Во­про­сы от “Го­мель­скай праў­ды”

Gomelskaya Pravda - - ПРЯМАЯ ЛИНИЯ “ГП” - Кри­сти­на ВОРОНА

— Обя­за­тель­но ли ве­ру­ю­ще­му че­ло­ве­ку хо­дить в цер­ковь?

— Да, обя­за­тель­но. Цер­ковь — про­стран­ство, ко­то­рое сви­де­тель­ству­ет о на­шей ве­ре. Здесь мы участ­ву­ем в та­ин­стве ев­ха­ри­стии, ко­то­рое для ве­ру­ю­ще­го яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ным. К со­жа­ле­нию, до­ма мы не мо­жем са­ми от­слу­жить ли­тур­гию.

— Как вы от­но­си­тесь к бе­ло­рус­ско­му язы­ку в церк­ви?

— С непод­дель­ным ин­те­ре­сом. Я по­ни­маю, что это очень важ­ное куль­ту­ро­ло­ги­че­ское яв­ле­ние, ко­то­рое яв­ля­ет­ся укра­ше­ни­ем на­шей Церк­ви. Но бе­ло­рус­ский язык нель­зя на­вя­зать ве­ру­ю­щим, он дол­жен есте­ствен­но вой­ти в Цер­ковь. Как толь­ко мы в по­все­днев­ной жиз­ни за­го­во­рим на бе­ло­рус­ском, он уже бу­дет на устах свя­щен­ни­ков. Се­го­дня ра­бо­та­ют ко­мис­сии по пе­ре­во­ду Свя­щен­но­го Пи­са­ния, Еван­ге­лия, тек­стов бо­го­слу­же­ния. Ли­де­ром в этом от­но­ше­нии по­ка оста­ет­ся Минск.

— Как в церк­ви от­но­сят­ся к со­ци­аль­ным се­тям?

— Как к ин­стру­мен­ту ком­му­ни­ка­ции. Цер­ковь то­же пред­став­ле­на в соц­се­тях. Мы пы­та­ем­ся сфор­ми­ро­вать куль­ту­ру по­ве­де­ния в ин­тер­нет-про­стран­стве, то есть сво­им по­ве­де­ни­ем стре­мим­ся по­ка­зать, как мож­но поль­зо­вать­ся ин­тер­не­том. Го­мель­ская епар­хия в этом от­но­ше­нии яв­ля­ет­ся хо­ро­шим при­ме­ром.

— Как по­бо­роть свой страх пе­ред ис­по­ве­дью?

— Как и по­бо­роть страх пе­ред сто­ма­то­ло­гом. Встать и пой­ти. На­чать с раз­го­во­ра со свя­щен­ни­ком, он даст вам ре­ко­мен­да­ции, и по­сле то­го как вы пой­ме­те, что жи­вы и ни­кто вас не пы­та­ет­ся сжечь на ко­ст­ре, страх прой­дет. А ес­ли от­кро­вен­но, то ис­по­ведь — это вре­мя, ко­гда мы смот­рим на се­бя, при­зы­вая на по­мощь со­весть и за­по­ве­ди Бо­жьи. Та ли­те­ра­ту­ра, ко­то­рая сей­час опи­сы­ва­ет ис­по­ведь, к со­жа­ле­нию, со­дер­жит мо­мен­ты, за­став­ля­ю­щие че­ло­ве­ка ме­ха­ни­че­ски пе­ре­чис­лять гре­хи. Он бе­рет сбор­ник и вы­пи­сы­ва­ет от­ту­да всё под­ряд, не по­ни­мая смыс­ла на­пи­сан­но­го. Луч­ше за­гля­нуть в свое серд­це и най­ти то, что са­мо­му непри­ят­но. Страх пе­ред ис­по­ве­дью мож­но по­бе­дить толь­ко с опы­том.

— Как луч­ше по­мя­нуть умер­ше­го род­ствен­ни­ка?

— Мо­лит­вой. Мож­но схо­дить в храм и по­про­сить свя­щен­ни­ка, что­бы он от­слу­жил па­ни­хи­ду. Мож­но прий­ти на клад­би­ще и там по­чи­тать за­упо­кой­ную мо­лит­ву. Ни в ко­ем слу­чае по­ми­но­ве­ние род­ствен­ни­ков не долж­но за­клю­чать­ся в убла­же­нии го­стей за сто­лом. Ча­сто го­во­рят: по­мя­нуть — в смыс­ле на­крыть стол. То­гда это за­бо­та о жи­вых, но ни­как не об умер­ших. Меж­ду тем суть в том, что­бы мо­лить­ся за ду­шу лю­би­мо­го вам че­ло­ве­ка. А уже в бла­го­дар­ность за это мо­ля­щих­ся при­гла­ша­ют к сто­лу.

— Счи­та­ет­ся, что на по­мин­ках обя­за­тель­но нуж­но вы­пить три рюм­ки. Так ли это?

— Три — са­краль­ное чис­ло. К нему мож­но при­стег­нуть всё, что угод­но. На са­мом де­ле, хоть де­сять вы­пей, это не по­ми­но­ве­ние. По­ми­наль­ный обед во­об­ще не преду­смат­ри­ва­ет на­ли­чие спирт­ных на­пит­ков. Од­на­ко они все рав­но там по­яв­ля­ют­ся. Сво­им при­хо­жа­нам я пред­ла­гаю де­лать по­ми­наль­ные обе­ды без ал­ко­го­ля. Лю­ди по­том са­ми го­во­рят, что аб­со­лют­но по-дру­го­му все про­хо­дит. Там, где есть спирт­ное, по­яв­ля­ют­ся иные нот­ки.

— По­че­му в церк­вах раз­нят­ся це­ны на услу­ги, в част­но­сти на све­чи?

— Ес­ли мы бу­дем вни­ма­тель­ны, то смо­жем про­чи­тать, что это пред­по­ла­га­е­мые сум­мы для по­жерт­во­ва­ния. Лич­но мне не нра­вит­ся, ко­гда в цер­ков­ной лав­ке по­яв­ля­ет­ся це­на. В сво­ем при­хо­де, в аг­ро­го­род­ке Уриц­кое, я по­вто­ряю, что это по­жерт­во­ва­ние. Ес­ли мы по­смот­рим на Свя­тоПет­ро­пав­лов­ский ка­фед­раль­ный со­бор, храм Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, там де­ла­ют все воз­мож­ное, что­бы цер­ков­ные лав­ки во­об­ще вы­не­сти из хра­ма на ули­цу. Ко­гда за­хо­дим в цер­ковь, сто­ит ящик со све­ча­ми и ко­роб­ка для по­жерт­во­ва­ний. Хо­чешь взять свеч­ку — возь­ми, хо­чешь по­жерт­во­вать — по­жерт­вуй. Це­ны в хра­ме — это остат­ки со­вет­ско­го про­шло­го в жиз­ни Церк­ви, яв­ле­ние, ко­то­рое пусть и мед­лен­но, но ис­прав­ля­ет­ся. Сей­час мы от­хо­дим от стро­го фик­си­ро­ван­ных сумм, мож­но жерт­во­вать “сколь­ко мо­жешь”.

— Мож­но ли про­кон­суль­ти­ро­вать­ся со свя­щен­ни­ком по те­ле­фо­ну?

— Ко­неч­но. Ес­ли ваш во­прос мож­но ре­шить по те­ле­фо­ну, то пробле­мы не ви­жу. В каж­дом хра­ме на дос­ке объ­яв­ле­ний есть но­ме­ра де­жур­ных свя­щен­ни­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.