Как вы там, род­ные?

Бо­лее по­лу­то­ра лет на­зад Свет­ла­на и Ар­тем Цап с детьми по­ки­ну­ли род­ную Укра­и­ну и обос­но­ва­лись на Мо­зыр­щине

Gomelskaya Pravda - - РЕПОРТЕР - Лю­бовь ЛОБАН Фото ав­то­ра

Из по­лу­раз­ру­шен­но­го Кра­ма­тор­ска уез­жа­ли, взяв с со­бой лишь са­мое необ­хо­ди­мое.

— Ро­ди­те­ли, близ­кие оста­лись до­ма, а мы с му­жем и дву­мя до­черь­ми уеха­ли ту­да, где нет вой­ны, не слыш­но стрель­бы и мож­но не бес­по­ко­ить­ся за соб­ствен­ную жизнь и жизнь де­тей. А рис­ко­вать жиз­нью при­хо­ди­лось ча­сто. Бом­беж­ки слу­ча­лись по­рой круг­ло­су­точ­но, сна­ря­ды по­па­да­ли в жи­лые до­ма, дет­ские са­ды. Ни­ко­му не по­же­лаю та­ко­го. Ужас­но, ко­гда ни за что ни про что гиб­нут мир­ные жи­те­ли. Да­же здесь млад­шая доч­ка, уви­дев в небе са­мо­лет, спра­ши­ва­ла: “Ма­ма, нас бу­дут бом­бить?” — рас­сказ оче­вид­цев о том, что пе­ре­жи­ли и про­дол­жа­ют пе­ре­жи­вать жи­те­ли со­сед­ней Укра­и­ны, не мо­жет не вы­звать со­чув­ствия.

Вна­ча­ле их приютили даль­ние род­ствен­ни­ки в Мо­зы­ре. У Свет­ла­ны корни бе­ло­рус­ские: ба­буш­ка то­же ро­дом с Го­мель­щи­ны. А вот отец рус­ский, со Смо­лен­щи­ны. Еще недав­но невоз­мож­но бы­ло пред­ста­вить, до ка­ких мас­шта­бов раз­го­рит­ся кон­фликт меж­ду бра­тья­ми- сла­вя­на­ми, преж­де не при­да­вав­ши­ми боль­шо­го зна­че­ния на­ци­о­наль­но­сти по пас­пор­ту, как и ме­сту жи­тель­ства в гра­ни­цах неко­гда еди­ной стра­ны.

— По- мо­е­му, до­во­дить кон­фликт до бра­то­убий­ства нель­зя бы­ло ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах, — убеж­де­на Свет­ла­на. — Это не сто­ит огром­ных жертв с обе­их сто­рон, осо­бен­но сре­ди мир­ных жи­те­лей, и остав­ших­ся без кро­ва, и вы­нуж­ден­ных, как мы, уехать да­ле­ко от род­ных мест в по­ис­ках спо­кой­ствия. Те­перь оди­на­ко­во стра­да­ют и мои зем­ля­ки на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, и те, кто жи­вет в несколь­ких де­сят­ках ки­ло­мет­ров на непри­знан­ной ДНР.

В Бе­ла­ру­си, по- брат­ски при­няв­шей тысячи со­се­дей- укра­ин­цев, жизнь то­же непро­стая и да­ле­ко не у всех бла­го­по­луч­ная. Най­ти хо­ро­шую ра­бо­ту слож­но, а бе­жен­цам — тем бо­лее. Бла­го тру­до­лю­би­вые и ста­ра­тель­ные ра­бот­ни­ки в сель­ском хо­зяй­стве вос­тре­бо­ва­ны. Се­мье Цап по­вез­ло обос­но­вать­ся в креп­ком сель­хоз­пред­при­я­тии. В КСУП “Ко­зен­ки- аг­ро” им вы­де­ли­ли бла­го­устро­ен­ное жи­лье. Про­стор­ная двух­ком­нат­ная квар­ти­ра. Есть газ, во­до­про­вод, хо­тя ка­че­ство во­ды и остав­ля­ет же­лать луч­ше­го. В вось­ми­квар­тир­ном до­ме в Тво­ри­чев­ке, пе­ре­стро­ен­ном из ста­рой шко­лы, по­се­ли­лись еще три укра­ин­ские се­мьи. А все­го в хо­зяй­стве та­ких се­мей де­сять. В тот день, ко­гда я бы­ла в Ко­зен­ках, при­е­ха­ла в на­деж­де тру­до­устро­ить­ся еще од­на мо­ло­дая па­ра. Будь оба ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми с нуж­ны­ми в хо­зяй­стве спе­ци­аль­но­стя­ми, воз­мож­но, им по­вез­ло бы. Но, увы, во­ди­тель “без ка­те­го­рий” и мед­сест­ра здесь не нуж­ны.

Свет­ла­на Цап успеш­но тру­дит­ся по но­вой спе­ци­аль­но­сти

— Мно­гим из тех, кто при­е­хал к нам рань­ше, то­же при­шлось пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся. Есть сре­ди но­во­ис­пе­чен­ных аг­ра­ри­ев быв­шие ху­дож­ник, пе­да­гог, — рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор КСУП Вла­ди­мир Жи­лин.

При­шлось осва­и­вать но­вые спе­ци­аль­но­сти и Свет­лане с Ар­те­мом. Они не бо­ят­ся ни­ка­кой ра­бо­ты. Ар­тем на все ру­ки ма­стер, осо­бен­но в стро­и­тель­стве. До­ма за­ни­мал­ся ре­мон­том квар­тир. Те­перь стал жи­вот­но­во­дом. Что­бы от­крыть ин­ди­ви­ду­аль­ное пред­при­ни­ма­тель­ство и за­ни­мать­ся тем, что у него хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся, ну­жен вид на жи­тель­ство. Бла­го по­лу­чить его на­де­ют­ся уже ско­ро.

— До­ма я ра­бо­та­ла зав­хо­зом в дет­са­ду и, по­нят­но, бы­ла слиш­ком да­ле­ка от сель­ско­го хо­зяй­ства, — го­во­рит Свет­ла­на. — Ди­рек­тор це­лых два ме­ся­ца уго­ва­ри­вал пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся в тех­ни­ка- осе­ме­на­то­ра. Муж под­дер­жал, ве­рил, что у ме­ня по­лу­чит­ся. Учи­лась на кур­сах в Ре­чи­це, что­то под­ска­зы­ва­ла кол­ле­га Ал­ла Ива­нов­на с со­сед­ней фер­мы. Но боль­ше все­го по­мог­ла Еле­на Юрьев­на Гу­мин­ская — она зоо­тех­ник по об­ра­зо­ва­нию, за­ве­ду­ет ка­фед­рой в пе­ду­ни­вер­си­те­те. На­учи­ла ме­ня мно­го­му в та­ком непро­стом и со­вер­шен­но но­вом де­ле, и я ей очень бла­го­дар­на. Пе­ре­жи­ваю за сво­их ко­ров, мне небез­раз­лич­но, как они се­бя чув­ству­ют, хо­ро­шо ли на­корм­ле­ны, до­ста­точ­но ли гу­ля­ли. Ес­ли уж за­ни­мать­ся ка­ким­то де­лом, то ста­рать­ся де­лать его хо­ро­шо. А во­об­ще ре­зуль­та­ты мо­ей ра­бо­ты за­ви­сят от сла­жен­ных дей­ствий всех ра­бот­ни­ков фер­мы: за­ве­ду­ю­ще­го, вет­служ­бы, жи­вот­но­во­дов.

Ру­ко­во­ди­тель хо­зяй­ства до­во­лен ра­бо- той но­во­го осе­ме­на­то­ра, как и осталь­ных зем­ля­ков Свет­ла­ны. Вро­де бы все бла­го­по­луч­но скла­ды­ва­ет­ся у них с Ар­те­мом на но­вом ме­сте, но и тре­во­жить­ся до­ста­точ­но при­чин. Она не скры­ва­ет: нет уве­рен­но­сти, что оста­нут­ся здесь. Стар­шая дочь, ей 18 лет, учит­ся в Мо­зы­ре на па­рик­ма­хе­ра. Млад­шую пя­ти­лет­нюю сест­рен­ку во­зит в го­род в дет­сад. Шко­ла в Тво­ри­чев­ке бе­ло­рус­ско­языч­ная, и ро­ди­те­ли опа­са­ют­ся, что ма­лыш­ке бу­дет слож­но осво­ить язык. И еще — с со­бой не при­вез­ли ни ме­бе­ли, ни бы­то­вой тех­ни­ки. Ес­ли сво­ей зар­пла­той в 4 — 4,5 мил­ли­о­на руб­лей Свет­ла­на до­воль­на, то за му­жа обид­но: 2,5 мил­ли­о­на — это, по ее мне­нию, не за­ра­бо­ток для гла­вы се­мьи, у ко­то­ро­го к то­му же стра­да­ет са­мо­лю­бие от­то­го, что за­ра­ба­ты­ва­ет мень­ше же­ны. Не об­за­ве­лись еще и на­деж­ны­ми дру­зья­ми на но­вом ме­сте. Все это за­став­ля­ет еще силь­нее тос­ко­вать по ро­дине и близ­ким, остав­шим­ся в Кра­ма­тор­ске — ро­ди­те­лям, сест­рам.

В то же вре­мя у лю­дей, пе­ре­нес­ших мно­го ис­пы­та­ний и го­ря, здра­вый смысл бе­рет верх над эмо­ци­я­ми и чув­ства­ми: об­рат­ной до­ро­ги до­мой нет и, на­вер­ное, еще дол­го не бу­дет. Но не мо­гут до­ждать­ся ле­та, что­бы в от­пуск по­ехать на­ве­стить род­ных — как они там? Ведь за все это вре­мя ни ра­зу не ви­де­лись. “Хо­тя об­ща­ем­ся, и знаю: всю­ду раз­ру­ха, нет ра­бо­ты, нор­маль­ной зар­пла­ты. Кра­ма­торск — го­род ма­ши­но­стро­и­те­лей, боль­шая часть про­дук­ции го­род­ских пред­при­я­тий от­прав­ля­лась в Рос­сию. А сей­час что? Со­труд­ни­че­ство с Рос­си­ей пре­кра­ти­лось, за­ка­зов нет, на за­во­дах уволь­не­ния, со­кра­ще­ния, в об­щем хо­ро­ше­го мало”, — ре­зю­ми­ру­ет Свет­ла­на.

Это оче­вид­но и для вся­ко­го здра­во­мыс­ля­ще­го че­ло­ве­ка. И те и дру­гие укра­ин­цы, раз­де­лен­ные “ли­ни­ей фрон­та”, еже­днев­но ощу­ща­ют, как мень­ше в их жиз­ни оста­ет­ся свет­лых пер­спек­тив и на­дежд, как не хва­та­ет де­нег на са­мое необ­хо­ди­мое, по­рой при­хо­дит­ся вы­би­рать меж­ду ле­кар­ства­ми и про­дук­та­ми. На­вер­ное, жи­те­лям Кры­ма по­вез­ло боль­ше. В Дон­бас­се же, часть на­се­ле­ния ко­то­ро­го, мо­жет, и меч­та­ла, что бу­дет “как в Кры­му”, да так и за­стря­ла на “ни­чей­ной зем­ле”, об­ре­чен­ная на ни­ще­ту и безыс­ход­ность.

— Неко­то­рые на­ши зем­ля­ки стре­ми­лись по­ско­рее по­пасть в Ев­ро­со­юз. Ду­ма­ют, что там нас ждут, — го­во­рит Свет­ла­на. — Но ведь нет ни­че­го луч­ше, чем жить на род­ной зем­ле и ста­рать­ся са­мо­сто­я­тель­но на­ла­жи­вать свою жизнь до­ма, на Укра­ине. Од­на­ко мно­гие не уме­ют це­нить хо­ро­шее. Не по­то­му ли в на­шей жиз­ни мно­гое не скла­ды­ва­ет­ся?

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.