Ко­ман­ди­ров­ка в тыл вра­га на 830 су­ток

В управ­ле­нии КГБ по Го­мель­ской об­ла­сти кор­ре­спон­ден­ту “Го­мель­скай праў­ды” по­ка­за­ли ма­те­ри­а­лы лич­но­го де­ла Пет­ра Ануф­ри­е­ва. На несколь­ких стра­ни­цах ру­ко­пис­ный от­чет лей­те­нан­та гос­бе­зо­пас­но­сти о ра­бо­те в ок­ку­пи­ро­ван­ном фа­ши­ста­ми Ка­лин­ко­вич­ском рай­оне. Расск

Gomelskaya Pravda - - ИЗ АРХИВА КГБ - Ни­ко­лай ТАРАСОВ Фо­то из ар­хи­ва КГБ

Не­ле­га­лы

Ле­том 1941 го­да по за­да­нию На­род­но­го ко­мис­са­ри­а­та государственной безопасности Петр Ануф­ри­ев при­е­хал в Ка­лин­ко­ви­чи и устро­ил­ся ра­бо­чим на же­лез­ную до­ро­гу. Об этой про­фес­сии он знал с дет­ства от от­ца, ко­то­рый тру­дил­ся на стан­ции Жлобин. По­сле ок­ку­па­ции нем­цы вклю­чи­ли Ка­лин­ко­вич­ский рай­он в со­став окру­га “Жи­то­мир” рейхс­ко­мис­са­ри­а­та “Укра­и­на”.

Фа­ши­сты ве­ша­ли, стре­ля­ли и сжи­га­ли пред­ста­ви­те­лей непол­но­цен­ных, по их мне­нию, на­ро­дов. На ры­ноч­ной пло­ща­ди уста­но­ви­ли ви­се­ли­цу, ко­то­рая ред­ко ко­гда пу­сто­ва­ла. По рас­ска­зам мест­ных жи­те­лей, мо­ло­дежь хва­та­ли и на­силь­но уво­зи­ли в Гер­ма­нию. Кто укло­нял­ся от ре­ги­стра­ции, от­прав­ля­ли в конц­ла­герь.

“Же­лез­но­до­рож­ник” Петр Ануф­ри­ев об­суж­дал с кол­ле­гой Ва­си­ли­ем Бо­ро­ви­ком но­вые по­ряд­ки. Оба при­смат­ри­ва­лись друг к дру­гу, и опыт­ный че­кист су­мел-та­ки раз­гля­деть род­ствен­ную ду­шу. Как поз­же вы­яс­нит­ся, Бо­ро­вик так­же был спе­ци­аль­но остав­лен на за­хва­чен­ной вра­гом тер­ри­то­рии для под­поль­ной ра­бо­ты.

Не­на­висть к гит­ле­ров­цам пи­та­ли ма­стер служ­бы ди­стан­ции пу­ти Иван Змуш­ко и пу­те­вой об­ход­чик Алек­сей Бо­ро­вик, ко­то­рые ре­ши­ли бо­роть­ся за осво­бож­де­ние Ро­ди­ны в ря­дах со­здан­ной Ануф­ри­е­вым под­поль­ной груп­пы.

Так как в на­ча­ле вой­ны связь с цен­тром обо­рва­лась, Петр не ждал при­ка­за и дей­ство­вал са­мо­сто­я­тель­но. Его ко­ман­да убе­ди­ла фа­ши­стов про­ве­сти ре­кон­струк­цию пло­щад­ки для раз­во­ро­та па­ро­во­зов. Де­с­кать, немец­кая тех­ни­ка там не вме­ща­ет­ся. Для бес­смыс­лен­ной ра­бо­ты нем­цы со­бра­ли 300 че­ло­век и по­тра­ти­ли мно­го вре­ме­ни и средств.

Ко­гда фа­ши­сты на­ча­ли вос­ста­нав­ли­вать же­лез­ную до­ро­гу, под­поль­щи­ки ста­ли так ак­тив­но “по­мо­гать”, что ок­ку­пан­ты вско­ре по­те­ря­ли од­ну ты­ся­чу ку­бо­мет­ров до­сок и 70 ты­сяч кир­пи­чей. За­од­но “невзна­чай” бы­ли уни­что­же­ны шпа­лы и стро­и­тель­ный ин­стру­мент. По­мо­га­ли сле­са­ри, стре­лоч­ни­ки, пу­те­вые ра­бо­чие и да­же один по­ли­цай, ко­то­рые со­ста­ви­ли ко­стяк под­по­лья. Они со­би­ра­ли ин­фор­ма­цию о пе­ре­дви­же­нии вра­га и ре­гу­ляр­но пе­ре­да­ва­ли дан­ные в центр. Счи­та­ли ва­го­ны, опре­де­ля­ли ти­пы ору­жия и бо­е­при­па­сов. С ра­до­стью от­ме­ча­ли рост ко­ли­че­ства по­би­той в бо­ях тех­ни­ки, ко­то­рую фа­ши­сты вез­ли на ре­монт.

По­зор­ный бой

В на­ча­ле 1942 го­да для пе­ре­шив­ки же­лез­ной до­ро­ги на немец­кую ко­лею в Ка­лин­ко­ви­чи при­был ба­та­льон немец­ких вос­ста­но­ви­тель­ных войск “Орг. Тодт”. Его раз­ме­сти­ли в до­мах на при­ле­га­ю­щих к стан­ции ули­цах, хо­зя­ев же жи­лищ про­сто вы­го­ня­ли.

Ин­же­не­ры Вен­зель и Кросс со­зва­ли ра­бот­ни­ков и спро­си­ли, как луч­ше вос­ста­но­вить мост на пе­ре­се­че­нии ли­ний, иду­щих в Ка­лин­ко­ви­чи из Клин­ска и Пхо­ва. Под­поль­щи­ки сра­зу про­яви­ли ини­ци­а­ти­ву, чем вы­зва­ли недо­воль­ные взгля­ды ра­бот­ни­ков, ко­то­рые не зна­ли об ис­тин­ных на­ме­ре­ни­ях пат­ри­о­тов. Пред­ло­жи­ли фа­ши­стам ис­поль­зо­вать шпа­ло­вые кле­ти (ведь они хо­ро­шо го­рят). Нем­цы при­слу­ша­лись к со­ве­там мест­ных жи­те­лей. По­счи­та­ли, что упра­вят­ся за неде­лю и на­пра­ви­ли на ра­бо­ты 150 сол­дат и 30 мест­ных же­лез­но­до­рож­ни­ков. Но “ак­ти­ви­сты” так тор­мо­зи­ли про­цесс, что мост вве­ли в строй толь­ко че­рез ме­сяц.

Поз­же в ан­ти­фа­шист­скую ор­га­ни­за­цию Ануф­ри­е­ва вли­лась груп­па ком­со­моль­цев с ли­де­ром Кон­стан­ти­ном Ер­ми­ло­вым, ко­то­ро­му бы­ло 18 лет, а его дру­зьям и то­го мень­ше. Ре­бя­та убеж­да­ли стар­ших то­ва­ри­щей, что для осво­бож­де­ния Ро­ди­ны от фа­ши­стов го­то­вы вы­пол­нять за­да­ния. Им по­ру­чи­ли под по­кро­вом тем­но­ты сжечь вос­ста­нов­лен­ный мост вме­сте с во­ен­ным эше­ло­ном. Юно­ши по­до­жгли шпа­лы, но из-за сы­ро­сти де­ре­во не раз­го­ра­лось. Со­став успел про­ско­чить ог­нен­ный тон­нель.

Меж­ду тем в тем­но­те ис­пу­ган­ные сол­да­ты-мадь­я­ры на­ча­ли па­лить из ва­го­нов по сто­ро­нам. В Ка­лин­ко­ви­чах стрель­бу при­ня­ли за на­па­де­ние пар­ти­зан и ста­ли ве­сти при­цель­ный огонь по сво­е­му же же­лез­но­до­рож­но­му со­ста­ву. Бой про­дол­жал­ся пять ча­сов. Толь­ко в тре­тьем ча­су но­чи фа­ши­сты по­ня­ли, с кем во­ю­ют. К то­му вре­ме­ни бы­ло уби­то 100 че­ло­век. Бо­лее то­го, мо­ло­деж­ный рейд вы­вел из строя на пол­то­ра дня уча­сток до­ро­ги.

Изу­ве­ры про­тив ге­ро­ев

Во вре­мя сле­ду­ю­щей опе­ра­ции ком­со­моль­цы на­па­ли на во­до­кач­ку. Од­на­ко фа­ши­стов бы­ло боль­ше, и юно­ши не смог­ли за­ло­жить взрыв­чат­ку. Ре­бя­та сра­жа­лись от­ча­ян­но, уби­ли на­чаль­ни­ка ка­ра­у­ла и без по­терь вер­ну­лись до­мой.

Тем вре­ме­нем по­ле­вая жан­дар­ме­рия на­ча­ла охо­ту за под­поль­щи­ка­ми. В мо­ло­деж­ную груп­пу про­ник пре­да­тель, ко­то­рый вы­дал всю ком­со­моль­скую ячей­ку. Что­бы вый­ти на ру­ко­во­ди­те­лей под­по­лья, ге­ста­пов­цы две неде­ли пы­та­ли ре­бят. Как го­во­рит­ся в от­че­те, у Ко­сти Ер­ми­ло­ва со­дра­ли ко­жу на шее и по­ли­ва­ли ра­ну со­ля­ной кис­ло­той. Его то­ва­ри­щам ре­за­ли брит­вой ко­жу и ра­ны по­сы­па­ли со­лью, за­со­вы­ва­ли игол­ки под ног­ти. Фа­ши­сты стре­ля­ли в под­рост­ков по мно­гу раз, спе­ци­аль­но не на­но­ся смер­тель­ных ран, но ни­кто из ре­бят не вы­дал сво­их.

Та­кая же ге­ро­и­че­ская судь­ба у быв­шей учи­тель­ни­цы Ели­за­ве­ты Ко­роль­ко­вой. Де­вуш­ку пой­ма­ли, ко­гда она раз­да­ва­ла ан­ти­фа­шист­ские ли­стов­ки. За рас­про­стра­не­ние га­зет и жур­на­лов рас­стре­ля­ли бра­та Ан­ны Ло­ев­ской. Под­поль­щи­цу неод­но­крат­но аре­сто­вы­ва­ли, но она успе­ва­ла спря­тать ли­те­ра­ту­ру. Гит­ле­ров­цы ее от­пус­ка­ли, но устра­и­ва­ли оч­ные став­ки с под­став­ны­ми пар­ти­за­на­ми. 20-лет­няя де­вуш­ка смог­ла рас­по­знать пе­ре­оде­тых по­ли­ца­ев и ни­чем не вы­да­ла ни се­бя, ни то­ва­ри­щей по под­по­лью.

По по­ру­че­нию Ануф­ри­е­ва Анне уда­лось по­дру­жить­ся с со­оте­че­ствен­ни­ка­ми, ко­то­рые охра­ня­ли же­лез­ную до­ро­гу. Де­вуш­ка убе­ди­ла но­вых зна­ко­мых убить немец­ко­го ча­со­во­го, а за­тем за­бро­сать гра­на­та­ми фа­шист­ское под­раз­де­ле­ние. В ре­зуль­та­те ак­ции по­гиб­ли 18 гит­ле­ров­цев.

На сле­ду­ю­щей опе­ра­ции Ло­ев­ская про­нес­ла че­рез охра­ну и вру­чи­ла ме­ха­ни­ку ле­со­пил­ки маг­нит­ные ми­ны. Они раз­нес­ли ма­шин­ное от­де­ле­ние так, что фа­ши­сты не смог­ли его вос­ста­но­вить. Отваж­ная под­поль­щи­ца так­же су­ме­ла при­не­сти взрыв­чат­ку то­ва­ри­щам, ко­то­рые бы­ли у же­лез­ной до­ро­ги. Пат­ри­о­ты за­ло­жи­ли за­ряд на скла­де с топ­ли­вом. От взры­ва огонь пе­ре­ки­нул­ся на стро­е­ния с про­до­воль­стви­ем, ин­стру­мен­та­ми и об­мун­ди­ро­ва­ни­ем. В ре­зуль­та­те фа­ши­сты два дня ту­ши­ли по­жар. В кон­це кон­цов жан­дар­мы по­ня­ли, чем за­ни­ма­ет­ся Ан­на. Об этом стало из­вест­но и под­поль­щи­кам, ко­то­рые во­вре­мя пре­ду­пре­ди­ли об аре­сте, и де­вуш­ка успе­ла уй­ти в пар­ти­зан­ский от­ряд.

Зар­пла­та за два го­да

Пет­ру Ануф­ри­е­ву уда­лось не толь­ко объ­еди­нить де­сят­ки пат­ри­о­тов в ты­лу вра­га, но и со­здать ячей­ку со­про­тив­ле­ния из чис­ла во­ен­но­слу­жа­щих за­ру­беж­ных ар­мий. Ино­стран­цы со­об­ща­ли о пе­ре­ме­ще­нии гит­ле­ров­ских войск, участ­во­ва­ли в опе­ра­ци­ях вме­сте с под­поль­щи­ка­ми и пар­ти­за­на­ми. Каз­ни­ли немец­ких шпи­о­нов и мсти­ли пре­да­те­лям, из-за ко­то­рых по­гиб­ла мо­ло­деж­ная груп­па.

Во вре­мя од­но­го из раз­го­во­ров Пет­ру Ануф­ри­е­ву не уда­лось убе­дить двух офи­це­ров про­тив­ни­ка пе­рей­ти на на­шу сто­ро­ну. Со­бе­сед­ни­ки рас­кры­ли его за­мы­сел и со­об­щи­ли жан­дар­мам о по­до­зри­тель­ном же­лез­но­до­рож­ни­ке. То­гда че­ки­сту при­шлось по­ки­нуть Ка­лин­ко­ви­чи и пе­ре­брать­ся в пар­ти­зан­ский от­ряд име­ни Во­ро­ши­ло­ва.

Вме­сте с тем со­здан­ная Ануф­ри­е­вым под­поль­ная ор­га­ни­за­ция про­дол­жа­ла дей­ство­вать. Лей­те­нант уда­лен­но ру­ко­во­дил опе­ра­ци­я­ми, а так­же снаб­жал то­ва­ри­щей всем необ­хо­ди­мым для их про­ве­де­ния.

Ко­гда узна­ли, что в ка­лин­ко­вич­ском де­по нет на­деж­ной охра­ны, то ре­ши­ли про­ве­сти дерз­кую опе­ра­цию. Под­поль­щи­ки Вла­ди­мир По­ля­ков и Вла­ди­мир Рож­ко при­це­пи­ли три па­ро­во­за друг к дру­гу. На угро­жа­ю­щие кри­ки нем­цев не ре­а­ги­ро­ва­ли, яко­бы не по­ни­ма­ли. Ко­гда сцеп­ка бы­ла го­то­ва, дви­ну­лись в сто­ро­ну пар­ти­зан. До­е­ха­ли до взо­рван­но­го мо­ста и сбро­си­ли два па­ро­во­за в рус­ло ре­ки, а тре­тий — взо­рва­ли. Нем­цы при­гна­ли еще три па­ро­во­за, что­бы тя­нуть на­зад угнан­ные. Пар­ти­за­ны да­ли та­кой от­пор, что ок­ку­пан­ты в ито­ге по­те­ря­ли шесть па­ро­во­зов.

Осе­нью 1943 го­да, ко­гда Крас­ная Ар­мия на­ча­ла осво­бож­де­ние Ка­лин­ко­вич­ско­го рай­о­на, лей­те­нант Петр Ануф­ри­ев лич­но при­был к упол­но­мо­чен­но­му На­род­но­го ко­мис­са­ри­а­та государственной безопасности и до­ло­жил о вы­пол­не­нии за­да­ния. Че­ки­ста на­гра­ди­ли ор­де­ном Крас­но­го Зна­ме­ни, вы­пла­ти­ли зар­пла­ту за 830 дней ра­бо­ты в ты­лу вра­га и предо­ста­ви­ли до­пол­ни­тель­ный от­пуск.

Че­кист объ­еди­нил в Ка­лин­ко­ви­чах де­сят­ки пат­ри­о­тов и со­здал ан­ти­фа­шист­скую груп­пу из за­ру­беж­ных во­ен­но­слу­жа­щих

Ру­ко­пис­ный от­чет лей­те­нан­та гос­бе­зо­пас­но­сти

Петр Ануф­ри­ев по­сле ко­ман­ди­ров­ки в тыл вра­га на 830 су­ток

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.