Луч­ший ваш по­да­ро­чек — ЭТО МЫ!

Ше­сти­лет­ние Влад, Ан­дрей, Эл­ли­на и По­ли­на, а так­же се­ми­лет­ки Аня и Мак­сим еще пол­го­да на­зад рез­ви­лись в дет­ском са­ду. Те­перь они гор­до на­зы­ва­ют се­бя пер­во­клаш­ка­ми и хо­дят в 1 “Б” Крас­нен­ской сред­ней шко­лы Го­мель­ско­го рай­о­на.

Gomelskaya Pravda - - МАЛЕНЬКИЕ УМНИКИ - Во­про­сы за­да­ва­ла те­тя Та­ня ЗАВОРОТНАЯ Фо­то ав­то­ра

— Рас­ска­жи­те, де­ти, все ли по­лу­чат по­дар­ки на но­во­год­ние празд­ни­ки?

— Я по­да­рок не по­лу­чу. Письмо еще не на­пи­сал, — вздох­нул Ан­дрей. — Ка­кой по­да­рок по­про­сить, еще нуж­но при­ду­мать, а я не опре­де­лил­ся. Но все рав­но Дед Мо­роз су­ще­ству­ет толь­ко в сказ­ках. Мне уче­ный один го­во­рил.

На во­прос, как пра­виль­но от­пра­вить письмо Де­ду Мо­ро­зу, точ­но­го от­ве­та мы не на­шли. Мак­сим пи­шет “На Се­вер” и от­прав­ля­ет поч­той. Эл­ли­на письмо за­пус­ка­ет са­мо­ле­ти­ком из ок­на. А По­ли­на на под­окон­ник кла­дет, и по­сла­ние под­хва­ты­ва­ет вол­шеб­ный ве­тер.

— Дед Мо­роз же — неви­дим­ка, — со зна­ни­ем де­ла объ­яс­ни­ла По­ли­на.

— У это­го вол­шеб­но­го де­душ­ки есть по­мощ­ни­ки?

— Ко­неч­но, эль­фы, Сне­гу­роч­ка, ан­ге­лы, сне­го­вик, — ста­ла пе­ре­чис­лять де­тво­ра.

— Ну, ес­ли па­па Де­дом Мо­ро­зом при­тво­ря­ет­ся, зна­чит, ма­ма — его по­мощ­ни­ца, — сде­лал вы­вод Ан­дрей. — Взрос­лым да­рят по­дар­ки? — Нет, по­то­му что у них уже есть са­мый глав­ный по­да­рок — это мы, — опять от­ве­тил Ан­дрей и хит­ро улыб­нул­ся.

— Ко­гда де­ти вы­рас­та­ют, что де­ла­ют их ро­ди­те­ли?

— Ста­ре­ют, ко­неч­но же. Но они все рав­но оста­ют­ся на­ши­ми ро­ди­те­ля­ми, — на­стро­ив­шись на по­зи­тив­ный лад, так­же улыб­чи­во объ­яс­ни­ла По­ли­на.

— Но мы же бу­дем при­ез­жать. На вы­ход­ных. И с вну­ка­ми, — успо­ко­ил Влад.

— Вы ко­гда вы­хо­ди­те зи­мой на ули­цу, на­де­ва­е­те шап­ку, шарф, ва­реж­ки. А неко­то­рые взрос­лые да­же без шап­ки хо­дят. По­че­му им мож­но, а вам нель­зя?

— По­то­му что они взрос­лые, — хо­ром от­ве­ти­ли пер­во­клаш­ки. — И что? — Они за­ка­ля­ют­ся, об­ли­ва­ют­ся хо­лод­ной во­дой и им не хо­лод­но, — раз­ло­жи­ла по по­лоч­кам Эл­ли­на.

— У вас зу­бы мо­лоч­ные уже вы­па­ли? — спро­си­ла я пер­во­кла­шек, а они ста­ли не толь­ко рас­ска­зы­вать, но и по­ка­зы­вать. Про­дол­жаю спра­ши­вать: — По­че­му их наз­ва­ли мо­лоч­ны­ми? — По­то­му что зуб­кам нуж­но мно­го мо­ло­ка, что­бы бе­лы­ми бы­ли, — с хо­ду вы­да­ла По­ли­на.

— Но ко­рен­ные — это по­след­ние зу­бы. Вы­па­дут — и всё, бу­дешь без­зу­бым, — на­сме­шил од­но­класс­ни­ков Мак­сим.

— Звез­ды, по-ва­ше­му, по­че­му с неба па­да­ют?

— Это не звез­ды, а кос­ми­че­ский му­сор, — объ­яс­ни­ла Эл­ли­на.

— Нет, это ко­ме­ты, — не со­гла­сил­ся с од­но­класс­ни­цей Мак­сим.

Сре­ди лю­би­мых блюд у ре­бят­ни — пиц­ца, рис, спа­гет­ти, кар­тош­ка фри, кот­ле­ты, кол­ба­са, рас­соль­ник, суп, ку­ри­ца, мя­со с сы­ром. А у Анеч­ки ку­ли­нар­ных при­стра­стий нет — всё лю­бит и ку­ша­ет. — А вред­ная еда — это ка­кая? — Бур­ге­ры, кар­тош­ка фри, чип­сы, ко­ка­ко­ла, ки­ри­еш­ки, — пе­ре­чис­ля­ли на­пе­ре­бой маль­чиш­ки и дев­чон­ки.

— То­гда не по­ни­маю, од­ни и те же про­дук­ты и вред­ные, и са­мые вкус­ные…

— Это по­то­му, что са­мое вред­ное де­тям нра­вит­ся бо-о-о-льше все­го, — рас­кры­ла тай­ну По­ли­на.

— Там хи­мии до­ба­ви­ли, та­ких ма­лень­ких мик­ро­бов, — под­ска­зал Мак­сим.

— Ми­к­ро­бы лю­бят по­едать ор­га­низм, — на­ве­ла стра­ху Аня.

— Еще есть та­кая бо­лезнь — рак. Она то­же от мик­ро­бов, — ста­ла рас­ска­зы­вать По­ли­на. — А есть еще по­ро­ся­чья бо­лезнь. Это ко­гда че­ло­век в сви­нью пре­вра­ща­ет­ся.

— Вы зна­е­те, из че­го сде­ла­ны сне­жин­ки?

— Из до­ждя, — за­га­доч­но от­ве­ти­ла Эл­ли­на.

— А за­чем в ми­ре при­ду­ма­ли столь­ко мно­го ино­стран­ных язы­ков?

— Что­бы че­ло­век к но­вым зна­ни­ям тя­нул­ся, узна­вал мно­го но­во­го, что­бы у каж­дой род­ной Ро­ди­ны был свой род­ной язык, — не по-дет­ски рас­су­ди­тель­но от­ве­ти­ла Аня. — За­чем ко­ро­лям ко­ро­ны? — Что­бы их от­ли­ча­ли от обыч­ных лю­дей. А так и пе­ре­пу­тать мо­гут, — от­ве­тил Влад.

— Де­ти, в неко­то­ром сы­ре есть дыр­ки. От­ку­да они взя­лись?

— Мы­ши съе­ли, — пред­по­ло­жил Мак­сим.

— Нет, дыр­ки вы­ре­за­ли для кра­со­ты, — под­ска­за­ла Эли­на.

— По­че­му сло­ва “спа­си­бо” и “по­жа­луй­ста” счи­та­ют­ся вол­шеб­ны­ми?

— Еще сло­во “бла­го­да­рю” вол­шеб­ное, — до­пол­ни­ла По­ли­на.

— По­то­му что лю­ди сра­зу те­бе да­ют все, что ты про­сишь. А без “по­жа­луй­ста” ни­че­го не да­дут, — объ­яс­нил Влад.

— Ес­ли вы уви­де­ли бом­бу, что де­лать?

— В ми­ли­цию зво­нить — 102. Или взрос­лых по­звать, они мо­гут по­дой­ти и по­смот­реть. А нам нель­зя под­хо­дить, — рас­ска­зал Ан­дрей.

— Пе­тар­ды — это хо­ро­шее или пло­хое?

— Нор­маль­ное, — от­ве­тил Мак­сим, но уви­дев мою ре­ак­цию, все де­ти хо­ром тут же за­тя­ну­ли “пло­хое”.

— За­жи­гать мо­гут толь­ко взрос­лые, а то близ­ко ки­нешь и умрешь, — кон­ста­ти­ро­вал Ан­дрей. — А ес­ли ядер­ная бом­ба взо­рвет­ся, то во­об­ще-е-е.

— Что та­кое ав­то­ном­ный по­жар­ный из­ве­ща­тель?

— Это ма­стер та­кой, на­вер­ное, — пред­по­ло­жи­ла Эл­ли­на.

— Ес­ли ми­ли­ци­о­нер ку­да-то спе­шит, у него ми­га­ет ми­га­лоч­ка вот эта, — по­пы­та­лась уга­дать По­ли­на.

— Нет. Из­ве­ща­те­ли ве­ша­ют, что­бы они пре­ду­пре­жда­ли нас о по­жа­ре, — объ­яс­ни­ла Аня.

— Чем за­ни­ма­ет­ся ди­рек­тор шко­лы?

— Управ­ля­ет, он же со­здал шко­лу, — пер­вой от­ве­ти­ла По­ли­на.

— Еще ди­рек­тор вы­зы­ва­ет ро­ди­те­лей в шко­лу и го­во­рит, мож­но ли вы­пи­сы­вать их ре­бен­ка из про­длен­ки или из шко­лы. И мо­жет да­же при­е­хать ми­ли­ци­о­нер и оштра­фо­вать ре­бен­ка, ес­ли он ку­рит, — рас­ска­зал Влад. — Вы что, ку­ри­те? — Нет, это стар­ше­класс­ни­ки! — объ­яс­ни­ла ма­лыш­ня.

— В ва­шей шко­ле есть ка­кие-ни­будь пра­ви­ла?

— Не бе­гать, не пры­гать, не кри­чать. Мы да­ва­ли клят­ву, и, ес­ли на­ру­шим ее, нас вы­зо­вут к ди­рек­то­ру, — объ­яс­ни­ла По­ли­на.

— Но мы толь­ко че­ты­ре ме­ся­ца учим­ся. Нас еще не вы­зы­ва­ли, — до­пол­ни­ла Аня и на этом мы за­кон­чи­ли раз­го­вор.

Мак­сим хо­чет стать фут­бо­ли­стом (на­па­да­ю­щим) По­ли­на, ко­гда вы­рас­тет, со­би­ра­ет­ся ло­вить пре­ступ­ни­ков

Влад — бу­ду­щий кос­мо­навт

Аня меч­та­ет по­лу­чить про­фес­сию ве­те­ри­на­ра

Ан­дрей меч­та­ет стать ми­ли­ци­о­не­ром

Эл­ли­на бу­дет вос­пи­та­те­лем в дет­ском са­ду

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.