ДОМ, В КО­ТО­РОМ ТЕС­НО ВСЕМ

Gomelskaya Pravda - - СОСЕДИ - Та­тья­на ЗАВОРОТНАЯ Фо­то ав­то­ра

Чу­жие род­ствен­ни­ки

Отец Ва­си­лий си­дит в про­стор­ной ком­на­те. На сто­лах и сте­нах ико­ны, свя­тые об­ра­за на ков­рах. В ру­ках дер­жит пап­ку с документами: по­ста­нов­ле­ния су­да, сче­та за ком­му­наль­ные услу­ги, ксе­ро­ко­пии дру­гих до­ку­мен­тов. При­чи­на та­кой скру­пу­лез­но­сти ба­наль­на — раз­дел на­след­ства, по­сле ко­то­ро­го ма­ло кто остал­ся до­во­лен.

В обыч­ный сель­ский дом в Го­мель­ском рай­оне, где жи­ли свя­щен­но­слу­жи­тель с ма­те­рью, по по­ста­нов­ле­нию су­да все­ли­ли род­ствен­ни­ка. Со слов свя­щен­ни­ка, пле­мян­ник Ва­ле­ра не от­ли­ча­ет­ся хо­ро­шим по­ве­де­ни­ем, к то­му же у него есть дру­гое жи­лье — квар­ти­ра, в ко­то­рой жи­вет с же­ной.

— Ком­на­ту в на­шем до­ме он ис­поль­зу­ет как пе­ре­ва­лоч­ную ба­зу: при­ве­сти дру­зей, вы­пить с ни­ми, по­ку­рить. А у мо­ей ма­мы Нон­ны Фи­лип­пов­ны, то есть его ба­буш­ки, аст­ма, она за­ды­ха­ет­ся от та­бач­но­го ды­ма, — пе­ре­чис­ля­ет минусы сов­мест­но­го про­жи­ва­ния свя­щен­ник. — Ко­гда же ко мне при­хо­ди­ли из церк­ви жен­щи­ны, что­бы по­мочь по хо­зяй­ству, Ва­ле­ра стал раз­го­ва­ри­вать с ни­ми ма­тер­ны­ми сло­ва­ми, да еще и пы­тал­ся при­ста­вать. Хва­стал­ся день­га­ми, ма­хал ку­пю­ра­ми пе­ред ли­цом. Ес­ли есть сред­ства, по­че­му не опла­чи­ва­ешь ком­му­наль­ные пла­те­жи?

Отец Ва­си­лий все по­счи­тал. С то­го мо­мен­та, как пле­мян­ни­ка про­пи­са­ли в до­ме, ком­му­нал­ку счи­та­ют на тро­их: на­при­мер, за вы­воз му­со­ра и стра­хо­ва­ние жи­лья. В ито­ге на­бе­жа­ло по­чти 40 руб­лей. Это без опла­ты элек­три­че­ства и га­за, ко­то­рым отап­ли­ва­ет­ся дом. От­вет один — я здесь по­сто­ян­но не жи­ву и пла­тить не бу­ду. Свя­щен­ник пред­ло­жил ва­ри­ант — раз­де­лить ли­це­вые сче­та, по­ста­вить от­дель­ные счет­чи­ки. Но по­ка идея не ре­а­ли­зо­ва­на. Ведь на это нуж­ны финансы.

Со слов свя­щен­но­слу­жи­те­ля, у пле­мян­ни­ка то­же есть ва­ри­ант, ко­то­рый сде­лал бы сов­мест­ное про­жи­ва­ние бо­лее ком­форт­ным — сде­лать при­строй­ку. Од­на­ко при­до­мо­вая тер­ри­то­рия не столь про­стор­ная, что­бы обу­стро­ить ду­ше­вую, туа­лет, ко­ри­дор и не за­сло­нить ок­на в ком­на­те свя­щен­ни­ка. Да­же в то, что­бы за­ло­жить про­ем в ком­на­ту Валерия и вы­ве­сти от­дель­ный вход, то­же нуж­но вло­жить ко­пей­ку.

— Я пре­крас­но по­ни­маю, что ес­ли ни­кто не по­мо­жет, то до­жи­вать нам с ма­мой при­дет­ся ря­дом с род­ным, но та­ким чу­жим че­ло­ве­ком. Дом до­ста­нет­ся ему по­сле на­шей смер­ти, ведь у ме­ня де­тей нет. Бы­ли бы хо­ро­шие от­но­ше­ния, я бы сам пле­мян­ни­ку дом от­пи­сал. Но все по-дру­го­му. От него нет ни по­мо­щи, ни со­ве­та. А во­об­ще я пла­ни­ро­вал най­ти хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­му нуж­но жи­лье, и офор­мить на­след­ство на него. Та­кая прак­ти­ка есть и в жиз­ни, и в церк­ви. Пре­ем­ник по­мо­га­ет по до­му, в ого­ро­де, до­смат­ри­ва­ет нас, и ему до­ста­ет­ся дом. Вид­но, итог бу­дет дру­гим.

Дверь цве­та гро­ба

Ис­то­рия с на­след­ством на­ча­лась в 2011 го­ду. То­гда умер брат свя­щен­ни­ка, отец Валерия. Ко­гда утряс­ли все по­хо­рон­ные де­ла, при­шло вре­мя оформ­лять на­след­ство. 62 со­тых до­ма, как и бы­ли, оста­лись у свя­щен­но­слу­жи­те­ля. Осталь­ные 38, ко­то­рые при­над­ле­жа­ли умер­ше­му бра­ту, раз­де­ли­ли меж­ду его за­кон­ны­ми на­след­ни­ка­ми: ма­те­рью и сы­ном. Так у од­но­го до­ма ста­ло три вла­дель­ца.

— Все по за­ко­ну всту­пи­ли в на­след­ство, — под­чер­ки­ва­ет свя­щен­но­слу­жи­тель. — Но по­том мой пле­мян­ник по­дал иск в суд. Он хо­тел, что­бы всю до­лю его от­ца при­су­ди­ли ему. И до­бил­ся это­го. Те­перь у него 38 со­тых до­ма, у ме­ня — 62.

Суд все­лил пле­мян­ни­ка в ком­на­ту в 16 квад­рат­ных мет­ров, в ко­то­рой жи­ла Нон­на Фи­лип­пов­на. То есть внук вы­се­лил соб­ствен­ную ба­буш­ку. За по­мо­щью свя­щен­ник хо­дил к но­та­ри­усу, но та от­пра­ви­ла к юри­сту. Мол, по­ста­нов­ле­ние всту­пи­ло в си­лу. Раз­би­рать­ся в де­ле нуж­но дол­го и тща­тель­но. И обой­дет­ся это до­ро­го. Об­ра­щал­ся отец Ва­си­лий и к юри­сту епар­хии, но тот за­ни­ма­ет­ся лишь цер­ков­ны­ми во­про­са­ми. За лич­ные де­ла свя­щен­ни­ков не бе­рет­ся.

Те­перь 86-лет­няя Нон­на Фи­лип­пов­на спит на ди­ване в про­ход­ной ком­на­те. Все ве­щи из ее быв­шей спаль­ни вы­нес­ли при­ста­вы. Ме­бель, мно­го­чис­лен­ные ико­ны, за­кат­ки из про­хлад­но­го под­мо­стья вы­ста­ви­ли про­сто на ули­цу. Сей­час в до­ме от теп­ла кар­тош­ка и дру­гие ово­щи вя­нут. Сра­зу пе­ре­не­сти ме­бель в дру­гие ком­на­ты свя­щен­ник и его ма­ма не смог­ли — от стрес­са несколь­ко дней бы­ли при­ко­ва­ны к по­сте­ли.

Как рас­ска­зы­ва­ет свя­щен­ник, Ва­ле­рий в сво­ей ком­на­те сра­зу же сде­лал ре­монт, про­вел от счет­чи­ка еще один элек­тро­про­вод, по­ста­вил в ком­на­ту доб­рот­ную ме­тал­ли­че­скую дверь. Прав­да, по­жи­лая жен­щи­на до сих пор не мо­жет при­вык­нуть к рас­цвет­ке, ко­то­рая на­по­ми­на­ет ей гроб. Ко­гда внук не по­яв­ля­ет­ся, ба­буш­ка за­ве­ши­ва­ет дверь што­рой. Он при­хо­дит — сры­ва­ет, ухо­дит — жен­щи­на ве­ша­ет ее об­рат­но.

А мог­ло ли быть ина­че?

Шесть лет на­зад, ко­гда во­про­сы на­след­ства толь­ко ви­та­ли в воз­ду­хе, у дя­ди и пле­мян­ни­ка был раз­го­вор. Мужчина на сло­вах был го­тов от­ка­зать­ся от ча­сти до­ма за 5 мил­ли­о­нов неде­но­ми­ни­ро­ван­ных руб­лей. Но отец Ва­си­лий не со­гла­сил­ся.

— Как от­дать день­ги без при­сут­ствия но­та­ри­уса? Кто по­том до­ка­жет, что я все опла­тил? Но эта те­ма быст­ро утих­ла: пле­мян­ник уго­дил в тюрь­му. По­сле осво­бож­де­ния от­ступ­ные за свою часть до­ма он под­нял вдвое. Я опять был не со­гла­сен, — объ­яс­ня­ет отец Ва­си­лий. — Счи­таю, что нуж­но де­лать все пра­виль­но. Оце­ни­вать иму­ще­ство долж­ны спе­ци­а­ли­сты. Ка­кую сум­му ска­за­ли бы — та­кую я и вы­пла­тил бы.

За­тем Ва­ле­рий опять по­пал в ме­ста не столь от­да­лен­ные. В то вре­мя при­ез­жа­ла его же­на: мол, муж в ко­ло­нии, нуж­но вы­ру­чать. Про­си­ла у от­ца Ва­си­лия 15 мил­ли­о­нов руб­лей ста­ры­ми и обе­ща­ла, что пре­тен­до­вать на дом они с Ва­ле­ри­ем не бу­дут. Свя­щен­ник де­нег не дал.

— Жить вме­сте — не бе­да. Про­бле­ма в том, что мы не го­то­вы тер­петь Ва­ле­ри­ны пья­ные по­си­дел­ки. К то­му же к пле­мян­ни­ку при­хо­дят дру­зья. А недав­но и его сы­н­под­ро­сток ком­па­нию при­во­дил. Спра­ши­ваю, за­чем при­шли. Так он отвечает, что­бы убрать в ком­на­те от­ца. А что там уби­рать, да еще вчет­ве­ром? Они при­шли, на­ку­ри­ли, по­гу­ля­ли и ушли позд­но ве­че­ром. И то толь­ко по­сле то­го, как я вы­звал ми­ли­цию. Я их пре­ду­пре­ждал, они не по­ве­ри­ли. А как услы­ша­ли мой раз­го­вор с участ­ко­вым по те­ле­фо­ну, быст­ро за­кры­ли ком­на­ту и уда­ли­лись.

Во­прос без от­ве­та

К со­жа­ле­нию, по­доб­ных ис­то­рий в на­ше вре­мя нема­ло. Род­ствен­ни­ки, ко­то­рые, ка­за­лось бы, долж­ны быть друг для дру­га на­деж­ной опо­рой, ста­но­вят­ся толь­ко обу­зой или пре­пят­стви­ем. Что уж го­во­рить о тех си­ту­а­ци­ях, где фи­гу­ри­ру­ет на­след­ство. Что де­лать? — во­прос в этом слу­чае ско­рее ри­то­ри­че­ский. Как ужить­ся с близ­ки­ми по кро­ви, но чу­жи­ми по су­ти людь­ми?

И все же отец Ва­си­лий, ко­то­рый слу­жит в епар­хии вот уже 23 го­да, хо­чет най­ти ответы, в том чис­ле и на мно­гие юри­ди­че­ские во­про­сы. Он на­де­ет­ся, что чи­та­те­ли об­ласт­ной газеты под­ска­жут вы­ход из си­ту­а­ции, по­мо­гут со­ве­том. А мо­жет, най­дет­ся нерав­но­душ­ный че­ло­век, юрист по об­ра­зо­ва­нию или прак­ти­ку­ю­щий спе­ци­а­лист, ко­то­рый смо­жет взять над се­мьей свя­щен­ни­ка шеф­ство.

Раз­ме­рен­ные и на­пол­нен­ные мо­лит­ва­ми будни свя­щен­ни­ка ста­ли невы­но­си­мы­ми ря­дом с род­ным пле­мян­ни­ком

Воз­мож­но, сре­ди чи­та­те­лей газеты най­дут­ся нерав­но­душ­ные лю­ди, ко­то­рые по­мо­гут от­цу Ва­си­лию и его ма­те­ри разо­брать­ся в юри­ди­че­ских во­про­сах

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.