Ко­му нуж­ны эти ак­ции?

Го­мель­чане, во­вре­мя за­те­яв­шие биз­нес на цен­ных бу­ма­гах, по­лу­ча­ют се­го­дня де­сят­ки мил­ли­о­нов руб­лей ди­ви­ден­дов

Gomelskaya Pravda - - В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ “ГП” -

По­во­дом для раз­го­во­ра стал зво­нок в ре­дак­цию ми­но­ри­тар­но­го ак­ци­о­не­ра од­но­го из го­мель­ских пред­при­я­тий. В двух сло­вах суть пробле­мы сво­ди­лась к сле­ду­ю­ще­му: ес­ли у ме­ня есть ак­ции, то где мои ди­ви­ден­ды? В ре­зуль­та­те кор­ре­спон­дент “ГП” от­пра­ви­лась в глав­ное управ­ле­ние Мин­фи­на Бе­ла­ру­си по Го­мель­ской об­ла­сти и встре­ти­лась с на­чаль­ни­ком от­де­ла по цен­ным бу­ма­гам Алек­сан­дром ДЯТ­ЛО­ВЫМ.

Неод­но­знач­но, но про­зрач­но

— Алек­сандр Ива­но­вич, всем из­вест­но, что ак­ции — это же­лез­ное пра­во ак­ци­о­не­ра на часть при­бы­ли ком­па­нии, со­вла­дель­цем ко­то­рой он яв­ля­ет­ся да­же в том слу­чае, ес­ли этих ак­ций у него все­го ни­че­го. Но что-то не слыш­но, что­бы ря­до­вые ак­ци­о­не­ры где-то по­лу­ча­ли у нас при­лич­ные день­ги. А вот слу­ха­ми, что ди­ви­ден­ды не вы­пла­чи­ва­ют­ся, зем­ля, на­про­тив, пол­нит­ся. И на де­ле вы­хо­дит, что ак­ции — это все­го лишь ник­чем­ные бу­маж­ки, фик­ция…

— Я бы не стал без­апел­ля­ци­он­но утвер­ждать, буд­то ди­ви­ден­ды не вы­пла­чи­ва­ют­ся. Наш ры­нок цен­ных бу­маг аб­со­лют­но про­зра­чен. В Го­мель­ской об­ла­сти 316 от­кры­тых ак­ци­о­нер­ных об­ществ, и 67% из них, то есть бо­лее двух­сот, ди­ви­ден­ды вы­пла­чи­ва­ют ре­гу­ляр­но, на ос­но­ва­нии ре­ше­ния об­ще­го со­бра­ния ак­ци­о­не­ров.

— По­нят­но. Остав­ша­я­ся часть, ви­ди­мо, или при­бы­ли не имеет, или на­прав­ля­ет ее на раз­ви­тие про­из­вод­ства. Но вот раз­мер вы­плат весь­ма ин­те­ре­сен.

— Са­мые вы­со­кие ди­ви­ден­ды на од­ну ак­цию, от пя­ти до пя­ти­де­ся­ти ты­сяч руб­лей, на­чис­ля­ют 6% ак­ци­о­нер­ных об­ществ. Это, в част­но­сти, “Спар­так”, “Ко­мин­терн”, БМЗ, “Мо­зырь­соль” и ряд дру­гих пред­при­я­тий. На сле­ду­ю­щей сту­пень­ке — с ди­ви­ден­да­ми от од­ной до пя­ти ты­сяч руб­лей — на­хо­дит­ся 11% ак­ци­о­нер­ных об­ществ. Сре­ди них “Го­мель­ка­бель”, “Кри­сталл”, “Га­рант”, “Рем­быт­тех­ни­ка”… Ну и остав­ши­е­ся 83% на­чис­ля­ют на од­ну ак­цию до ты­ся­чи руб­лей. Та­ко­вы дан­ные по ито­гам

про­шло­го го­да. Впро­чем, по ре­ше­нию об­ще­го со­бра­ния ак­ци­о­не­ров ди­ви­ден­ды мо­гут вы­пла­чи­вать­ся как за по­лу­го­дие, так и по­квар­таль­но.

— Так что же по­лу­ча­ет­ся? Бо­лее или ме­нее в шо­ко­ла­де у нас толь­ко 6% об­ществ из тех, что вы­пла­чи­ва­ют ди­ви­ден­ды. Ведь од­ну ты­ся­чу руб­лей бо­ну­сом слож­но на­звать. Ну, ес­ли толь­ко у ак­ци­о­не­ра на ру­ках не мил­ли­он ак­ций. А это, яс­ное де­ло, нере­аль­но…

— Как по­ка­зы­ва­ют на­ши про­вер­ки, крайне ред­ко кто-то имеет де­сять или пят­на­дцать ак­ций. Обыч­но — две­сти и бо­лее. А на рен­та­бель­ных пред­при­я­ти­ях один ак­ционер мо­жет быть вла­дель­цем и ты­ся­чи ак­ций.

— Но ведь и ты­ся­ча при ко­пе­еч­ных ди­ви­ден­дах по­го­ды не де­ла­ет. И по­том: труд­но пред­по­ло­жить, что у мел­ко­го, то есть ми­но­ри­тар­но­го, ак­ци­о­не­ра мо­жет быть та­кой боль­шой па­кет. Ско­рее им бу­дет вла­деть кто-то из ру­ко­во­дя­ще­го зве­на.

— Это аз­бу­ка: чем вы­ше чистая при­быль, по­лу­ча­е­мая пред­при­я­ти­ем, тем боль­ше раз­мер ди­ви­ден­дов. По­это­му об­суж­дать здесь нече­го: все за­ви­сит от то­го, на­сколь­ко успеш­но то или иное об­ще­ство в сво­ей фи­нан­со­во-хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти. И не сто­ит ду­мать, что ря­до­вые ак­ци­о­не­ры оби­же­ны. В ка­че­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти Ка­лин­ко­вич­ский ре­монт­но-ме­ха­ни­че­ский за­вод. Там у мно­гих ра­бот­ни­ков от 200 до 800 ак­ций. И ди­ви­ден­ды они по­лу­ча­ют ре­гу­ляр­но.

— Нет ли бо­лее ил­лю­стра­тив­но­го и убе­ди­тель­но­го при­ме­ра?

— Да­вай­те возь­мем “Ко­мин­терн”, где по ито­гам про­шло­го бы­ло вы­пла­че­но по два­дцать семь ты­сяч руб­лей на од­ну ак­цию. Бо­лее 93% ак­ций это­го пред­при­я­тия при­над­ле­жит фи­зи­че­ским ли­цам, и у неко­то­рых из них сто и бо­лее ак­ций в соб­ствен­но­сти. Умно­жа­ем 100 на два­дцать семь ты­сяч. По­лу­ча­ет­ся око­ло трех мил­ли­о­нов руб­лей.

Ры­нок шур­шит бу­ма­га­ми

— А что мож­но ска­зать по по­во­ду сто­и­мо­сти са­мих ак­ций? Они ведь не но­ми­на­лом ин­те­рес­ны, а лик­вид­но­стью — то есть сво­ей ры­ноч­ной це­ной. И кто тут у нас во гла­ве спис­ка?

— О ры­ноч­ной сто­и­мо­сти мож­но су­дить лишь ис­хо­дя из ре­зуль­та­та тор­гов на Бе­ло­рус­ской ва­лют­но-фон­до­вой бир­же. Есть дру­гой по­ка­за­тель — обес­пе­чен­ность од­ной ак­ции иму­ще­ством пред­при­я­тия. Оче­вид­ным ли­де­ром сле­ду­ет счи­тать БМЗ, где по со­сто­я­нию на 1 ян­ва­ря 2013 го­да обес­пе­чен­ность од­ной ак­ции со­ста­ви­ла 31 мил­ли­он 640 ты­сяч руб­лей, а раз­мер ди­ви­ден­дов — 43 ты­ся­чи на од­ну ак­цию.

— Да, но на БМЗ един­ствен­ный соб­ствен­ник — го­су­дар­ство, ему и ди­ви­ден­ды.

— До­ста­точ­но вы­со­ка обес­пе­чен­ность од­ной ак­ции на Мо­зыр­ском НПЗ: 5 мил­ли­о­нов 542 ты­ся­чи. До­ля го­су­дар­ства там со­став­ля­ет 42,76%. Кста­ти, в про­шлом го­ду пред­при­я­тие за­ра­бо­та­ло 2 трил­ли­о­на 124 мил­ли­ар­да 48 мил­ли­о­нов руб­лей чи­стой при­бы­ли. А вот ди­ви­ден­ды бы­ли вы­пла­че­ны в раз­ме­ре 10 руб­лей. Та­кое ре­ше­ние ак­ци­о­не­ры при­ня­ли на об­щем со­бра­нии.

— Это как раз по­нят­но. Пред­при­я­тие по­сто­ян­но мо­дер­ни­зи­ру­ет­ся, так что пу­ти при­бы­ли оче­вид­ны. Но вот ведь ка­кая шту­ка — пред­при­я­тия с наи­бо­лее вы­со­кой ко­ти­ров­кой ак­ций име­ют, как пра­ви­ло, стра­те­ги­че­ское зна­че­ние. То есть у го­су­дар­ства или 100% ак­ций, или кон­троль­ный па­кет. И торг здесь не толь­ко неуместен — он невоз­мо­жен. Вы мо­же­те на­звать пред­при­я­тия, чьи ак­ции хо­ро­шо тор­гу­ют­ся на БВФБ?

— Хо­ро­шо тор­гу­ют­ся ак­ции Но­во­бе­лиц­кой тор­го­вой ком­па­нии “Але­ся”. Не так дав­но за од­ну ак­цию мож­но бы­ло по­лу­чить 195 ты­сяч руб­лей. Бир­же­вой ин­те­рес вы­зы­ва­ют ак­ции пред­при­я­тия “Га­рант”, мо­зыр­ской швей­ной фаб­ри­ки “На­д­экс”… Еще раз по­вто­ряю — ры­нок цен­ных бу­маг аб­со­лют­но про­зра­чен. Ин­фор­ма­цию обо всех сдел­ках мож­но

без про­блем най­ти на сай­те Бе­ло­рус­ской ва­лют­но-фон­до­вой бир­жи.

— И все же слож­но пред­по­ло­жить, что кас­сир той же “Але­си” возь­мет свой па­кет и лег­ко пой­дет иг­рать на бир­жу. Мне ка­жет­ся, для про­сто­го че­ло­ве­ка эта на­у­ка слиш­ком слож­ная. Где ему лик­без прой­ти?

— Мож­но по­зво­нить в наш от­дел. Да­дим необ­хо­ди­мую кон­суль­та­цию, по­яс­ним, как гра­мот­но дей­ство­вать. Глав­ное, пом­нить: все сдел­ки на бир­же со­вер­ша­ют­ся толь­ко при по­мо­щи про­фес­си­о­наль­ных участ­ни­ков рын­ка цен­ных бу­маг. Это субъ­ек­ты, име­ю­щие ли­цен­зию на пра­во та­ко­го ро­да де­я­тель­но­сти.

По су­ти, ме­ха­низм пре­дель­но прост: вы при­хо­ди­те к про­фу­част­ни­ку, за­клю­ча­е­те с ним до­го­вор, вно­си­те опре­де­лен­ную сум­му, и он вы­став­ля­ет ва­ши ак­ции на тор­ги. Толь­ко не факт, ко­неч­но, что он про­даст их за те день­ги, о ко­то­рых вы до­го­во­ри­лись. Ры­ноч­ная це­на ак­ций мо­жет ока­зать­ся ни­же, чем вам хо­те­лось бы… Сдел­ки с ак­ци­я­ми — это все­гда риск.

— А вот ин­те­рес­но, зво­нят вам ря­до­вые ак­ци­о­не­ры?

— Зво­нят, и очень ак­тив­но. Осо­бен­но с тех пред­при­я­тий, чьи ак­ции про­дать про­бле­ма­тич­но.

— Ну и как быть с ак­ци­я­ми-аут­сай­де­ра­ми?

— Зна­е­те, вче­раш­ний аут­сай­дер зав­тра мо­жет стать ли­де­ром. Нуж­но сле­дить за конъ­юнк­ту­рой рын­ка цен­ных бу­маг.

— И все-та­ки, как мне ка­жет­ся, наш ры­нок цен­ных бу­маг ско­рее по­хож на сон­ное цар­ство…

— На­прас­но. Дви­же­ние есть. Про­сто бир­же­вые тор­ги не лю­бят шу­ма. На рын­ке цен­ных бу­маг сдел­ки с ак­ци­я­ми все­гда счи­та­лись са­мы­ми вы­год­ны­ми. И по­верь­те, в Го­ме­ле есть лю­ди, ко­то­рые ра­бо­та­ют с ак­ци­я­ми на­чи­ная с 90-х, ко­гда вы­шел за­кон о цен­ных бу­ма­гах. В 1998 го­ду в на­шей стране, со­глас­но де­кре­ту гла­вы го­су­дар­ства, был вве­ден мо­ра­то­рий на куплю-про­да­жу ак­ций. А 1 ян­ва­ря 2011 го­да он был от­ме­нен. И тот, кто до вве­де­ния мо­ра­то­рия успел при­об­ре­сти ак­ции наи­бо­лее пер­спек­тив­ных пред­при­я­тий — па­ке­та­ми по два, пять, де­сять про­цен­тов, — се­го­дня по­лу­ча­ет до­воль­но непло­хие ди­ви­ден­ды. Речь мо­жет ид­ти о де­сят­ках мил­ли­о­нов руб­лей. Прав­да, изна­чаль­но нуж­но бы­ло иметь опре­де­лен­ный ка­пи­тал.

— И как по­сту­па­ют те, у ко­го та­кой ка­пи­тал се­го­дня есть? На­хо­дят сре­ди аут­сай­де­ров по­тен­ци­аль­ных ли­де­ров, при­хо­дят на пред­при­я­тия, оку­чи­ва­ют, фи­гу­раль­но вы­ра­жа­ясь, ак­ци­о­не­ров и ску­па­ют их па­ке­ты за­де­ше­во?

— Нет, эта схе­ма у нас не ра­бо­та­ет. Все сдел­ки, как уже бы­ло ска­за­но, толь­ко че­рез бир­жу, и толь­ко при по­мо­щи про­фу­част­ни­ков. Кро­ме то­го, се­го­дня в за­кон о при­ва­ти­за­ции вно­сят­ся по­прав­ки для за­щи­ты прав ми­но­ри­тар­ных ак­ци­о­не­ров, и го­су­дар­ство мо­жет при­нять лю­бое за­кон­ное ре­ше­ние в их поль­зу. А вот без уме­ния ана­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию дей­стви­тель­но не обой­тись. Ну, и без на­чаль­но­го ка­пи­та­ла, ко­неч­но.

По­нят­но, что этот раз­го­вор — лишь лег­кое при­кос­но­ве­ние к рын­ку цен­ных бу­маг. Од­на­ко и без глу­бо­ко­го ана­ли­за вид­но, что его иг­ро­ки, по­доб­но ку­роч­кам, клю­ют по зер­ныш­ку. До­ста­точ­но зай­ти на сайт Бе­ло­рус­ской ва­лют­но­фон­до­вой бир­жи. Объ­е­мы сде­лок за по­след­ние неде­ли неве­ли­ки: при­мер­но три, че­ты­ре, семь мил­ли­о­нов руб­лей. Есть, ко­неч­но, и те, что тя­нут на де­сят­ки мил­ли­о­нов. Но их не так мно­го. И уж ко­неч­но, вряд ли сре­ди ак­тив­ных бир­же­вых иг­ро­ков есть ми­но­ри­тар­ные ак­ци­о­не­ры: да­же из тех, что сто­ят у стан­ков вполне успеш­ных про­из­водств.

На Го­мель­щине, к при­ме­ру, име­ет­ся два де­сят­ка пред­при­я­тий, чьи ак­ции мо­гут быть вы­став­ле­ны на бир­же­вые тор­ги толь­ко с со­гла­сия обл­ис­пол­ко­ма. В их чис­ле, кста­ти, и “Ко­мин­терн”. Ло­ги­ка по­нят­на. Го­су­дар­ство сле­дит за тем, что­бы соб­ствен­ность субъ­ек­тов хо­зяй­ство­ва­ния, со­став­ля­ю­щих ос­но­ву ре­аль­но­го сек­то­ра эко­но­ми­ки, не рас­пы­ля­лась мел­ки­ми до­ля­ми в раз­ных на­прав­ле­ни­ях, а оста­ва­лась в ру­ках тех, кто там ра­бо­та­ет.

Тео­ре­ти­че­ски со­рвать свой куш на сдел­ках с цен­ны­ми бу­ма­га­ми мож­но. На БВФБ в мар­те это­го го­да очень да­же непло­хо тор­го­ва­лись ак­ции мо­зыр­ской швей­ной фаб­ри­ки “На­д­экс”. Сто­и­мость од­ной ак­ции до­хо­ди­ла до пя­ти­сот ты­сяч руб­лей. И тот, кто вла­дел па­ке­том, до­пу­стим, из ста ак­ций, при­об­ре­тен­ных ра­нее раз в пять де­шев­ле, мог по­лу­чить до­стой­ные день­ги.

Но это, по­вто­рим­ся, тео­ре­ти­че­ски. Хо­тя и фак­ти­че­ски есть о чем по­го­во­рить. В те­че­ние про­шло­го го­да не­кто неиз­вест­ный (по неко­то­рым све­де­ни­ям — мин­ча­нин) за­ра­бо­тал на куп­ле-про­да­же ак­ций, по раз­ным дан­ным, то ли пять, то ли семь мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Эту ин­фор­ма­цию ра­сти­ра­жи­ро­ва­ли мно­гие бе­ло­рус­ские СМИ. Но, как вы­яс­ни­ла “ГП”, в на­шем ре­ги­оне та­ких удач­ли­вых иг­ро­ков нет. Как со­об­щи­ли в об­ласт­ной на­ло­го­вой ин­спек­ции, не бы­ло за­де­кла­ри­ро­ван­ных до­хо­дов, сви­де­тель­ству­ю­щих о том, что кто-то по-круп­но­му иг­ра­ет на бир­же.

Ни­кто не спо­рит: ры­нок цен­ных бу­маг по­лон за­ни­ма­тель­ных ис­то­рий. Но вряд ли они мо­гут пред­став­лять боль­шой прак­ти­че­ский ин­те­рес для ря­до­вых ак­ци­о­не­ров. По-на­сто­я­ще­му ре­аль­ный бо­нус им мо­гут при­не­сти толь­ко ди­ви­ден­ды. Они же по­ка не так ве­ли­ки, как хо­те­лось бы. То есть опять воз­вра­ща­ем­ся к раз­го­во­ру о ме­то­дах по­вы­ше­ния рен­та­бель­но­сти каж­до­го от­дель­но взя­то­го про­из­вод­ства и ви­дим, что дел на этом пу­ти у нас все еще нев­про­во­рот. В об­щем, ра­бо­та­ем, граж­дане, солн­це еще вы­со­ко… Ла­ра НАВМЕНОВА

Фо­то ав­то­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.