я­ми про­ве­ли фе­сти­валь пла­сти­че­ских те­ат­ров.

Ро­зы и ми­мо­зы

“Квад­ро” все­гда в про­ек­тах. Со­труд­ни­ча­ет с му­зе­ем Мар­ка Ша­га­ла в Ви­теб­ске. Вме­сте сде­ла­ли спек­такль “Ро­зы и ми­мо­зы”, на­зван­ный так по кар­тине ху­дож­ни­ка. Го­то­вив­ша­я­ся по­чти год по­ста­нов­ка мно­го да­ла твор­че­ской груп­пе в плане по­ни­ма­ния ра­бо­ты с про­стран­ством и об­ра­за­ми. Как хо­рео­граф Ин­на Ас­ла­мо­ва про­во­дит клас­сы по пла­сти­ке для участ­ни­ков меж­ду­на­род­ной дет­ско-юно­ше­ской лет­ней шко­лы ис­кусств при этом же му­зее. Ху­дож­ни­ки и тан­цо­ры из раз­ных стран учат де­во­чек и маль­чи­ков ри­со­вать, но глав­ное не это. Ос­нов­ной смысл в том, что­бы раз­вить у них об­раз­ное, ас­со­ци­а­тив­ное мыш­ле­ние. Еще “Квад­ро” участ­ву­ет в бур­но об­суж­да­е­мом про­ек­те “Анатомия”. Он о на­шем от­но­ше­нии к те­лу, его кра­со­те и о том, та ли это кра­со­та, к ко­то­рой нас при­уча­ет гля­нец.

Пол­то­ра де­сят­ка лет сту­дия со­вре­мен­но­го тан­ца про­дви­га­ет свое не­обыч­ное твор­че­ство. Что вдох­нов­ля­ет ее ру­ко­во­ди­те­ля, ведь зри­тель ча­ще сдер­жан и со­всем не лю­бо­пы­тен?

— На­вер­ное, как го­во­рят йо­ги, это моя дхар­ма, — улы­ба­ясь, го­во­рит Ин­на Ас­ла­мо­ва. — Точ­но знаю, что не смог­ла бы за­ни­мать­ся тем, что ме­ня не раз­ви­ва­ет. И, как вы по­ни­ма­е­те, я не мо­гу не тан­це­вать.

ВЕ­ЧЕР НЕОБЫЧ­НО­ГО ТЕ­АТ­РА "НОЧ­НО­ГО ПО­ЕЗ­ДА НЕТ..."

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.