Раз­ве из-за ста руб­лей уби­ва­ют?

Го­мель­ский даль­но­бой­щик рас­ска­зал, по­че­му за­ре­зал быв­шую лю­би­мую.

Gomelskaya Pravda - - РЕПОРТЕР - Ари­на СУХОВА

Два су­да за два го­да

Ра­нее “Го­мель­ская праў­да” со­об­ща­ла о на­ча­ле слу­ша­ний гром­ко­го уго­лов­но­го де­ла. Слу­чай вско­лых­нул об­ще­ствен­ность, по­сколь­ку убий­ство мо­ло­дой го­мель­чан­ки про­изо­шло пря­мо на ули­це Ого­рен­ко, неда­ле­ко от по­ли­кли­ни­ки и школь­но­го дво­ра.

На пер­вое за­се­да­ние су­да не смог­ла прий­ти по­тер­пев­шая — мать уби­той Ан­ны, жи­тель­ни­ца Бу­да-Ко­ше­лев­ско­го рай­о­на. Как по­яс­ни­ла, по со­сто­я­нию здо­ро­вья и из-за мо­раль­ных стра­да­ний. Слу­ша­ния де­ла на­ча­лись, ко­гда пен­си­о­нер­ка при­е­ха­ла на суд.

На ска­мье под­су­ди­мых 55-лет­ний даль­но­бой­щик Сер­гей, ко­то­рый по­чти на 20 лет стар­ше ее до­че­ри. К сло­ву, в 2014 го­ду муж­чи­ну осу­ди­ли за на­не­се­ние тяж­ко­го те­лес­но­го по­вре­жде­ния. Жерт­вой бы­ла та же Аня. Из рев­но­сти уда­рил ножом в жи­вот. То­гда го­мель­ча­ни­на при­го­во­ри­ли к че­ты­рем го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды в ко­ло­нии уси­лен­но­го ре­жи­ма, но спу­стя пол­то­ра го­да осво­бо­ди­ли по ам­ни­стии.

По­жи­лая жен­щи­на не смог­ла сдер­жать сле­зы, ко­гда го­соб­ви­ни­тель за­чи­ты­вал по­дроб­но­сти по­след­них ми­нут жиз­ни Ан­ны. Кро­ва­вая сце­на разыг­ра­лась 5 сен­тяб­ря при­мер­но в по­ло­вине вось­мо­го ве­че­ра. По­гиб­шей до­че­ри бы­ло по­чти 36 лет.

Ножом по серд­цу

По вер­сии го­соб­ви­не­ния, мо­ти­вом для убий­ства по­слу­жи­ла кра­жа де­нег. На­ка­нуне тра­ге­дии экс-су­пру­ги вы­пи­ва­ли до­ма у даль­но­бой­щи­ка. По­сле ухо­да Ан­ны об­ви­ня­е­мый об­на­ру­жил про­па­жу око­ло ста (де­но­ми­ни­ро­ван­ных) руб­лей. Сер­гей взял ку­хон­ный нож, за­ткнул за по­яс и по­пы­тал­ся разыс­кать экс­су­пру­гу, что­бы вер­нуть день­ги. Встре­тил ее на ули­це: нетрез­вая мо­ло­дая жен­щи­на шла на­встре­чу, силь­но по­ша­ты­ва­ясь. По­про­сил от­дать остав­шу­ю­ся сум­му. Но быв­шая по­пы­та­лась сбе­жать, а по­том от­ве­ти­ла гру­бым от­ка­зом. При­жав хруп­кую жен­щи­ну к школь­но­му за­бо­ру, муж­чи­на до­стал нож. Двух уда­ров хва­ти­ло, что­бы ли­шить жиз­ни обид­чи­цу.

— По­сле пер­во­го уда­ра в жи­вот Ан­на об­мяк­ла и осе­ла, вто­рой, по-ви­ди­мо­му, при­шел­ся в серд­це, — рас­крыл по­дроб­но­сти об­ви­ня­е­мый. — Без­ды­хан­ное те­ло опу­стил на зем­лю. По­сле за­ме­тил жен­скую су­моч­ку и за­гля­нул внутрь, рас­счи­ты­вая най­ти укра­ден­ные день­ги. Неожи­дан­но услы­шал за спи­ной: “Муж­чи­на, что вы де­ла­е­те?”

По­ки­нув ме­сто пре­ступ­ле­ния, Сер­гей за­шел в бли­жай­ший ма­га­зин, ку­пил на по­след­ние день­ги бу­тыл­ку ви­на и ста­кан пи­ва. Нож вы­бро­сил в ур­ну. Вско­ре по­до­зре­ва­е­мо­го за­дер­жа­ла ми­ли­ция, а сви­де­те­ли опо­зна­ли его.

“Рас­ка­я­лась, я бы про­стил”

Ка­кая же це­поч­ка со­бы­тий при­ве­ла к кро­ва­вой раз­вяз­ке? Как вы­яс­ни­лось, Сер­гей и Ан­на уже шесть лет как раз­ве­лись. На су­деб­ном до­про­се об­ви­ня­е­мый уточ­нил, что брак рас­пал­ся из­за из­мен мо­ло­дой жены. Аня на­шла но­во­го ка­ва­ле­ра, ко­то­рый жил в со­сед­нем подъ­ез­де. Но об­ще­ние с быв­шим му­жем не пре­кра­ти­ла. Сер­гей ра­бо­тал во­ди­те­лем-меж­ду­на­род­ни­ком, по­лу­чал око­ло ты­ся­чи дол­ла­ров в ме­сяц. Ко­гда воз­вра­щал­ся из рей­сов, при­во­зил Ане одеж­ду, по­дар­ки. Хо­зя­ин знал, что по­сле ви­зи­тов быв­шей про­па­да­ют день­ги, од­на­ко за­кры­вал гла­за на во­ров­ство. Ведь де­вуш­ка ни­где не ра­бо­та­ла.

— Ко­гда ви­дел, что ма­ло взя­ла, еще и до­бав­лял, — от­ме­тил об­ви­ня­е­мый. — Но по­след­ние пол­го­да ста­ла внаг­лую за­би­рать все день­ги под­чи­стую. При­хо­ди­ла пья­нень­кая, гряз­ная, го­лод­ная. Я пус­кал, по­то­му что со­хра­нил чув­ства, жа­лел. Хо­тя знал, что день­ги про­пи­ва­ла вме­сте с но­вым ка­ва­ле­ром. На­ка­нуне тра­ге­дии Аня при­бе­жа­ла ко мне по­лу­го­лая, ска­за­ла, что по­ссо­ри­лась с со­жи­те­лем. Пу­стил, на­кор­мил, вы­пи­ли вме­сте, оста­вил но­че­вать. Про­пав­шие день­ги — по­след­ние, бы­ли нуж­ны мне для мед­ко­мис­сии и вос­ста­нов­ле­ния до­ку­мен­тов меж­ду­на­род­ни­ка. Ес­ли бы Аня то­гда рас­ка­я­лась, из­ви­ни­лась за кра­жу, я бы про­стил. Раз­ве мож­но убить из-за ста руб­лей?

По­след­ний зво­нок… ма­ме

Об­ви­ня­е­мый свою ви­ну пол­но­стью при­знал и рас­ка­ял­ся. В хо­де след­ствия пред­ла­гал ма­те­ри Ани воз­ме­стить мо­раль­ные стра­да­ния, но жен­щи­на от­ка­за­лась.

На су­де по­тер­пев­шая рас­ска­за­ла, что Аня хо­ро­шо учи­лась в школе. При­е­ха­ла по­сту­пать в Гомель, но не про­шла в тех­ни­кум. По­след­нее вре­мя ча­сто ру­га­лась с до­че­рью, по­сколь­ку та не устра­и­ва­лась на ра­бо­ту. Ста­ла вы­пи­вать.

Ока­зы­ва­ет­ся, за пол­ча­са до смер­ти Аня по­зво­ни­ла ма­те­ри и по­про­си­ла: “За­бе­ри ме­ня от­сю­да, я тут боль­ше не мо­гу”. Как при­зна­лась жен­щи­на, дочь все­гда ей зво­ни­ла трез­вой, но в этот раз бы­ла силь­но пья­на. Мо­биль­ная связь пре­рва­лась, это был по­след­ний раз­го­вор с до­че­рью. Спу­стя не­ко­то­рое вре­мя на мо­биль­ный сель­чан­ки по­зво­ни­ла мать Ани­но­го со­жи­те­ля и ска­за­ла: “Не вол­нуй­тесь, ва­шу дочь уби­ли”.

— По­сто­ян­но го­во­ри­ла ей, что­бы не хо­ди­ла к быв­ше­му, — всхли­пы­ва­ет по­тер­пев­шая. — Но как удер­жишь взрос­лую дочь? При­е­дет до­мой, по­бу­дет и уедет. К 36 го­дам ни се­мьи, ни де­тей, ни­че­го в этой жиз­ни не хо­те­ла. А Сер­гей ее за­ма­ни­вал день­га­ми, вы­пив­кой. Меж­ду ни­ми по­сто­ян­но воз­ни­ка­ли кон­флик­ты. Он бил Аню, как кош­ку сбро­сил с пя­то­го эта­жа. На­ка­жи­те по всей стро­го­сти за­ко­на, что­бы боль­ше лю­дей не уби­вал. Ма­те­ри­аль­ных пре­тен­зий к об­ви­ня­е­мо­му не имею.

“Го­мель­ская праў­да” про­дол­жит сле­дить за хо­дом уго­лов­но­го де­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.