По сле­дам со­вет­ни­ка Ге­рар­да, или Тай­ны усадь­бы в Демьянках

Рас­смат­ри­ваю кар­ту Доб­руш­ско­го ре­ги­о­на. Пе­ред гла­за­ми про­плы­ва­ют ве­ре­ни­цы уди­ви­тель­ных мест, за ко­то­ры­ми кро­ет­ся своя история, своя судь­ба. Вот де­рев­ня Кор­ма, где ро­дил­ся бе­ло­рус­ский пи­са­тель Иван Ша­мя­кин. На за­па­де — Ша­б­рин­ский био­ло­ги­че­ский за­каз­ник с р

Gomelskaya Pravda - - ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ - Карина ТИ­МО­ФЕ­Е­ВА Фо­то ав­то­ра

Шу­мел су­ро­во лес в Демьянках

До­брать­ся до усадь­бы Ге­рар­да пу­те­ше­ствен­ни­ку не так про­сто. Все­му ви­ной чер­но­быль­ская ка­та­стро­фа, ко­то­рая внес­ла в ис­то­рию свои пе­чаль­ные раз­де­лы. Без спе­ци­аль­но­го раз­ре­ше­ния ми­ли­цей­ский КПП не про­пу­стит лю­бо­зна­тель­но­го ту­ри­ста. Прав­да, в зной­ный июль­ский пол­день наш ав­то­мо­биль ни­кто не оста­нав­ли­вал: то ли ум­ный на­ви­га­тор зна­ет, ка­кая на­род­ная тро­па еще не за­рос­ла, то ли ку­ку­руз­ные по­ля за­бот­ли­во скры­ли се­реб­ри­стый цвет же­лез­но­го ко­ня. Од­на­ко че­рез чет­верть ча­са мы свер­ну­ли за Ду­бо­вый Лог и ока­за­лись на до­ро­ге с над­пи­сью “Зо­на от­се­ле­ния”.

На го­ри­зон­те по­ка­за­лась ве­ре­ни­ца ком­бай­нов — ка­жет­ся, в этом крае жизнь идет сво­им че­ре­дом. Да и как по­ве­рить в ра­ди­а­цию, ес­ли она неви­ди­ма? Изо­то­пы не укусят, не по­ра­нят, не при­чи­нят фи­зи­че­ской бо­ли. А вот и веж­ли­вый ком­бай­нер, при­жав­шись к за­рос­шей обо­чине, про­пус­ка­ет оди­но­кий “Форд”. Под­ня­лась пыль, и мне по­ду­ма­лось: “Сколь­ко эле­мен­тов таб­ли­цы Мен­де­ле­е­ва про­ни­ка­ет в мой ор­га­низм?”

Утом­лен­ные строн­ци­ем

Цен­траль­ная ули­ца Де­мья­нок пу­стын­на. За ок­ном мель­ка­ли оси­ро­тев­шие до­ма, за­бро­шен­ные по­дво­рья и амбары. Сре­ди гу­стых за­ро­с­лей слож­но отыс­кать усадь­бу, осо­бен­но ле­том, ко­гда листва ис­кус­но укры­ва­ет по­строй­ки от чу­жих глаз.

По­хо­же, за­блу­ди­лись. Раз­во­ра­чи­ва­ем­ся. Спро­сить о по­ме­стье не у ко­го — на ули­це ни ду­ши. Впро­чем, вни­ма­ние при­вле­ка­ет ухо­жен­ный кир­пич­ный до­мик с ге­ра­нью на под­окон­ни­ке. Сту­чим­ся. Дверь от­кры­ва­ет доб­ро­душ­ная по­жи­лая жен­щи­на:

— Вы, на­вер­ное, усадь­бу па­на ище­те? Так она в са­мом на­ча­ле ули­цы, на хол­ме.

Как ока­за­лось, Ра­и­са Се­ме­нов­на — од­на из немно­гих, кто не по­ки­нул Де­мьян­ки по­сле “чер­но­го” ап­ре­ля 1986-го. На во­прос о ра­ди­а­ции жен­щи­на, взды­хая, от­ве­ча­ет:

— Ни­ку­да от нее не де­нешь­ся. Пом­ню, при­вез­ли се­но из Те­ре­хов­ки, так оно еще гряз­нее на­ше­го бы­ло. А жи­вем мы по­ти­хонь­ку: га­зе­ты вы­пи­сы­ва­ем, ав­то­лав­ку два ра­за в неде­лю встре­ча­ем, поч­та­льон пен­сию при­во­зит.

— Быть мо­жет, вы зна­е­те ис­то­рию усадь­бы?

— Ста­ро­жи­лы хо­ро­шо от­зы­ва­лись о Ге­рар­де, — вспо­ми­на­ет Ра­и­са Се­ме­нов­на. — Был он че­ло­ве­ком незлоб­ным, кре­стьян не оби­жал, по­это­му лю­ди успе­ва­ли ра­бо­тать и на сво­ем ого­ро­де. В кон­це XIX ве­ка ар­хи­тек­то­ры из Пе­тер­бур­га за­ня­лись про­ек­том двух­этаж­ной усадь­бы. А че­рез неко­то­рое вре­мя дом со­вет­ни­ка предстал во всем ве­ли­ко­ле­пии.

На­зад в про­шлое

— С 1876 го­да име­ни­ем в Демьянках вла­дел Ни­ко­лай Ге­рард, — рас­ска­зы­ва­ет науч­ный со­труд­ник Доб­руш­ско­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея Иван Дроздов. — За­ни­мая от­вет­ствен­ные по­сты, Ге­рард был до­ста­точ­но из­вест­ной лич­но­стью в Рос­сий­ской им­пе­рии. Бла­го­да­ря ему на ру­бе­же XIX — ХХ ве­ков и по­явил­ся двор­цо­во-пар­ко­вый ан­самбль, ис­пол­нен­ный в ду­хе мо­дер­на с эле­мен­та­ми псев­до­рус­ско­го сти­ля.

От со­труд­ни­ков му­зея узна­ем, что парк во­круг уса­деб­но­го до­ма неко­гда за­ни­мал 7 гек­та­ров и раз­ме­щал­ся на двух уров­нях. До сих пор здесь встре­ча­ют­ся ред­кие “экс­по­на­ты”: кон­ский каш­тан, ко­ло­си­стая ир­га, чер­ная сос­на — эк­зо­ти­че­ских ви­дов и не пе­ре­честь. Прав­да, в со­вет­ские го­ды, ко­гда име­ние ста­ло при­ютом для бес­при­зор­ни­ков, а за­тем ис­поль­зо­ва­лось как оз­до­ро­ви­тель­ный ла­герь, от бы­ло­го пар­ка оста­лись лишь неболь­шие фраг­мен­ты.

Там чу­де­са, там пан­на бро­дит

…Сквозь ли­по­вую ал­лею за­ме­ча­ем ши­ро­кий ка­мен­ный мост, за ко­то­рым вид­не­ет­ся холм. Спря­тан­ные в де­ре­вьях, кирпич­ные сте­ны по­ме­стья невоз­мож­но раз­ли­чить да­же на воз­вы­шен­но­сти. Осто­рож­но пе­ре­сту­пая че­рез сон­но­го ужа, на­прав­ля­ем­ся к глав­но­му вхо­ду усадь­бы. Тра­ва слег­ка при­мя­та — ви­ди­мо, здесь мы да­ле­ко не пер­вые. До­гад­ки под­твер­жда­ет на­скаль­ная “жи­во­пись”, остав­лен­ная нера­ди­вы­ми ту­ри­ста­ми. За­хо­дим в име­ние и по­па­да­ем в про­стор­ную ком­на­ту с ароч­ны­ми про­ема­ми. Од­на- ко рас­смот­реть внут­рен­нюю от­дел­ку до­ма не уда­ет­ся: хо­лод и кро­меш­ная тем­но­та буд­то вы­го­ня­ют незва­но­го го­стя. Оче­ред­ная вспыш­ка фо­то­ап­па­ра­та осве­ща­ет лест­ни­цу, ве­ду­щую на вто­рой этаж. “Не риск­ну”, — по­ду­ма­ла я, гля­дя на со­мни­тель­ную кон­струк­цию и тре­щи­ны в бе­тоне.

Обой­дя усадь­бу, оста­нав­ли­ва­ем­ся на склоне, от­ку­да от­кры­ва­ет­ся чу­дес­ный вид. За­быв о ра­ди­а­ции, ру­ка непро­из­воль­но тя­нет­ся к чер­ни­ке. Ах, да, этим яго­дам не суж­де­но по­пасть на обе­ден­ный стол…

Вни­ма­тель­но осмат­ри­ва­ем тер­ри­то­рию ста­рин­но­го пар­ка. Мо­жет, мы най­дем фа­миль­ный склеп Ге­рар­дов, где по­хо­ро­не­на мо­ло­дая дочь со­вет­ни­ка? По ле­ген­де, во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны рус­ский полк оста­но­вил­ся в усадь­бе. Од­но­му из офи­це­ров при­гля­ну­лась юная кра­са­ви­ца, ко­то­рая по­ло­жи­тель­но от­ве­ти­ла на чув­ства ка­ва­ле­ра. Ко­гда же полк ушел на пе­ре­до­вую, де­вуш­ка тай­но от­пра­ви­лась за ми­лым из­бран­ни­ком. Недо­воль­ный Ге­рард при­ка­зал поймать свое­нрав­ную дочь. Од­на­ко то­ми­тель­ная раз­лу­ка огор­ча­ла кра­са­ви­цу, и од­на­жды ве­че­ром де­вуш­ка за­стре­ли­лась. С тех пор, по рас­ска­зам мест­ных жи­те­лей, бес­по­кой­ный призрак влюб­лен­ной бро­дит в окрест­но­стях усадь­бы, все­ляя страх в оди­но­ких пут­ни­ков.

По­ра, брат, по­ра...

Солн­це скло­ня­лось к за­ка­ту. Стрел­ки ча­сов неуто­ми­мо нес­лись впе­ред, на­по­ми­ная о ско­ром воз­вра­ще­нии. Оста­лись по­за­ди бе­ре­га Ипути, ве­ли­че­ствен­ные ду­бы, за­га­доч­ное по­ме­стье. В мо­ло­дом сос­ня­ке по­ка­зал­ся за­яц, ис­пу­ган­ный ре­вом мо­то­ра. А вот и се­мья ди­ких ка­ба­нов неспеш­но идет по ста­ро­му ас­фаль­ту. За­ви­дев ав­то­мо­биль, веп­ри от­сту­па­ют, то­ро­пясь скрыть­ся в ку­стах ореш­ни­ка.

Уста­лость бе­рет свое, но в го­ло­ве по-преж­не­му ро­ят­ся мыс­ли. Так хо­чет­ся, что­бы марш­рут в Де­мьян­ки из­ме­рял­ся не в кю­ри, а в ко­ли­че­стве ту­ри­стов, ко­то­рые ко­гда-ни­будь без стра­ха за здо­ро­вье про­дол­жат ис­сле­до­вать уди­ви­тель­ную усадь­бу.

АР­ХИ­ТЕК­ТУР­НАЯ ОТ­ДЕЛ­КА ЗДА­НИЯ ВЫ­ПОЛ­НЕ­НА В ДУ­ХЕ ДРЕВ­НЕ­РУС­СКО­ГО ЗОД­ЧЕ­СТВА

ОКОН­НЫЕ ПРО­ЕМЫ ПО­МЕ­СТЬЯ ПЛОТ­НО ЗА­ЛО­ЖЕ­НЫ КИР­ПИ­ЧОМ

УСАДЬ­БА ГЕ­РАР­ДА ВСТРЕ­ЧА­ЕТ ГО­СТЯ ХО­ЛО­ДОМ И МРА­КОМ

ЗА­БЫ­ТЫЙ УЧЕБ­НИК ГЕО­ГРА­ФИИ

НА­ПО­МИ­НА­ЕТ ПУТ­НИ­КУ, ЧТО В ДЕМЬЯНКАХ КО­ГДА-ТО БЫ­ЛА ЖИЗНЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.