Лам­поч­ка Пас­ке­ви­ча, или На­ча­ло

Gomelskaya Pravda - - КУЛЬТУРА - Ни­ко­лай ГУ­ЛЕ­ВИЧ

В свя­зи со сто­ле­ти­ем га­зе­ты поч­та “Го­мель­скай праў­ды” ста­ла глуб­же и раз­но­об­раз­нее. Про­ци­ти­ру­ем од­но из пи­сем, ко­то­рое при­слал Вла­ди­мир Во­ро­нюк из Го­ме­ля. “С дет­ства, — пи­шет он, — нам ак­тив­но вну­ша­лась мысль: энер­ге­ти­ка стра­ны на­ча­лась с ле­нин­ско­го пла­на ГОЭЛРО (1920)”. И да­лее сле­ду­ет во­прос-со­мне­ние: “Не­уже­ли ра­нее мы жи­ли без элек­три­че­ства?”

На всех эта­пах сво­ей исто­рии по­доб­ные об­ще­ствен­но зна­чи­мые во­про­сы ре­дак­ция все­гда рас­смат­ри­ва­ла, во-пер­вых, как жи­ви­тель­ную об­рат­ную связь с чи­та­те­ля­ми, а во-вто­рых, как свое­об­раз­ный и точ­ный “ком­пас” об­ще­ствен­но­го мне­ния.

План ГОЭЛРО был на­це­лен на то, что­бы взять за гор­ло мно­гие про­бле­мы раз­ви­тия и ста­нов­ле­ния но­вой эко­но­ми­ки, — элек­три­фи­ка­ции при­да­вал­ся си­стем­ный, по­сле­до­ва­тель­ный, при­о­ри­тет­ный, мож­но ска­зать, на­сту­па­тель­ный ха­рак­тер.

Элек­три­фи­ка­ция на Го­мель­щине, пи­са­ла то­гда “Го­мель­ская праў­да”, на­чи­на­лась не на го­лом ме­сте. Пер­вая ма­ло­мощ­ная стан­ция (375 ло­ша­ди­ных сил) по­яви­лась на бу­маж­ной фаб­ри­ке в Доб­ру­ше (1898), вхо­див­шем в со­став Го­ме­ля на пра­вах усадьбы, при­над­ле­жав­шей ра­нее кня­зю Пас­ке­ви­чу, за­тем — в его быв­шем го­мель­ском име­нии (1900) она осве­ща­ла жи­лые по­ме­ще­ния и до­ро­гу до двор­ца, мощ­ность стан­ции — 20 л. с. Чуть поз­же по­яви­лась еще од­на стан­ция мощ­но­стью 10 л. с. — для осве­ще­ния ве­ло­тре­ка, на­хо­див­ше­го­ся при­мер­но там, где се­го­дня стадион “Цен­траль­ный”.

Точкой от­сче­та мож­но на­звать ло­ко­мо­биль­ную стан­цию с дву­мя ма­ши­на­ми по 25 ло­ша­ди­ных сил и ге­не­ра­то­ром по­сто­ян­но­го то­ка, ко­то­рая рас­по­ла­га­лась на уг­лу улиц Фельд­мар­шаль­ской и Зам­ко­вой (ныне про­спект Ле­ни­на и ули­ца Про­ле­тар­ская).

Бы­ла и бо­лее мощ­ная ди­зель­ная элек­тро­стан­ция (100 л. с.) с ге­не­ра­то­ром пе­ре­мен­но­го то­ка, ко­то­рую уста­но­ви­ли на уг­лу Ру­мян­цев­ской и Ап­теч­ной (ныне Со­вет­ская и Жар­ков­ско­го). Она пред­на­зна­ча­лась для осве­ще­ния слу­жеб­ных кон­тор и бы­то­вых по­ме­ще­ний “ря­до­вых обы­ва­те­лей”.

Так­же ра­бо­та­ли при­ми­тив­ные элек­тро­стан­ции под Пет­ри­ко­вом (в усадь­бе мест­ной по­ме­щи­цы), в де­ревне Дво­рец Ро­га­чев­ско­го уез­да, в Ба­цу­нах Буда-Ко­ше­лев­ско­го уез­да, в де­ре­ве Во­ло­ки Ре­чиц­ко­го уез­да…

До ре­во­лю­ции мел­кие элек­тро­стан­ции су­ще­ство­ва­ли в Ре­чи­це, Ро­га­че­ве, Мо­зы­ре, на же­лез­но­до­рож­ных стан­ци­ях Жло­бин и Ка­лин­ко­ви­чи. Это лишь под­твер­жда­ло, что энер­ге­ти­ка раз­ви­ва­лась в об­ла­сти то­чеч­но, оча­го­во, ини­ци­а­тив­но. И толь­ко в два­дца­тых го­дах про­шло­го сто­ле­тия — по­сле то­го, как был при­нят план ГОЭЛРО, элек­три­фи­ка­ция тер­ри­то­рий при­об­ре­ла ха­рак­тер го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки. Ве­лась пла­но­мер­но, си­стем­но, ком­плекс­но, преду­смат­ри­ва­ла “ко­рен­ную ре­кон­струк­цию эко­но­ми­ки на ба­зе элек­три­фи­ка­ции”.

В об­щем мож­но ска­зать так: зна­че­ние пер­вых неболь­ших элек­тро­стан­ций несо­мнен­но ве­ли­ко. На­кап­ли­вал­ся пер­вый опыт, ма­ло­мощ­ные ис­точ­ни­ки элек­тро­энер­гии мощ­но бу­ди­ро­ва­ли со­зи­да­тель­ную мысль го­мель­чан. Го­ро­жане меч­та­ли вме­сто ке­ро­си­нок и туск­лых лам­па­док за­и­меть лам­пы на­ка­ли­ва­ния, от ко­то­рых мно­го све­та, ни­ка­кой са­жи и ко­по­ти, что­бы, на­ко­нец, мас­со­во при­об­щить­ся к Ев­ро­пе. Не все то­гда по­ни­ма­ли, что элек­три­че­ство — не блажь бо­га­те­ев, не рос­кошь, не толь­ко сред­ство осве­ще­ния. Это со­вер­шен­но но­вое ка­че­ство про­из­вод­ства и бы­та. Но­вое со­ци­аль­ное со­дер­жа­ние тру­да.

Та­ко­ва вкрат­це ис­то­рия элек­три­фи­ка­ции об­ла­сти. Гля­дя в про­шлое, энер­ге­ти­ки “Го­мель­энер­го” все­гда ви­де­ли бу­ду­щее. Будь по-дру­го­му, элек­три­фи­ка­ция ни­ко­гда не ста­ла бы од­ной из ве­ду­щих от­рас­лей ре­ги­о­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.