То­по­ли­ные сле­зы,

или По­че­му в пар­ке жи­вут толь­ко во­ро­ны?

Gomelskaya Pravda - - СУББОТНЯЯ ПОЧТА -

“Два го­да на­зад вдоль до­ро­ги по на­ше­му 3-му Тран­зит­но­му пе­ре­ул­ку бы­ли вы­са­же­ны в два ря­да ду­бы (на сним­ке). Да не ма­лень­кие саженцы, а трех-, че­ты­рех­мет­ро­вые де­ре­вья. Ко­неч­но, мно­гие из них не при­жи­лись, вы­сох­ли, хо­тя жиль­цы пе­ре­ул­ка по­ли­ва­ли их в жар­кую по­го­ду. Очень обид­но, что нам не удалось озе­ле­нить­ся, к то­му же за те дуб­ки бы­ли за­пла­че­ны нема­лые день­ги. По­это­му вес­ной мы с со­се­дом на­ко­па­ли мо­ло­день­ких то­поль­ков и вы­са­ди­ли их око­ло до­ро­ги — на ме­сте по­гиб­ших де­ре­вьев. По­ли­ва­ли, уха­жи­ва­ли, и все саженцы при­ня­лись, по­шли в рост. Но недав­но ра­бот­ни­ки ком­му­наль­ной служ­бы об­ка­ши­ва­ли тра­ву вдоль до­ро­ги, за­од­но ско­си­ли и два то­по­ля. На на­ше воз­му­ще­ние кто-то мах­нул ру­кой: не пе­ре­жи­вай­те, на сле­ду­ю­щий год ад­ми­ни­стра­ция рай­о­на опять вы­де­лит день­ги и по­са­дит де­ре­вья, что-ни­будь да оста­нет­ся…”

Вла­ди­мир Лео­ни­до­вич, жи­тель 3-го Тран­зит­но­го

пе­ре­ул­ка, г. Го­мель.

“Вес­ной яр­ко-жел­тым ков­ром цве­ли оду­ван­чи­ки. В цен­тре го­ро­да, в рай­оне по­жар­но­го де­по, же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла, в за­ли­ней­ной ча­сти го­ро­да, про­чих ме­стах это чу­до при­ро­ды вы­ко­си­ли, за­гру­зи­ли в ма­ши­ны и вы­вез­ли как му­сор. Хо­тя один гек­тар цве­ту­ще­го оду­ван­чи­ка да­ет 20 — 60 ки­ло­грам­мов ме­да. А в ка­ких еди­ни­цах из­ме­ря­ет­ся че­ло­ве­че­ское удо­воль­ствие от со­зер­ца­ния этих зем­ных сол­ны­шек?

Ну да лад­но, для од­но­го это рас­те­ние пре­крас­ный цве­ток, для дру­го­го — сор­няк. Обра­ти­те вни­ма­ние, что в со­вре­мен­ных пар­ках и скве­рах со­вер­шен­но нет пев­чих птиц. Во­дят­ся толь­ко во­ро­ны, из­ред­ка со­ро­ки, при­грев­ши­е­ся у бес­плат­ной кор­меж­ки стай­ки во­ро­бьев и го­лу­би. Про­чих нет. От­сут­ствие про­пи­та­ния (вы­сох­шая зем­ля, где нет ор­га­ни­ки, чер­вей, му­ра­вьев, вся­ких там бу­ка­шек и ко­зя­вок) и об­рез­ка де­ре­вьев не поз­во­ля­ют пти­цам да­же вить гнез­да. За­то че­ло­век, вы­ко­сив тра­ву, вы­ру­бив ку­стар­ни­ки, и на их ме­сто по­са­див чах­лые саженцы под ли­ней­ку, до­во­лен. Та­кое вот пред­став­ле­ние о на­ве­де­нии по­ряд­ка на зем­ле…” А. Бы­лин­ский,

г. Ре­чи­ца.

“По­жа­луй­ста, по­мо­ги­те нам с до­ро­гой, ко­то­рая каж­дый год в се­зон до­ждей пре­вра­ща­ет­ся в бо­ло­то. А ведь по ней на­ши де­ти вы­нуж­де­ны до­би­рать­ся в шко­лу и са­дик. Вес­ной и осе­нью без ре­зи­но­вых са­пог про­па­дешь, точ­нее, уто­нешь в улич­ной гря­зи. По­ка ле­то, есть вре­мя про­ве­сти под­сып­ку до­ро­ги и не до­пу­стить то­го ужа­са, ко­то­рый ждет нас осе­нью”. Жи­те­ли де­рев­ни Ста­ро­се­лье,

Бу­да-Ко­ше­лев­ский рай­он.

“Ко­гда бы­ваю на сво­ей ма­лой ро­дине, не упус­каю слу­чая на­ве­стить бо­та­ни­че­ские па­мят­ни­ки при­ро­ды рес­пуб­ли­кан­ско­го зна­че­ния “Дуб че­реш­ча­тый “Бу­даКо­ше­лев­ский-1” и “Дуб че­реш­ча­тый “Бу­да-Ко­ше­лев­ский-2”. Де­ре­вья уни­каль­ней­шие. Воз­раст пер­во­го ду­ба, вы­со­той 34 метра, 340 лет, вто­рой на два метра вы­ше и на два­дцать лет стар­ше. Диа­метр стволов — до по­лу­то­ра мет­ров. У ги­гант­ских де­ре­вьев не толь­ко ува­жа­е­мый воз­раст, но и огром­ные кро­ны. Сколь­ко все­го по­ви­да­ли эти ду­бы за свои три с хво­сти­ком ве­ка — па­нов и вой­ну, люд­ское сча­стье и сле­зы, ни­ще­ту и бо­гат­ство. И те­перь на встре­чу к зна­ме­ни­тым ду­бам че­ло­век спе­шит в судь­бо­нос­ные ми­ну­ты сво­ей жиз­ни: сю­да при­ез­жа­ют мо­ло­до­же­ны и при­хо­дят влюб­лен­ные, что­бы по­де­лить­ся сво­им сча­стьем, здесь ищут уте­ше­ния уби­тые го­рем мои зем­ля­ки, по­те­ряв­шие сво­их род­ных и близ­ких. А ду­бы под­ни­ма­ют вверх люд­ские ра­дость и бе­ду, и те об­ла­ка­ми рас­плы­ва­ют­ся по не­бу, плы­вут над зем­лей, про­ли­ва­ясь свет­лы­ми и горь­ки­ми сле­за­ми…” Лариса Го­вей­ко,

го­мель­чан­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.