И быть в ла­ду с са­мим со­бой

Gomelskaya Pravda - - ЧИТАТЕЛЬ — ГАЗЕТА - Ири­на ГУ­ЛИ­ДО­ВА

Каж­дое сти­хо­тво­ре­ние го­мель­ча­ни­на Ва­ле­рия Ве­тош­ки­на — это благодарение за про­жи­тое мгно­ве­ние. Он де­лит­ся с на­ми сво­им сча­стьем бы­тия, от­кры­вая его сек­ре­ты всем, кто при­ка­са­ет­ся к его сти­хам.

Ли­ри­че­ский герой Ва­ле­рия Ве­тош­ки­на твер­до сто­ит на но­гах. У него лю­би­мая про­фес­сия, хо­тя и труд­ная: он — со­зи­да­тель, он — стро­и­тель.

Пе­ре­до мной три сбор­ни­ка Ва­ле­рия Ве­тош­ки­на. Бо­лее ран­ний — “Хол­сты небес”. На­ча­ло этой кни­ги — по­ис­ки гар­мо­нии об­ще­ния с Бо­гом. По­э­зию это­го пе­ри­о­да мож­но срав­нить с мо­ло­дым ви­ном: Влюб­лен­ность в ому­те бур­ли­вом Пья­нит ме­до­вые уста… Го­во­рят, что счаст­лив тот, кто не го­во­рит: луч­ше там, где нас нет, а тот, кто уве­рен: луч­ше там, где мы есть. Ли­ри­че­ский герой по­эта по-на­сто­я­ще­му счаст­лив: он лю­бит свой го­род, свое про­шлое и бу­ду­щее, он лю­бит все жи­вое во­круг. Ко­тен­ка кош­ка ли­жет неж­но, Ведь он ей сла­док, слов­но мед. Цеп­ля­ет сво­ей об­раз­но­стью ко­ро­тень­кое сти­хо­тво­ре­ние “Бе­ре­зы”: Что нам кра­са­ви­цы бе­ре­зы Смог­ли по­ве­дать, пе­ре­дать? У них ши­пов нет, как у ро­зы, Вот и при­хо­дит­ся стра­дать. Вес­ной лишь снег сой­дет ворч­ли­во, Би­до­ны там и тут сну­ют, Сто­ят бе­рез­ки мол­ча­ли­во И груст­но сле­зы в бан­ки льют… Ес­ли первую часть сбор­ни­ка мож­но срав­нить с мо­ло­дым ви­ном, то вто­рую — со свя­той во­дой, осо­бен­но там, где речь идет о пре­по­доб­ной Ма­не­фе. Вот как вдох­но­вен­но пи­шет по­эт о про­слав­ле­нии свя­той: Ав­густ солн­цем на­пол­нен цве­ту­щий, Мо­щи в ра­ке нетлен­ной свя­той, Сла­ву ан­ге­лов хор воз­да­ю­щий Над ку­пе­лью по­ет зо­ло­той. В сти­хах по­эта ощу­ща­ет­ся, пуль­си­ру­ет бла­го­дар­ность Бо­гу. Мо­жет быть, по­то­му что дя­дя Ве­тош­ки­на — Флор — был ар­хи­манд­ри­том. Ав­тор боль­ше ни­че­го не про­сит за свою любовь и пре­дан­ность. Он хо­чет толь­ко: Твор­ца за жизнь бла­го­да­рить И в яс­ный день, и в непо­го­ду. Тем бо­лее что …по­ни­ма­ешь без со­мне­нья, Что на­ша жизнь — од­но мгновенье. Но еще боль­шая муд­рость, мо­жет быть, в том, что­бы ра­до­вать­ся это­му мгно­ве­нью. По­это­му за­кон­чу на оп­ти­ми­сти­че­ской но­те его сти­хо­тво­ре­ния “Бал­ла­да о пти­це”.

Пти­ца — это утя, ко­то­рая по счаст­ли­вой слу­чай­но­сти не попала на ужин к хо­зя­е­вам, и ко­то­рую при­грел доб­рый со­сед: Под­ня­лась пти­ца на кры­ло На­зад ту­да, где ме­сяц бро­дит, Где и мо­роз­но, и бе­ло. Дерз­ну post scriptum вста­вить соб­ствен­ное чет­ве­ро­сти­шие: Про­сти, по­эт, что под­смот­ре­ла, Как бы­ли ро­зы хо­ро­ши. Но ты ведь сам на суд вы­но­сишь Все тай­ны тре­пет­ной ду­ши.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.