Ка­кое это сча­стье, что у нас есть Есе­нин

21 сен­тяб­ря ис­пол­ни­лось 120 лет со дня рож­де­ния ве­ли­ко­го по­эта XX сто­ле­тия Сер­гея Есе­ни­на

Gomelskaya Pravda - - ИНФОРМАЦИЯ - Ни­ко­лай ФУР­МАН, ве­те­ран Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны и тру­да, кра­е­вед

Он оста­вил на­сле­дие, близ­кое и до­ро­гое мил­ли­о­нам лю­дей. В са­мом его име­ни есть что-то ве­сенне-осен­нее: ра­дость ве­сен­не­го рас­цве­та, про­буж­де­ния при­ро­ды и пе­чаль осен­не­го увя­да­ния.

“Маль­чик из про­стой кре­стьян­ской се­мьи, жел­то­во­ло­сый с го­лу­бы­ми гла­за­ми”. По­эт от Бо­га — не­по­вто­ри­мый цве­ток стра­ны бе­ре­зо­во­го сит­ца, сти­хи ко­то­ро­го за­став­ля­ют уча­щен­но бить­ся на­ши серд­ца: ра­до­вать­ся и гру­стить, лю­бить и стра­дать, сме­ять­ся и пла­кать.

Край лю­би­мый! Серд­цу снят­ся Скир­ды солнца в во­дах лон­ных. Я хо­тел бы за­те­рять­ся В зе­ле­нях тво­их сто­звон­ных…

Ка­кой ко­ло­рит, ка­кая на­сы­щен­ность строк, ка­кая любовь к при­ро­де и все­му жи­во­му на Зем­ле! И еще:

И зо­ло­те­ю­щая осень, В бе­ре­зах убав­ляя сок, За тех, ко­го лю­бил и бро­сил, Лист­вою пла­чет на пе­сок…

Вду­май­тесь в эти стро­ки, осмыс­ли­те их: у ко­го из по­этов зо­ло­то­го и се­реб­ря­но­го ве­ка или на­ших со­вре­мен­ных мож­но най­ти та­кие?

Не­слу­чай­но Мак­сим Горь­кий как-то за­ме­тил: “Сер­гей Есе­нин не че­ло­век, а ор­ган, рож­ден­ный для по­э­зии”.

Жизнь Есе­ни­на ко­рот­ка и тра­гич­на, как и у мно­гих та­лант­ли­вых и ге­ни­аль­ных лю­дей ста­рой и но­вой России. Еще 19-лет­ним юно­шей он на­про­ро­чил себе ско­рый уход:

Все встре­чаю, все при­ем­лю, Рад и счаст­лив ду­шу вы­нуть. Я при­шел на эту зем­лю, Чтоб ско­рей ее по­ки­нуть…

Дру­го­го ис­хо­да быть не мог­ло, его от­кры­тая, доб­рая ду­ша бы­ла об­ре­че­на. Не будь тра­ги­че­ско­го де­каб­ря 1925 го­да, он был бы уни­что­жен в ре­прес­си­ях 30-х го­дов. В те трид­ца­тые ро­ко­вые вся есе­нин­ская ветвь рус­ской ли­те­ра­ту­ры бы­ла рас­стре­ля­на…

По­сле тра­ги­че­ской ги­бе­ли Есе­ни­на его лич­ность и твор­че­ство на дол­гие го­ды бы­ли пре­да­ны ана­фе­ме, за­бве­нию и за­пре­ту, хо­тя Есе­нин-по­эт был не толь­ко ли­ри­ком, про­ро­ком, ис­то­ри­ком, фи­ло­со­фом, меч­та­те­лем, мыс­ли­те­лем, но, са­мое глав­ное, он был граж­да­ни­ном — пат­ри­о­том сво­ей Ро­ди­ны.

Ес­ли крик­нет рать свя­тая: “Кинь ты Русь, жи­ви в раю!” Я ска­жу: “Не на­до рая, Дай­те ро­ди­ну мою”.

Со­вер­шен­но осо­бое ме­сто Есе­ни­на в на­род­ной сре­де опре­де­ле­но тем, что его по­э­зия всту­па­ет в со­при­кос­но­ве­ние с ин­тим­ным, с са­мым со­кро­вен­ным — та­ин­ством рус­ской ду­ши, ко­то­рая ко­рен­ным об­ра­зом свя­зы­ва­ет русских лю­дей с Рос­си­ей. Миф о Есе­нине в те­че­ние XX сто­ле­тия по­сте­пен­но из­ме­нил свое стро­е­ние и из яв­ле­ния ис­то­рии опре­де­лил­ся в яв­ле­ние при­ро­ды.

У каж­до­го из нас свой Есе­нин: у без­усо­го юн­ца и се­до­го стар­ца, у юной де­вуш­ки и по­жи­лой жен­щи­ны. Есе­нин в каж­дом из нас — в те­бе и во мне. “Ты жи­ва еще, моя ста­руш­ка? Жив и я, при­вет те­бе, при­вет!” Эти стро­ки как по­сло­ви­цы во­шли в жизнь каж­до­го из нас.

“Выткался на озе­ре алый свет за­ри”, “От­го­во­ри­ла ро­ща зо­ло­тая”, “Клен ты мой опав­ший”, “Не жа­лею, не зо­ву, не пла­чу”, “Над окош­ком ме­сяц, под окош­ком ве­тер”. Пес­ни — пла­чи о нас са­мих. В сле­зах по са­мим себе есть сла­дость са­мо­уте­ше­ния, са­мо­успо­ко­е­ния, са­мо­про­ще­ния и очи­ще­ния от сквер­ны в на­деж­де на луч­шее свет­лое и доб­рое в жиз­ни. Гос­по­ди, ка­кое это сча­стье, что у нас есть Есе­нин. А ка­ко­во бы­ло бы нам без него?

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.