Унесенные вет­ром

Чет­верг ми­нув­шей неде­ли вы­дал­ся теп­лым, но све­жим. И воз­ле вы­став­лен­ной на про­да­жу ко­роб­ки ма­га­зи­на на уг­лу Вет­ков­ской и Ро­га­чев­ской в Го­ме­ле ве­тер ве­се­ло го­нял ску­ко­жен­ную листву, рас­плю­щен­ный пла­стик пив­ной бу­тыл­ки, пла­сти­ко­вый же ста­кан­чик из-под сме­та

Gomelskaya Pravda - - ТОК-ШОУ - Ла­ра НАВМЕНОВА Фото Алек­сея ГЕ­РА­СИ­МЕН­КО

До­ка­жи, что не вер­блюд

Впро­чем, го­нять все это ему оста­ва­лось недол­го. Вре­мя бли­зи­лось к обе­ду, и жен­щи­на в узна­ва­е­мо оран­же­вой ту­жур­ке уже ак­тив­но ма­ха­ла мет­лой непо­да­ле­ку. Вспом­ни­лась ге­ни­аль­ная в сво­ей, как это ни стран­но, ба­наль­но­сти сен­тен­ция: чи­сто не там, где уби­ра­ют, а там, где не му­со­рят.

Ка­за­лось бы, че­го про­ще? Ан, нет. Плю­ем. Плю­ем в ли­цо род­но­му го­ро­ду, а он — бе­до­ла­га — все тер­пит и про­дол­жа­ет ра­до­вать нас чи­сто­той сво­их улиц, уби­ра­е­мых ру­ка­ми ком­му­наль­щи­ков.

Плю­ем, кста­ти, от­нюдь не фи­гу­раль­но вы­ра­жа­ясь. Ду­маю, каж­дый не раз об­ра­щал вни­ма­ние на бес­фор­мен­ные мо­крые пят­на, ко­то­рые по­кры­ва­ют ас­фальт у него под но­га­ми. Осо­бен­но это за­мет­но на оста­нов­ках об­ще­ствен­но­го транс­пор­та. По­ку­рил, сплю­нул, оку­рок под но­ги. Каж­дое утро все те же лю­ди в оран­же­вых тужурках ме­тут оста­но­воч­ный ас­фальт, со­би­рая мно­же­ство окур­ков в ак­ку­рат­ные куч­ки перед тем, как за­брать сов­ком и от­пра­вить ку­да по­ло­же­но — в му­сор­ный кон­тей­нер.

Ко­гда-то до­воль­но дав­но от­ды­ха­ла в Алу­ш­те. И от­дых был, в об­щем-то, ни­че­го себе так. Но в па­мя­ти от­пе­ча­та­лось не теп­лое си­нее мо­ре, а пол­ное от­сут­ствие урн на ули­цах это­го ми­ло­го ку­рорт­но­го го­род­ка. Но в на­шем-то го­род­ке с ур­на­ми про­блем нет, так ми­мо-то за­чем? Ин­те­рес­но, та­кая оп­ция, как, про­сти­те, быть сви­ньей, это у от­дель­ных пред­ста­ви­те­лей го­мо са­пи­енс па­то­ло­гия врож­ден­ная или при­об­ре­тен­ная в про­цес­се эво­лю­ции на от­рез­ке от ма­те­рин­ской гру­ди до по­ло­вой зре­ло­сти?

То­ва­рищ не по­ни­ма­ет?

Стра­ной, об­ла­да­ю­щей ну про­сто ма­ни­а­каль­ной тя­гой к чи­сто­те, ин­тер­не­ти­сточ­ни­ки друж­но на­зы­ва­ют Син­га­пур. А то! Же­ва­тель­ную ре­зин­ку на ас­фальт там про­сто так не вы­бро­сишь, хо­тя бы по­то­му, что ку­пить ее там не так-то про­сто. Толь­ко по рецепту вра­ча и в ап­те­ке. И ап­те­ка­ри, по­верь­те, это­му пра­ви­лу сле­ду­ют. Что­бы не на­рвать­ся на неприятности в ви­де огром- но­го штра­фа или тю­рем­но­го за­клю­че­ния.

Ну, а то­му, кто, при­е­хав в эту стра­ну по­го­стить, не удо­су­жит­ся озна­ко­мить­ся с мест­ны­ми по­ряд­ка­ми и вы­плю­нет при­ве­зен­ную с со­бой жвач­ку себе же под но­ги, то­же гро­зит штраф. От 500 син­га­пур­ских дол­ла­ров. Что­бы бы­ло по­нят­нее — один син­га­пур­ский дол­лар ра­вен при­мер­но 70 аме­ри­кан­ским цен­там.

В Ка­зах­стане го­да три на­зад вой­ной по­шли про­тив лю­би­те­лей вы­бра­сы­вать окур­ки, жвач­ку и про­чую мел­кую дре­бе­день ми­мо урн. Стра­ну по­сле это­го бук­валь­но на­кры­ло цунами из ад­ми­ни­стра­тив­ных про­то­ко­лов.

Мэр Ри­ма со­всем не­дав­но так­же ре­шил вне­сти свою леп­ту в борь­бу за чи­сто­ту улиц. Пред­ло­жен­ная с его по­да­чи но­ва­ция — 150 ев­ро штра­фа тем, кто бро­са­ет окур­ки на зем­лю.

А что же у нас? А у нас есть Ко­декс об ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях. Он гро­зит штра­фом от пя­ти до пя­ти­де­ся­ти ба­зо­вых ве­ли­чин тем, кто вы­бра­сы­ва­ет му­сор ми­мо урн и спе­ци­аль­ных кон­тей­не­ров. Но не бу­дут же со­труд­ни­ки пат­руль­но-по­сто­вой служ­бы де­жу­рить на тех же оста­нов­ках, что­бы хва­тать каж­до­го на­ру­ши­те­ля за ру­ку и со­став­лять ми­ли­цей­ские про­то­ко­лы по фак­ту вся­ко­го бро­шен­но­го на ас­фальт окур­ка. А нет за­дер­жа­ния, так ска­зать, с по­лич­ным — нет и штра­фа в ви­де на­лич­ных.

Вы­хо­дит, раз­го­вор ни о чем? Да­вай­те спро­сим у пред­ста­ви­те­лей по­ко­ле­ния мо­ло­до­го и по­это­му, как при­ня­то счи­тать, кре­а­тив­но­го. Быть мо­жет, у них есть от­вет на во­прос, как до­сту­чать­ся до со­ве­сти тех, чья со­весть на стук в ее две­ри не от­ве­ча­ет? И с этой це­лью “ГП” вы­шла на чи­стые ули­цы об­ласт­но­го цен­тра.

Пер­вы­ми на­встре­чу по­па­лись две сим­па­тич­ные дев­чон­ки, ко­то­рые, как ока­за­лось, гры­зут гра­нит на­у­ки в кол­ле­дже же­лез­но­до­рож­но­го транс­пор­та. Вы­яс­ни­лось, что Ве­ро­ни­ка и Юля не го­мель­чан­ки. Од­на из Жло­би­на, дру­гая из Доб­ру­ша. Но Гомель успел стать род­ным и близ­ким для обе­их. Их ра­ду­ет и кра­со­та, и чи­сто­та его улиц. Как бо­роть­ся с те­ми, кто вно­сит дис­гар­мо­нию в эту пасто­раль? По­ду­мав, дев­чон­ки пред­ло­жи­ли раз­ме­стить по­всю­ду боль­ше со­ци­аль­ной ре­кла­мы, ко­то­рая при­зы­ва­ла бы к чи­сто­те и по­ряд­ку.

Двое иду­щих по ули­це ре­бят, ко­то­рых кор­ре­спон­ден­ты “ГП” по­про­си­ли при­тор­мо­зить, что­бы про­дол­жить раз­го­вор, бы­ли по­хо­жи на обыч­ных школь­ни­ков. Но как вы­яс­ни­лось, учат­ся они не в обыч­ной шко­ле, а в учи­ли­ще олим­пий­ско­го ре­зер­ва и за­ни­ма­ют­ся воль­ной борь­бой. Пред­ста­ви­лись как Влад и Да­ник. Оба при­е­ха­ли из Мо­зы­ря, но Гомель так­же успе­ли по­лю­бить.

— Мож­но ли ка­ки­ми-то ме­ра­ми за­ста­вить лю­дей бро­сать окур­ки и про­чий му­сор в ур­ны, а не ми­мо?

— Ну, не зна­ем. На­вер­ное, лю­дям нуж­но ча­ще объяснять, что так де­лать нель­зя.

— Да? А как вы на­зо­ве­те тех, кто не хо­чет это­го по­ни­мать? — Бал­бе­са­ми… Про­стим свой­ствен­ный юно­сти мак­си­ма­лизм и пря­мо­ли­ней­ность, хо­тя, чест­но го­во­ря, слож­но дер­жать­ся в рам­ках по­лит­кор­рект­но­сти, ко­гда речь за­хо­дит о са­мых про­стых ве­щах, ко­то­рые мы за­чем-то де­ла­ем слож­ны­ми. А что, ес­ли бы вся­ко­му, кто плю­ет на ас­фальт, ве­тер дул ис­клю­чи­тель­но в ли­цо? Быть мо­жет, то­гда всем бы­ло бы сча­стье?

Влад и Да­ник

Ве­ро­ни­ка и Юля

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.