Свет в окош­ке

Gomelskaya Pravda - - СУББОТНЯЯ ПОЧТА - Ан­на ВЕРЕС, го­мель­чан­ка.

Ко­гда смот­рю на нераз­луч­ные се­мей­ные па­ры, со­еди­нен­ные Бо­гом и судь­бой, вспо­ми­наю сво­их ба­буш­ку и де­душ­ку, ко­то­рые про­шли по жиз­ни в ми­ре и со­гла­сии.

В про­ти­во­вес мод­ной нын­че сво­бо­де брач­ных от­но­ше­ний они про­нес­ли по жиз­ни то нетлен­ное и веч­ное, что со­зда­ва­лось сот­ня­ми по­ко­ле­ний и со­став­ля­ет ис­тин­ную цен­ность каж­дой се­мьи.

Де­душ­ка сам по­стро­ил доб­рот­ный дом, а все убран­ство — за­на­вес­ки, ска­тер­ти, по­кры­ва­ла — вы­ши­ли ба­буш­ки­ны ру­ки. Она до позд­ней но­чи кор­пе­ла над швей­ной ма­шин­кой — что­бы за­ра­бо­тать в по­мощь де­ду. Жизнь с бес­ко­неч­ным непре­рыв­ным тру­дом бы­ла им в ра­дость, по­это­му хва­та­ло сил не толь­ко на до­бы­чу хле­ба на­сущ­но­го. Ба­буш­ка пе­ла в цер­ков­ном хо­ре, а дед ле­пил из гли­ны сви­стуль­ки. Все хо­зяй­ки за­ка­зы­ва­ли у него кор­зи­ны для чер­ни­ки — сам вы­бе­ли­вал лы­ко, укра­шал ри­сун­ком — клуб­ни­кой и зе­ле­ны­ми шиш­ка­ми. Сей­час та­ких уже не уви­дишь.

На празд­ни­ки в до­ме со­би­ра­лись за­сто­лья — на ба­буш­ки­ны пи­ро­ги с брус­ни­кой и виш­не­вую на­ли­воч­ку, на раз­го­во­ры о жиз­ни, ра­бо­те, де­тях, а глав­ное — на пес­ни.

Так по­ют толь­ко там, где ду­ше при­воль­но. А ду­ше при­воль­но, где лю­ди не за­жа­ты, по­ня­ты и лю­би­мы, где каж­дый гор­дит­ся дру­гим. Их лю­бовь, ко­то­рая по­мо­га­ла пе­ре­но­сить все го­ре­сти и несча­стья (а их бы­ло в из­быт­ке), сто­я­ла над до­мом как сол­ныш­ко, бы­ла опо­рой на­шим ро­ди­те­лям и мно­го­чис­лен­ным вну­кам. Сколь­ко дед осу­шил ба­буш­ки­ных слез, а она ска­за­ла ему уте­ши­тель­ных слов, знал толь­ко их дом. На лю­дях они ни­ко­гда не жа­ло­ва­лись на свою судь­бу.

Ко­гда ба­буш­ки не ста­ло, воз­ле де­да со­мкнул­ся тес­ный круг до­че­рей и вну­ков. На­ве­ща­ли, по­мо­га­ли ве­сти дом, по­том ста­ли за­би­рать к се­бе на зи­му. Но раз­ве лам­поч­ка за­ме­нит свет в окош­ке? Дед кре­пил­ся, не хо­тел быть обу­зой для до­че­рей, но все за­мет­нее па­дал ду­хом.

Его по­хо­ро­ни­ли ря­дом с ба­буш­ки­ной мо­ги­лой, по­са­ди­ли у из­го­ло­вья че­реш­ню. Де­ре­во сей­час вы­ма­ха­ло по­чти в двух­этаж­ный дом. Каж­дое ле­то на слад­кую яго­ду сле­та­ют­ся пти­цы со всей окру­ги. Прав­да, рас­кле­ван­ные крас­ные яго­ды усы­па­ют зем­лю. За­то на все клад­би­ще зву­чит пти­чья сим­фо­ния — гимн веч­ной жиз­ни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.