Или Вни­ма­ния мно­го не бы­ва­ет

Gomelskaya Pravda - - НАСУЩНОЕ -

“Спа­си­бо го­род­ским вла­стям за от­кры­тие но­вой до­ро­ги — подъ­ез­да к 18-му мик­ро­рай­о­ну. Учи­ты­вая за­гру­жен­ность улиц Ха­та­е­ви­ча и Ма­зу­ро­ва, слож­но пе­ре­оце­нить зна­че­ние этой транс­порт­ной раз­вяз­ки. До­ро­га свя­за­ла 18, 19, 20 и 21-й мик­ро­рай­о­ны на­ше­го го­ро­да. Все сде­ла­но ос­но­ва­тель­но — хо­ро­ший ас­фальт, 16 оста­но­воч­ных пунк­тов, ве­ло­си­пед­ная до­рож­ка, све­то­фо­ры и осве­ще­ние. Слы­шал, что боль­ше по­ло­ви­ны сто­и­мо­сти это­го про­ек­та про­фи­нан­си­ро­ва­но из го­род­ско­го бюд­же­та”. Василий Лемешко, от име­ни жи­те­лей мик­ро­рай­о­на № 18. “На­ко­нец-то об­ра­ти­ли вни­ма­ние на при­вок­заль­ный пя­та­чок зем­ли со сто­ро­ны ули­цы Кур­ча­то­ва в рай­оне ав­то­стан­ции Гомель. Зда­ние ав­то­стан­ции бы­ло от­ре­мон­ти­ро­ва­но, при­вок­заль­ная пло­щадь бла­го­устро­е­на, по­са­доч­ные пло­щад­ки при­ве­де­ны в по­ря­док. Толь­ко вот тер­ри­то­рия со сто­ро­ны ули­цы Кур­ча­то­ва пор­ти­ла всю ма­ли­ну — за­бро­шен­ный ми­ни-пу­стырь, укра­шен­ный раз­ве что толь­ко ды­ря­вы­ми вед­ра­ми вме­сто му­сор­ных урн. Несмот­ря на ста­ра­ния, эта тер­ри­то­рия по­чти все­гда бы­ла в за­хлам­лен­ном со­сто­я­нии. Но на днях здесь на­ча­лись ра­бо­ты по бла­го­устрой­ству. Сей­час ра­бо­та­ет тех­ни­ка, га­зо­но­ко­сил­ка об­ка­ши­ва­ет при­до­мо­вую тер­ри­то­рию. Все жиль­цы до­ма № 9 по ули­це Кур­ча­то­ва в ожи­да­нии кра­со­ты”. Ла­ри­са Клюй, го­мель­чан­ка.

“Жи­вет в де­ревне Вто­рая Сло­бод­ка Ан­то­ни­на Афа­на­сьев­на Шур­пач 1922 го­да рож­де­ния. Мно­го го­ря и ис­пы­та­ний вы­па­ло на ее до­лю. Ро­ди­лась в мно­го­дет­ной се­мье. В 1937 го­ду ее от­ца как вра­га на­ро­да расстреляли в мо­зыр­ской тюрь­ме, хо­тя по­сле вой­ны уве­до­ми­ли о без­вин­но по­гиб­шем. Во вре­мя вой­ны, ко­гда при­шли нем­цы, де­ти пря­та­лись зи­мой со взрос­лы­ми в бо­ло­те. Мать за­бо­ле­ла ти­фом и умер­ла. Ан­то­ни­ну вме­сте с дру­ги­ми дев­ча­та­ми угна­ли в Гер­ма­нию. По­сле осво­бож­де­ния вме­сте с сест­ра­ми она вер­ну­лась в род­ную де­рев­ню, а там нет ни ха­ты, ни ро­ди­те­лей, толь­ко по­хо­рон­ка на бра­та. За­бра­ла Ан­то­ни­ну в свою ха­ту крест­ная мать, у ко­то­рой ни­ко­го не бы­ло. Жен­щи­на бо­ле­ла ту­бер­ку­ле­зом, при­шлось вме­сте с сест­ра­ми по оче­ре­ди уха­жи­вать за ней и от тем­на до тем­на ра­бо­тать в кол­хо­зе. За ста­ра­ния кол­хоз по­мог ей по­стро­ить ха­ту. Вы­шла Ан­то­ни­на за­муж за од­но­сель­ча­ни­на Ива­на Шур­па­ча, ко­то­рый по­сле тя­же­ло­го ра­не­ния вер­нул­ся с фрон­та. Рас­пи­са­лись они в Че­лю­ще­вич­ском сель­со­ве­те, но сви­де­тель­ство о бра­ке мо­ло­дым не вы­да­ли. Ска­за­ли, что сде­ла­ют это по­том, ко­гда ро­дят­ся и бу­дут за­пи­сы­вать­ся де­ти. Од­на­ко по при­чине тя­же­ло­го ра­не­ния с детьми не по­лу­чи­лось. О бра­ко­со­че­та­нии оста­лась толь­ко за­пись в во­ен­ном би­ле­те Ива­на Шур­па­ча. Вме­сте они про­жи­ли 52 го­да, сво­и­ми ру­ка­ми по­ст­ро- или но­вую ха­ту. По­сле вы­хо­да на пен­сию му­жу да­ли первую груп­пу ин­ва­лид­но­сти. 12 лет Ан­то­ни­на Афа­на­сьев­на смот­ре­ла сво­е­го сле­по­го су­пру­га, ко­то­рый умер в 1995 го­ду. Так как не бы­ло у них сви­де­тель­ства о бра­ке, по­сле смер­ти му­жа все ве­те­ран­ские

По­явит­ся кра­со­та воз­ле ав­то­вок­за­ла и со сто­ро­ны ули­цы Кур­ча­то­ва льго­ты бы­ли ан­ну­ли­ро­ва­ны. В рай­он­ном со­бе­се ей пред­ло­жи­ли по­дать в суд, что­бы по­лу­чать над­бав­ку к пен­сии. Но она по­счи­та­ла это по­зо­ром: “Я ни­ко­гда ни с кем не су­ди­лась...” Не ока­за­лось в ее пен­си­он­ном де­ле и до­ку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих пре­бы­ва­ние в Гер­ма­нии… Сла­ва бо­гу, эта 93-лет­няя ба­буш­ка еще в пол­ном здра­вии и яс­ном уме. Низ­кий по­клон вам и по­же­ла­ние доб­ро­го здо­ро­вья, Ан­то­ни­на Афа­на­сьев­на”. Та­ма­ра Пав­лю­чек-Кум­пан,

г. Петриков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.