Шум­ные квар­ти­ран­ты, или Что по­се­ешь — то и по­жнешь

Gomelskaya Pravda - - ЛУЧШИЕ ПОЖЕЛАНИЯ -

“Хо­тим по­про­сить у “Го­мель­скай праў­ды”, ко­то­рую с му­жем вы­пи­сы­ва­ем и чи­та­ем мно­гие го­ды, со­ве­та в на­шей непро­стой си­ту­а­ции. Жи­вем в мно­го­этаж­ном до­ме. Эта­жом ни­же, то есть под на­ми, уже бо­лее де­ся­ти лет квар­ти­ра сда­ет­ся квар­ти­ран­там. Жиль­цы ее ча­сто ме­ня­ют­ся, при­но­ся нам сп­лош­ные неудоб­ства. По­то­му что каж­дый де­ла­ет ре­монт по-сво­е­му: по­сто­ян­но красят, свер­лят, при­би­ва­ют, да еще и ку­рят. Мы тер­пим шум, му­зы­ку, ды­шим крас­кой и си­га­рет­ным ды­мом. На за­ме­ча­ния обыч­но не ре­а­ги­ру­ют. При­хо­ди­лось несколь­ко раз в ноч­ное вре­мя об­ра­щать­ся в ми­ли­цию, что­бы их ути­хо­ми­ри­ли. Пи­са­ли за­яв­ле­ния и в ЖЭУ. Все огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко пре­ду­пре­жде­ни­я­ми. А че­рез пол­го­да за­се­ля­ют­ся но­вые жиль­цы, и все по­вто­ря­ет­ся по но­во­му кру­гу.

Нам с му­жем уже по 80 лет, име­ем груп­пу ин­ва­лид­но­сти, хо­чет­ся спо­кой­ной жиз­ни. Но ни­как не по­лу­ча­ет­ся. Жить в та­ких усло­ви­ях нет боль­ше сил. Уже го­то­вы на об­мен, но не на­хо­дят­ся варианты. Как же по­сту­пить в этой си­ту­а­ции?”

Та­ма­ра Ма­люк, жи­тель­ни­ца ул. При­тыц­ко­го, 6,

г. Мозырь. “Не­дав­но при­шлось быть на празд­нич­ном утрен­ни­ке, по­свя­щен­ном Дню ма­те­ри, в яс­лях-са­ду № 86. Ма­лень­кие дет­ки рас­тро­га­ли до слез. Как при­ят­но, что здесь про­во­дит­ся се­рьез­ная ра­бо­та по раз­ви­тию твор­че­ских спо­соб­но­стей каж­до­го ре­бен­ка, вос­пи­та­нию бу­ду­щих граж­дан на­шей стра­ны. Знаю, как мно­го ду­шев­ных сил вкла­ды­ва­ют в свою ра­бо­ту му­зы­каль­ный ра­бот­ник Еле­на Вла­ди­ми­ров­на Не­вмер­жиц­кая и вос­пи­та­тель груп­пы На­деж­да Ни­ко­ла­ев­на Па­ше­нец. Все ме­ро­при­я­тия, ко­то­рые они про­во­дят, про­ник­ну­ты боль­шой лю­бо­вью к де­тям, от­вет­ствен­но­стью за их бу­ду­щее”. Ни­на Литвинова,

го­мель­чан­ка. “Во вре­мя вой­ны мой отец ушел на фронт и не вер­нул­ся. Ко­гда нем­цы при­шли в Го­мель, ма­ма с тре­мя ма­ло­лет­ни­ми детьми пря­та­лась в бо­ло­те око­ло де­рев­ни Ва­си­льев­ка. Вер­ну­лись от­ту­да, а де­рев­ня Ого­род­ня со­жже­на. Прав­да, на­ша ули­ца Пер­во­май­ская уце­ле­ла. Ра­до­сти и слез бы­ло мно­го. Труд­но бы­ло и по­сле вой­ны, ко­гда при­шлось тру­дить­ся в кол­хо­зе “Чы­рво­ны удар­ник”. Всту­па­ли в ком­со­мол, еха­ли на строй­ки. Под­дав­шись ро­ман­ти­ке, и мы с дру­гом Ива­ном Ку­ри­ли­ным из де­рев­ни по­да­лись на це­ли­ну в Се­ве­ро-Ка­зах­стан­скую об­ласть, где тру­ди­лись в сов­хо­зе име­ни Хру­ще­ва. Сни­ма­ли квар­ти­ру у оди­но­кой ста­руш­ки. Па­хал я на трак­то­ре ДТ-54 с утра до но­чи. Ди­рек­тор хо­зяй­ства то­гда у нас был хо­ро­ший, фа­ми­лия Яр­кин. Под стать этой фа­ми­лии и че­ло­век был. Но по­том сме­нил его дру­гой хо­зяй­ствен­ник, с ним от­но­ше­ния не сло­жи­лись. Вер­нул­ся на ро­ди­ну.

Же­нил­ся на кра­си­вой де­вуш­ке из Го­ме­ля — Ра­и­се, ко­то­рая ра­бо­та­ла ма­сте­ром в ти­по­гра­фии. Вме­сте с ней мы рва­ну­ли на Все­со­юз­ную ком­со­моль­скую в Ка­ре­лию. Там нам да­ли двух­ком­нат­ную квар­ти­ру, ко­то­рая отап­ли­ва­лась дро­ва­ми. Же­на тру­ди­лась в ти­по­гра­фии, я вско­ре пе­ре­сел на трак­тор. Бы­ло мно­го труд­но­стей, но мы бы­ли мо­ло­ды­ми

Де­ти — цве­ты на­шей жиз­ни и силь­ны­ми, стро­и­ли счаст­ли­вую жизнь. И эта ве­ра слов­но рас­прав­ля­ла кры­лья…” Иван Ре­виц­кий,

д. Ере­ми­но, Го­мель­ский район. “Мо­е­му ре­бен­ку де­ся­тый год. Из Го­ме­ля до Бу­даКо­ше­ле­ва на ав­то­бу­се мы ез­дим по льгот­но­му би­ле­ту, то есть пла­тим толь­ко по­ло­ви­ну. А вот из Бу­даКо­ше­ле­ва до сво­ей де­рев­ни Ни­ко­ла­ев­ка при­хо­дит­ся пла­тить пол­ную сто­и­мость про­ез­да. Не мо­гу по­нять, по­че­му так по­лу­ча­ет­ся. В Го­ме­ле и в Бу­да-Ко­ше­ле­ве го­во­рят, что по­сту­па­ют по за­ко­ну, то есть по ин­струк­ции. Не­уже­ли для каж­до­го рай­о­на она раз­ная?”

Али­на Ни­ко­ла­ев­на, жи­тель­ни­ца де­рев­ни Ни­ко­ла­ев­ка,

Бу­да-Ко­ше­лев­ский район.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.