“Бе­лоч­ка” на­гря­ну­ла у стан­ции Ли­сич­ки

Gomelskaya Pravda - - ЗА ГРАНЬЮ - За­пи­са­ла Ана­ста­сия ПИСЧЕНКОВА Та­тья­на ЗАВОРОТНАЯ

“Го­во­ри­те, я не вы­гля­жу на свой воз­раст? Мо­жет, по­то­му что небри­тый? Хо­тя знаю: де­ло со­всем не в этом. Я упо­треб­лял нар­ко­ти­ки бо­лее пя­ти лет. Спайс, ам­фе­та­мин, ЛСД, экс­та­зи… Един­ствен­ное — ни­ко­гда не ко­лол­ся. Был уве­рен, ес­ли дой­ду до внут­ри­вен­ных инъ­ек­ций, мне ко­нец.

Пред­ставь­те, вы иде­те по ули­це и по­ни­ма­е­те, что весь го­род на­пол­нен не людь­ми, а чер­вя­ми и на­се­ко­мы­ми. Они сто­ят на оста­нов­ках, си­дят в ка­фе, раз­го­ва­ри­ва­ют по те­ле­фо­ну, чи­та­ют га­зе­ты. Ино­гда перед ва­ми де­вя­ти­этаж­ки пе­ре­во­ра­чи­ва­ют­ся на бок, а из­под фун­да­мен­та вы­ла­зят но­вые “жи­те­ли”, спе­шат на ав­то­бус. Мне ста­ло страш­но, ко­гда стал слы­шать, буд­то каж­дый из них об­суж­да­ет, как я вы­гля­жу, по­во­ра­чи­ва­ет го­ло­ву и пы­та­ет­ся за­гля­нуть мне в гла­за. Это крат­кий пе­ре­сказ дня, в ко­то­рый я съел ЛСД. Во­об­ще у ме­ня вы­со­кая то­ле­рант­ность (то­ле­рант­ность — спо­соб­ность не впа­дать в нар­ко­ти­че­ское опья­не­ние от обыч­ной сред­не­ста­ти­сти­че­ской до­зы нар­ко­ти­ка — прим. автора), а по­то­му я ред­ко ви­дел что-ни­будь по­доб­ное.

Я по­ку­рил тра­ву в 12. То­гда мне нра­ви­лись хип-хоп куль­ту­ра и му­зы­ка в та­ком сти­ле. Насмот­рел­ся кли­пов, где все кру­тые ку­ри­ли тра­ву. Раз­уз­нал, как рас­тет ко­ноп­ля. Нарвал, вы­су­шил, при­го­то­вил. Пер­вый раз — ни­ка­ко­го удо­воль­ствия. А вот в 16 я по­про­бо­вал мно­го че­го еще, и кайф был. По­на­ча­лу мы с дру­зья­ми со­би­ра­лись компанией, упо­треб­ля­ли ка­кую-ни­будь дурь ра­ди забавы. На­при­мер, спайс. Чест­но го­во­ря, я да­же не знал, что это та­кое. Ду­мал, обыч­ная тра­ва, толь­ко в бо­лее мел­ких ко­ли­че­ствах. Ку­рил и чув­ство­вал эй­фо­рию, ста­но­вил­ся от­кры­тым, ве­се­лым — в об­щем, бы­ло хо­ро­шо. Но че­рез неко­то­рое вре­мя все из­ме­ни­лось. В ка­кой-то мо­мент мы ста­ли ви­деть­ся толь­ко за­тем, что­бы най­ти, ку­пить и вма­зать­ся. Неко­то­рые ку­ри­ли и сра­зу ло­жи­лись спать. Го­во­ри­ли, буд­то ви­дят, так ска­жем, дру­гие сны. В ито­ге они вы­ру­ба­лись по­сле несколь­ких за­тя­жек, да­же ко­гда не хо­те­ли.

Уже го­во­рил, что у ме­ня вы­со­кая то­ле­рант­ность? В нар­ко­ти­ках ни­ко­гда не нуж­дал­ся, не во­ро­вал. Я — тот па­рень, у ко­то­ро­го все­гда мож­но до­стать, а по­то­му упо­треб­лял мно­го, а ино­гда очень мно­го. То­ва­ри­щи счи­та­ли, буд­то жад­ни­чаю. В то вре­мя как лю­ди ку­ри­ли спайс, я вды­хал ре­а­гент. Что­бы вы по­ни­ма­ли — из грам­ма ре­а­ген­та де­ла­ют где-то 20 грам­мов спай­са. Од­на­ж­ды друг силь­но клян­чил, и я дал ему по­про­бо­вать вес (на слен­ге вес — ре­а­гент — прим. автора). Че­рез несколь­ко ми­нут по­сле за­тяж­ки он упал. Де­ло бы­ло в ле­су, и па­рень грох­нул­ся на брев­на. Я жут­ко ис­пу­гал­ся. Щу­паю пульс — ни­че­го. Ду­мал: пле­вать, что по­са­дят, вы­зо­ву ско­рую. Но в ито­ге не при­шлось. То­ва­рищ окле­мал­ся. Поз­же рас­ска­за­ли, что та­кое с ним не пер­вый раз. Спайс тем и опа­сен: ес­ли ты пой­мал пе­ре­до­зи­ров­ку от ам­фе­та­ми­на, то

На­та­лья МИ­ЩЕН­КО, за­ве­ду­ю­щая от­де­ле­ни­ем № 7 об­ласт­ной кли­ни­че­ской пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы:

— Па­ци­ен­ту с за­ви­си­мо­стью недо­ста­точ­но од­но­го, по­рой смут­но­го, же­ла­ния из­ме­нить свою жизнь. Необ­хо­ди­мо пол­но­стью по­ме­нять со­ци­аль­ное окру­же­ние, разо­рвать все свя­зи с ми­ром наркотиков. Наш па­ци­ент пра­виль­но оце­ни­ва­ет свой круг об­ще­ния. Это у него не дру­зья и да­же не зна­ко­мые. Ему же­ла­тель­но сме­нить и ме­сто жи­тель­ства. Имен­но у та­ких па­ци­ен­тов, уез­жа­ю­щих за сот­ни ки­ло­мет­ров, те­ра­пия ста­но­вит­ся успеш­ной. Сло­вом, это се­рьез­ный труд. Тем не ме­нее спе­ци­а­ли­сты, ра­бо­та­ю­щие в сфе­ре пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья, по­мо­га­ют спра­вить­ся с раз­лич­но­го ро­да за­ви­си­мо­стя­ми. Но за­ви­си­мость от спай­сов осо­бен­но опас­на и непред­ска­зу­е­ма сво­и­ми по­след­стви­я­ми. В по­след­нее вре­мя все ча­ще по­яв­ля­ют­ся пред­по­ло­же­ния о спо­соб­но­сти ма­ри­ху­а­ны и ку­ри­тель­ных сме­сей про­во­ци­ро­вать раз­ви­тие не толь­ко ин­ток­си­ка­ци­он­ных пси­хо­зов, но и ши­зо­фре­нии. ты­ся­чу раз по­ду­ма­ешь, упо­треб­лять ли еще раз. А вот с цве­та­ми (на слен­ге цве­ты — спайс — прим. автора) ина­че. Все пло­хое, что про­ис­хо­дит под спай­сом, за­бы­ва­ет­ся, лю­ди пом­нят, как об­ща­лись с бо­гом, как ви­де­ли, по их сло­вам, уди­ви­тель­ные ве­щи. Мно­гие дру­зья по­гиб­ли из-за этой нар­ко­ты. Ес­ли бы знал, кто при­ду­мал эту дурь, под­вел бы к стене и убил. Но по­ка толь­ко она уби­ва­ет то­ва­ри­щей.

Не­дав­но од­но­го по­хо­ро­нил. Он ку­рил с ка­ки­ми-то ред­кост­ны­ми уро­да­ми. В об­щем, ему ста­ло пло­хо в ван­ной, он упал и очень силь­но раз­бил ли­цо: снес че­люсть. Ко­гда при­шли “зна­ко­мые”, с ко­то­ры­ми ту­со­вал­ся, уви­де­ли его в предсмертной аго­нии. Ду­ма­е­те, они вы­зва­ли ме­ди­ков? Все по­шли спать. Та­ких слу­ча­ев тьма. Лю­ди пре­вра­ща­ют­ся в жи­вот­ных. Знаю, как од­на­ж­ды че­ло­ве­ка про­сто бро­си­ли на ули­це. Или ко­гда свои же би­ли, что­бы украсть нар­ко­ту. Че­ло­век проснет­ся на­ут­ро с си­ня­ка­ми и не бу­дет пом­нить, кто его огра­бил. В ми­ли­цию же не пой­дет? На мо­ей па­мя­ти да­же смерть мо­ло­до­го пар­ня, ко­то­рый умер от обез­во­жи­ва­ния. Он про­сил во­ды, не по­ни­мал, где он. Ни­кто не при­нес! Бы­ва­ет, что род­ствен­ни­ки уми­ра­ют от пе­ре­жи­ва­ний. На­при­мер, у зна­ко­мо­го ма­ма ушла из жиз­ни. И вот си­дим мы на кухне, я ему го­во­рю: “Слу­шай, у те­бя отец остал­ся, брат, возь­мись за ум ра­ди них. Из­ме­ни жизнь”, а дру­гие из ком­па­нии: “Да лад­но те­бе, про­сто по­ку­ри”. Вот и вся суть.

У ме­ня то­же про­бле­мы до­ма. Бы­ли вре­ме­на, ко­гда я ухо­дил и го­во­рил ма­те­ри, что все бу­дет хо­ро­шо. Смот­рел ей в гла­за, по­ни­мал: она пре­крас­но зна­ет, что я нар­ко­ман, но ве­рит, ведь я ее на­деж­да. Тем не ме­нее все рав­но уби­вал­ся до полусмерти, а на утро хоть как-то пы­тал­ся при­ве­сти себя в по­ря­док, что­бы дой­ти до квар­ти­ры.

Ино­гда я при­ни­мал це­лы­ми неде­ля­ми, ма­ра­фо­нил. Раз­го­нял

За­тяж­ка в... небы­тие себя ам­фе­та­ми­ном. Ощу­ще­ния по­хо­жи на те, что опи­са­ны в филь­ме “Об­ла­сти тьмы”, толь­ко там, ко­неч­но же, пре­уве­ли­че­но все про­цен­тов на 80. Суть та­кая: в го­ло­ве ты­ся­ча мыс­лей. Ино­гда столь­ко, что ты не успе­ва­ешь да­же за­по­ми­нать их. То­гда раз­го­вор внут­ри себя пре­вра­ща­ет­ся в шум. Я ви­дел лю­дей, ко­то­рые с раз­бе­га би­лись го­ло­вой о сте­ну, что­бы по­те­рять со­зна­ние и пре­кра­тить эту аго­нию. Мой ме­тод — ку­рить спайс. Это тор­мо­зит ра­зум. Прав­да, од­на­ж­ды по­сле та­кой ди­стан­ции по­пал в боль­ни­цу. Ока­за­лось, боль­шин­ству мо­их дру­зей пле­вать, жив я или мертв, им нуж­на толь­ко до­за.

Это бы­ло как раз на мой день рож­де­ния. Зво­нок, под­ни­маю и слы­шу, что то­ва­рищ го­во­рит ка­ким-то стран­ным го­ло­сом. Про­сит до­зу. Я сра­зу по­нял: яв­но хо­чет под­ста­вить. Есте­ствен­но, ска­зал, буд­то не знаю, о чем идет речь. Вы­кру­тил­ся ко­ро­че. Че­рез ка­кое-то вре­мя его по­са­ди­ли. Кста­ти, по­ка я был в боль­ни­це, ни­кто так и не по­здра­вил ме­ня с празд­ни­ком. За­то за нар­ко­той при­ез­жа­ли не один раз.

А од­на­ж­ды ме­ня так всё до­ста­ло, что я по­ло­жил спайс в боль­шой чер­ный па­кет, по­шел в тор­го­вый центр в Го­ме­ле, встре­тил­ся там с по­про­шай­ка­ми и вы­сы­пал перед ни­ми все со­дер­жи­мое. Не знаю, чем за­кон­чи­лось. Не смот­рел.

Зна­е­те, прав­да в том, что сколь­ко бы ты ни упо­треб­лял, ра­но или позд­но кайф про­па­дет, и те­бе бу­дет необ­хо­ди­мо про­бо­вать дру­гие, бо­лее силь­ные нар­ко­ти­ки. Со мной слу­чи­лось имен­но так. Даль­ше толь­ко смерть.

Ино­гда у ме­ня на­чи­на­ет­ся де­прес­сия. Го­во­рю себе: за­чем ты это де­ла­ешь? За­чем гро­бишь себя?

Хо­чу вер­нуть­ся в универ. К то­му же работа у ме­ня непло­хая. За­ра­ба­ты­ваю до­ста­точ­но. Так что под­ле­чусь и, на­де­юсь, пе­ре­ста­ну себя уби­вать. По­бре­юсь и при­ду в нор­му”.

С по­мо­щью со­вре­мен­ных ин­фор­ма­ци­он­ных си­стем НЦПИ го­тов по­мочь най­ти от­ве­ты на во­про­сы по ре­а­ли­за­ции идей для мо­ло­деж­ных ини­ци­а­тив, про­грамм и про­ек­тов. Ак­ция рас­про­стра­ня­ет­ся не толь­ко на поль­зо­ва­те­лей ин­фор­ма­ци­он­но-по­ис­ко­вой си­сте­мы “Эта­лон”, пе­да­го­ги­че­ских ра­бот­ни­ков и их уча­щих­ся, но и на всех же­ла­ю­щих в воз­расте от 14 до 31 го­да. Ее участ­ни­ки по­лу­чат опе­ра­тив­ный до­ступ к за­ко­но­да­тель­ству Бе­ла­ру­си со все­ми из­ме­не­ни­я­ми и до­пол­не­ни­я­ми, а так­же до­ку­мен­та­ми, разъ­яс­ня­ю­щи­ми по­ря­док его при­ме­не­ния. Бо­лее то­го, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные спе­ци­а­ли­сты ока­жут по­мощь в по­ис­ке ин­фор­ма­ции и осво­е­нии пра­во­вых ре­сур­сов НЦПИ. Подробнее на сай­те www.etalonline.by.

Ян ПОЛЕССКИЙ

По прось­бе жур­на­ли­ста “Го­мель­скай праў­ды” па­ци­ент об­ласт­ной пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы, ко­то­рый по соб­ствен­но­му же­ла­нию уже несколь­ко недель про­хо­дит здесь ано­ним­ное ле­че­ние, рас­ска­зал, ка­кие сны ви­дят на­яву нар­ко­ма­ны, а так­же ка­ко­во в 21 год по­хо­ро­нить дру­зей и ока­зать­ся в за­кры­том от­де­ле­нии сре­ди ду­шев­но­боль­ных. Пья­ный бомж, ко­то­рый ехал в ди­зель-по­ез­де без би­ле­та, стал ма­те­рить­ся и ма­хать склад­ным но­жом перед жен­щи­ной-кон­тро­ле­ром.

Днем 28 мая кон­тро­лер-ре­ви­зор про­ве­ря­ла про­езд­ные би­ле­ты у пас­са­жи­ров ди­зель-по­ез­да Гомель — Ку­ток. На подъ­ез­де к стан­ции Ли­сич­ки жен­щи­на по­про­си­ла пья­но­го пас­са­жи­ра предъ­явить би­лет. 49-лет­ний муж­чи­на ехал зай­цем, но по­ки­нуть ва­гон от­ка­зал­ся, а вме­сто это­го стал нецен­зур­но вы­ра­жать­ся. Вро­де бы успо­ко­ив­шись, он от­вер­нул­ся от ре­ви­зо­ров. Но тут же до­стал из кар­ма­на склад­ной но­жик, ко­то­рым до это­го ре­зал кол­ба­су, и стал за­ма­хи­вать­ся на про­ве­ря­ю­щих. К тра­ги­че­ским по­след­стви­ям это не при­ве­ло, по­то­му что муж­чи­на-кон­тро­лер вы­бил нож из рук ху­ли­га­на. О слу­чив­шем­ся сра­зу же со­об­щи­ли на­чаль­ни­ку по­ез­да, вы­зва­ли со­труд­ни­ков ми­ли­ции.

Как рас­ска­за­ла пресс-сек­ре­тарь су­да Го­мель­ско­го рай­о­на Вик­то­рия Ро­ман­чи­ко­ва, за осо­бо злостное ху­ли­ган­ство ра­нее су­ди­мо­го муж­чи­ну при­го­во­ри­ли к трем с по­ло­ви­ной го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды в усло­ви­ях стро­го­го ре­жи­ма. При­го­вор не об­жа­ло­ван и не опро­те­сто­ван.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.