След де­каб­ри­ста Пу­щи­на при­вел в Ка­лин­ко­ви­чи

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Исто­рия в ли­цах

На­ше зна­ком­ство с Га­ли­ной Ни­ко­ла­ев­ной То­со­вой со­сто­я­лось по те­ле­фо­ну. По­на­ча­лу я да­же по­ду­ма­ла, что ошиб­лась но­ме­ром: на удив­ле­ние мо­ло­дой го­лос за­ста­вил усо­мнить­ся, что на дру­гом кон­це про­во­да жен­щи­на пре­клон­но­го воз­рас­та — моя со­бе­сед­ни­ца недав­но от­празд­но­ва­ла 90- ле­тие. При встре­че удив­лять­ся при­шлось еще не од­на­ж­ды.

Га­ли­на Ни­ко­ла­ев­на пре­крас­но пом­нит со­бы­тия, ко­то­рые “по воз­рас­ту” по­чти ее ро­вес­ни­ки: “Я дол­го жи­ву, мно­го ви­де­ла в сво­ей жиз­ни и мне есть что рас­ска­зать”. Рас­сказ­чи­ца она то­же за­ме­ча­тель­ная, мож­но ска­зать, жи­вая исто­рия несколь­ких по­ко­ле­ний. В ее скром­ной двух­ком­нат­ной квар­ти­ре в Ка­лин­ко­ви­чах мно­же­ство ра­ри­те­тов, ко­то­рым ме­сто в му­зее. Хо­зяй­ка бе­реж­но хра­нит пись­ма, фо­то, уни­каль­ные до­ку­мен­ты на­ча­ла про­шло­го ве­ка. И пусть они, что на­зы­ва­ет­ся, из лич­но­го ар­хи­ва, но очень яр­ко от­ра­жа­ют ис­то­рию сво­е­го вре­ме­ни.

Об­ра­щаю вни­ма­ние на пре­крас­но со­хра­нив­ши­е­ся фо­то­гра­фии в ста­рин­ных рам­ках — те­перь та­кие ред­ко встре­тишь. На мой во­прос, что им, на­вер­ное, боль­ше ста лет, хо­зяй­ка от­ве­ча­ет утвер­ди­тель­но. На од­ном сним­ке — свя­щен­ник с про­ни­ца­тель­ным взгля­дом, на гру­ди у него боль­шой крест с укра­ше­ни­я­ми, ко­то­рый вы­да­ет не про­сто­го слу­жи­те­ля церк­ви. Так оно и ока­за­лось. Это пра­дед хо­зяй­ки, Григорий Ма­ле­вич — на­сто­я­тель ка­лин­ко­вич­ско­го Свя­то- Ни­коль­ско­го храма с 1876 го­да и до са­мой смер­ти в 1903 го­ду. А еще рань­ше, в 1836- м, на служ­бу в при­ход за­сту­пил его отец Ва­си­лий Ма­ле­вич, пра­пра­дед Га­ли­ны То­со­вой.

Та­кая вот бы­ла ди­на­стия, ко­то­рая, од­на­ко, пре­рва­лась в вих­ре ре­во­лю­ции и Граж­дан­ской вой­ны. Од­на из трех до­че­рей Гри­го­рия Ма­ле­ви­ча, Ан­на, ба­буш­ка Га­ли­ны, вы­шла за­муж за уро­жен­ца Гу­ле­ви­чей, же­лез­но­до­рож­ни­ка Ива­на Суб­бо­ти­на. Ан­на — вы­пуск­ни­ца Па­рич­ско­го жен­ско­го свя­той Ма­рии Маг­да­ли­ны учи­ли­ща ду­хов­но­го ве­дом­ства.

Де­каб­ри­сты

Сто­ит толь­ко по­ин­те­ре­со­вать­ся ис­то­ри­ей учи­ли­ща, как ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что Ан­на Гри­го­рьев­на об­ща­лась с людь­ми, ко­то­рые в ее вре­мя не толь­ко бы­ли ши­ро­ко из­вест­ны в выс­ших кру­гах рос­сий­ско­го об­ще­ства, но и со­став­ля­ли его цвет. А вот и пре­крас­но со­хра­нив­ше­е­ся сви­де­тель­ство — кни­жи­ца в крас­ном окла­де с по­зо­ло­чен­ны­ми стра­ни­ца­ми — Но­вый За­вет, из­дан­ный в 1839 го­ду в си­но­даль­ной ти­по­гра­фии Санкт- Пе­тер­бур­га. Но еще боль­ше­го вни­ма­ния за­слу­жи­ва­ет вы­пол­нен­ная кал­ли­гра­фи­че­ским по­чер­ком дар­ствен­ная над­пись. Из нее сле­ду­ет, что это по­да­рок с бла­го­сло­ве­ни­ем вос­пи­тан­ни­це учи­ли­ща Анне Ма­ле­вич от 73лет­ней ста­ри­цы Ма­рии Пу­щи­ной. До­ро­гой, не в смыс­ле сто­и­мо­сти, по­да­рок сде­лан 8 июня 1886 го­да в ме­стеч­ке Па­ри­чи.

Ма­рия Яко­влев­на Пу­щи­на — ос­но­ва­тель­ни­ца учи­ли­ща, су­пру­га по­ме­щи­ка име­ния Па­ри­чи Ми­ха­и­ла Ива­но­ви­ча Пу­щи­на, де­каб­ри­ста, ка­пи­та­на, ко­ман­ди­ра лейб- гвар­дей­ско­го Кон­но- пи­о­нер­но­го эс­кад­ро­на, дру­га Пуш­ки­на. Не бу­дучи, как его брат Иван, чле­ном Се­вер­но­го тай­но­го об­ще­ства, Ми­ха­ил, од­на­ко, знал о его су­ще­ство­ва­нии и участ­во­вал в со­ве­ща­ни­ях у Ры­ле­е­ва на­ка­нуне вос­ста­ния. По­сле 14 де­каб­ря ( 26- го по но­во­му сти­лю) 1825 го­да Ми­ха­ил Пу­щин за недо­не­се­ние к го­то­вя­ще­му­ся мя­те­жу был при­вле­чен к след­ствию и осуж­ден по де­ся­то­му раз­ря­ду, при­го­во­рен к ли­ше­нию чи­нов и дво­рян­ства и к от­да­че в сол­да­ты до вы­слу­ги. Это бы­ло не та­кое су­ро­вое на­ка­за­ние, как бра­ту, при­го­во­рен­но­му к смерт­ной каз­ни, ко­то­рая бы­ла за­ме­не­на по­жиз­нен­ной ка­тор­гой. Но Ми­ха­ил Пу­щин пер­вым из де­каб­ри­стов при­был в Ени­сей­скую гу­бер­нию. По­сле ам­ни­стии участ­во­вал в под­го­тов­ке от­ме­ны кре­пост­но­го пра­ва. Впо­след­ствии стал дей­стви­тель­ным стат­ским со­вет­ни­ком, в 1865 го­ду пе­ре­име­но­ван в ге­не­рал- май­о­ры и на­зна­чен ко­мен­дан­том Боб­руй­ской кре­по­сти.

Ма­рия Яко­влев­на по­лу­чи­ла об­ра­зо­ва­ние в Санкт- Пе­тер­бург­ском Пат­ри­о­ти­че­ском ин­сти­ту­те, в 26 лет вы­шла за­муж за опаль­но­го Ми­ха­и­ла Пу­щи­на, тем са­мым об­ре­кая се­бя на уеди­нен­ную жизнь в глу­хой про­вин­ции. Но жи­вая и энер­гич­ная, она не мог­ла оста­вать­ся без­де­я­тель­ной: за­ня­лась об­ра- зо­ва­ни­ем кре­стьян­ских де­во­чек в устро­ен­ной по­ме­щи­ком по­се­лян­ской шко­ле, ор­га­ни­зо­ва­ла из уча­щих­ся сме­шан­ный цер­ков­ный хор. В на­ча­ле 1860 го­да за­да­лась це­лью устро­ить в Па­ри­чах хо­тя бы ма­лень­кое учи­ли­ще для до­че­рей свя­щен­ни­ков, ко­то­рые в свою оче­редь мог­ли бы быть вос­пи­та­те­ля­ми и рас­про­стра­ни­те­ля­ми хри­сти­ан­ско­го зна­ния.

Свою за­вет­ную меч­ту Ма­рия Яко­влев­на со­об­щи­ла в пись­ме хо­ро­шим зна­ко­мым — Пом­пею и Сер­гею Ба­тюш­ко­вым, рас­ска­зав о ма­те­ри­аль­ных за­труд­не­ни­ях. Со­дер­жа­ние пись­ма Пу­щи­ной ста­ло из­вест­но им­пе­ра­три­це, ко­то­рая при­ня­ла уча­стие в судь­бе бу­ду­щей шко­лы и на­зна­чи­ла суб­си­дию Па­рич­ско­му учи­ли­щу де­виц ду­хов­но­го зва­ния в раз­ме­ре 1300 руб­лей из соб­ствен­ных средств и ка­пи­та­лов сво­их ав­гу­стей­ших де­тей.

Под учи­ли­ще при­спо­со­би­ли по­ме­щи­чий дом близ са­мой усадь­бы. Ма­рия Пу­щи­на це­ли­ком и пол­но­стью по­свя­ти­ла се­бя бла­го­ден­ствию и про­цве­та­нию учи­ли­ща: “Вос­пи­та­ние долж­но быть прак­ти­че­ским, се­мей­ным в ре­ли­ги­оз­ном на­прав­ле­нии, в пра­ви­лах про­сто­ты, люб­ви к тру­ду на бла­го ближ­не­го”. Ма­рия Яко­влев­на от­да­ла это­му все свои зна­ния и жи­тей­ский опыт. Су­пруг вся­че­ски по­мо­гал ей.

Од­на­ко связь се­мьи с Пу­щи­ны­ми обо­рва­лась на Анне Ма­ле­вич. Са­ма она вы­шла за­муж за про­сто­го же­лез­но­до­рож­ни­ка, а му­жем до­че­ри Еле­ны и во­все стал крас­ный ко­ман­дир. Его био­гра­фия на­столь­ко бо­га­та на неве­ро­ят­ные со­бы­тия, что то­же за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния.

И… крас­ные ка­ва­ле­ри­сты

Ни­ко­лай Тосов, уро­же­нец Ура­ла, участ­ник пя­ти во­ен­ных по­хо­дов: в Пер­вой ми­ро­вую и Граж­дан­скую вой­ны, осво­бож­дал За­пад­ную Бе­ло­рус­сию, во­е­вал в фин­скую и Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную. Фа­ми­лию его и но­сит Га­ли­на Ни­ко­ла­ев­на. Ро­ди­те­ли ее всту­пи­ли в брак 27 фев­ра­ля 1923 го­да. В лич­ном ар­хи­ве до сих пор со­хра­ни­лась “Вы­пись о бра­ке” То­со­ва Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча, во­ен­но­слу­жа­ще­го 26 лет, и де­ви­цы Суб­бо­ти­ной Еле­ны Ива­нов­ны, 18 лет. Со­хра­ни­лось и раз­ре­ше­ние на брак, вы­дан­ное ко­ман­ди­ром 38- го Став­ро­поль­ско­го ка­ва­ле­рий­ско­го пол­ка.

— Ро­ди­те­ли тай­но но­чью об­вен­ча­лись в той са­мой церк­ви, на­сто­я­те­лем ко­то­рой был мой пра­дед. На вен­ча­нии на­сто­я­ла ба­буш­ка, про­хо­ди­ло оно тай­но, но­чью, без сви­де­те­лей, — рас­ска­зы­ва­ет моя со­бе­сед­ни­ца. Неслож­но до­га­дать­ся о при­чи­нах та­ин­ства: крас­ный ко­ман­дир и вдруг вен­ча­ет­ся, да еще на внуч­ке свя­щен­ни­ка. О глу­бо­ких ис­крен­них чув­ствах меж­ду “клас­со­вы­ми вра­га­ми” рас­ска­зы­ва­ют со­хра­нив­ши­е­ся пись­ма, на­пи­сан­ные за­ме­ча­тель­ным язы­ком, про­ни­зан­ные тро­га­тель­ной за­бо­той друг о дру­ге.

38- й Став­ро­поль­ский ка­ва­ле­рий­ский полк, рас­по­ла­гав­ший­ся то­гда в Ка­лин­ко­ви­чах — полк, в ко­то­ром в то же вре­мя слу­жил бу­ду­щий мар­шал Георгий Жу­ков. Ни­ко­лай Тосов был со­слу­жив­цем мо­ло­до­го Жу­ко­ва, как и он, то­же ко­ман­до­вал ка­ва­ле­рий­ским эс­кад­ро­ном. На­вер­ня­ка они встре­ча­лись, об­ща­лись. “Од­на­ко близ­ки­ми дру­зья­ми, на­вер­ное, не бы­ли. Или в ран­нем дет­стве ме­ня не очень ин­те­ре­со­ва­ли от­цов­ские вос­по­ми­на­ния о его сов­мест­ной служ­бе с Геор­ги­ем Жу­ко­вым”, — Га­ли­на Ни­ко­ла­ев­на со­жа­ле­ет, что дет­ская па­мять не со­хра­ни­ла со­бы­тий бур­но­го вре­ме­ни.

Еле­на, мо­ло­дая же­на крас­но­го ко­ман­ди­ра, раз­де­ли­ла с му­жем все тя­го­ты по­ход­ной служ­бы: квар­ти­ро­ва­ли в Ре­чи­це, Ель­ске, Вет­ке. А вско­ре ро­ди­лась дочь Га­лоч­ка. Ан­на Гри­го­рьев­на, ко­гда- то на­сто­яв­шая на вен­ча­нии до­че­ри, не смог­ла, од­на­ко, убе- дить зя­тя окре­стить его дочь — ком­му­нист еще с 1918 го­да не со­гла­сил­ся, и кре­сти­лась Га­ли­на Ни­ко­ла­ев­на не так дав­но.

Кол­лек­ти­ви­за­ция и 1937- й

В 1926- м отец оста­вил во­ен­ную служ­бу и уехал с се­мьей к се­бе на ро­ди­ну, на Урал. И да­же стал чле­ном Сверд­лов­ско­го рай­ис­пол­ко­ма. Кол­лек­ти­ви­за­ция и там про­хо­ди­ла с пе­ре­ги­ба­ми. Тосов, из­вест­ный сво­и­ми пря­мо­той и прин­ци­пи­аль­но­стью, не одоб­рял ре­прес­сий про­тив кре­стьян­ства. Дру­зья со­ве­то­ва­ли Ни­ко­лаю Пав­ло­ви­чу быть осто­рож­нее в вы­ска­зы­ва­ни­ях, ина­че это мог­ло пло­хо за­кон­чить­ся для него са­мо­го. Воз­мож­но, так оно и слу­чи­лось бы, но То­со­вы, под­дав­шись моль­бам и уго­во­рам ра­но ов­до­вев­шей Ан­ны Гри­го­рьев­ны, вер­ну­лись в Ка­лин­ко­ви­чи.

И здесь по­след­ствия кол­лек­ти­ви­за­ции ока­за­лись не ме­нее тя­же­лы­ми. Га­ли­на Ни­ко­ла­ев­на рас­ска­зы­ва­ет, что хо­ро­шо пом­нит го­лод в 1933 го­ду. Отец слу­жил в во­ен­ном ко­мис­са­ри­а­те в Пет­ри­ко­ве, но его скуд­ный па­ек не спа­сал се­мью, в ко­то­рой в тот год про­изо­шло при­бав­ле­ние — на свет по­явил­ся брат Шур­ка. Про­да­ли все ма­ло- маль­ски цен­ные ве­щи, что­бы спа­сти от го­ло­да ма­лы­ша, од­на­ко в три с по­ло­ви­ной го­да маль­чик умер от диф­те­ри­та. Что­бы хоть как- то из­ба­вить се­мью от ни­ще­ты, отец оста­вил служ­бу в во­ен­ко­ма­те, на по­след­ние сбе­ре­же­ния ку­пил ло­шадь и стал под­ра­ба­ты­вать тем, что па­хал огороды, за­ни­мал­ся из­во­зом, по­том вы­учил­ся на шофера, ра­бо­тал в утиль­ком­би­на­те и лес­хо­зе.

В 1937- м над их се­мьей, как и над мно­ги­ми дру­ги­ми, на­вис­ла опас­ность. При­чи­ны опа­сать­ся за спо­кой­ствие се­мьи бы­ли: в Граж­дан­скую вой­ну Ни­ко­лай Тосов слу­жил под ко­ман­до­ва­ни­ем Гая, по­сле объ­яв­лен­но­го вра­гом на­ро­да и по­соб­ни­ком “пре­да­те­ля” Блю­хе­ра. Оба ле­ген­дар­ных ге­роя Граж­дан­ской уже бы­ли ре­прес­си­ро­ва­ны. У от­ца хра­ни­лась на­град­ная шаш­ка с ав­то­гра­фом крас­но­го ко­ман­ди­ра, ба­буш­ка тай­ком за­ры­ла ее в ого­ро­де. По­сле так и не мог­ла вспом­нить то ме­сто — шаш­ку не на­шли.

бе­реж­но­Га­ли­на То­со­ва хра­нит се­мей­ную ре­лик­вию — по­да­рок от Ма­рии Пу­щи­ной, су­пру­ги де­каб­ри­ста

Га­ли­на То­со­ва во вто­ром ря­ду вто­рая спра­ва

Га­ли­на То­со­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.