“Ес­ли просну­лись утром и ни­че­го не бо­лит — ЗНА­ЧИТ УЖЕ СЧАСТЛИВЫ…”

В Ель­ске 22-лет­няя Ви­ка Ча­б­риц­кая бо­рет­ся с он­ко­ло­ги­ей

Gomelskaya Pravda - - БОЛЬНО - Ма­рия ЗУБЕЛЬ Фо­то Алек­сей ГЕ­РА­СИ­МЕН­КО и из се­мей­но­го ар­хи­ва

В та­кой си­ту­а­ции че­ло­век хва­та­ет­ся за лю­бую со­ло­мин­ку, по­то­му что зна­ет: сми­рив­шись, лишь до­вер­ша­ет свои несча­стья. Они пре­сле­ду­ют юную де­вуш­ку из Ель­ска уже пять лет. Все эти го­ды Ви­ка от­ча­ян­но бо­рет­ся, удив­ляя да­же ме­ди­ков сво­ей си­лой со­про­тив­ле­ния неду­гу. От­ку­да в этой пи­чу­ге с огром­ны­ми гла­за­ми та­кая стой­кость? Мо­жет быть по­то­му, что в дет­стве она по­чти не бо­ле­ла и рос­ла на ра­дость ро­ди­те­лям креп­ким ре­бен­ком — остал­ся ре­сурс, ко­то­рый сей­час под­дер­жи­ва­ет ее жиз­нен­ные си­лы.

Мо­ре, Гер­ма­ния, скрип­ка и дру­гие по­дар­ки судь­бы

Ви­ка вспо­ми­на­ет, как ма­лень­кой кро­хой жда­ла Но­вый год и свои дни рож­де­ния, очень лю­би­ла, ко­гда в до­ме со­би­ра­лись гости. Од­на­ж­ды си­нич­кой за­би­лась в угол крес­ла, и на нее усе­лась пол­ная те­тя — по­че­му-то бы­ло безум­но смеш­но. Очень лю­би­ла зи­му, ко­гда отец уса­жи­вал ее на сан­ки, уку­ты­вал оде­я­лом, и они еха­ли гу­лять в снеж­ное цар­ство. С неба ле­те­ли сне­жин­ки, ка­за­лось, доб­рая фея под­го­то­ви­ла для нее мно­го вол­шеб­ных по­дар­ков.

Од­ним из та­ких был вы­зов в Гер­ма­нию на оздо­ров­ле­ние, ку­да она уеха­ла в семь лет. А по­том не од­но ле­то от­прав­ля­лась ту­да со сво­и­ми сверст­ни­ка­ми — за здо­ро­вьем, как на­де­я­лись они, по­стра­дав­шие от чер­но­быль­ской бе­ды. Ка­кое бы­ло сча­стье, ко­гда с ро­ди­те­ля­ми она уез­жа­ла на мо­ре! На зад­нем си­де­нье ма­ши­ны Ви­ке кла­ли по­душ­ку-дум­ку, и де­воч­ка с ком­фор­том пе­ре­но­си­ла длин­ную до­ро­гу. Зи­мой она с по­друж­ка­ми бе­га­ла на ка­ток, ле­том на ве­ло­си­пе­дах го­ня­ли ку­пать­ся на реч­ку. По­том па­па на ме­сте куп­лен­ной да­чи от­стро­ил кра­си­вый те­рем-дом, и они вме­сте по­са­ди­ли сад. К со­жа­ле­нию, ле­том Ви­ка ни­ко­гда не ез­ди­ла к ба­буш­кам и де­душ­кам — они ра­но ушли из жиз­ни. Хо­тя де­воч­ке очень хо­те­лось в де­рев­ню: по яго­ды-гри­бы в лес схо­дить, на­сла­дить­ся вкус­ной едой из печ­ки.

Она все­гда бы­ла очень ак­тив­ной, лю­би­ла петь и тан­це­вать. По­это­му вы­бра­ла му­зы­каль­ную шко­лу, ко­то­рой от­да­ла 8 лет. Му­зы­ка от­кры­ла де­воч­ке до­ро­гу в мир ис­кус­ства и на­учи­ла пра­виль­но рас­пре­де­лять свое вре­мя. Пер­вый год уче­бы в Мо­зыр­ском му­зы­каль­ном кол­ле­дже был непро­стым для Ви­ки: подъ­емы в шесть утра, бес­ко­неч­ные за­ня­тия. Но се­го­дня то вре­мя ей ка­жет­ся ра­ем: тес­ная ком­нат­ка в об­ще­жи­тии на чет­ве­рых, по­езд­ки по вы­ход­ным до­мой, где един­ствен­ную доч­ку жда­ли ро­ди­те­ли. Од­на­ж­ды она при­та­щи­ла в Ельск без­дом­но­го ко­тен­ка, ко­то­ро­го под­карм­ли­ва­ла воз­ле сво­е­го об­ще­жи­тия — се­го­дня этот ва­льяж­ный кот уже хо­зя­и­ном рас­ха­жи­ва­ет по их зе­ле­но­му дво­ру. Там, во вре­мя уче­бы в Мо­зыр­ском кол­ле­дже, судь­ба ода­ри­ла ее оче­ред­ным по­дар­ком, по­слав пе­да­го­га с боль­шой бук­вы — Алек­сандра Вик­то­ро­ви­ча Смы­ко­ва, ко­то­рый ввел ее в мир му­зы­ки.

К кон­цу учеб­но­го го­да Ви­ка на­щу­па­ла у се­бя под гла­зом ка­кой-то бу­го­рок, ко­то­рый вы­ско­чил и на дес­нах. За­бе­жа­ла по­сле за­ня­тий к сто­ма­то­ло­гу, так как не зна­ла к ко­му боль­ше об­ра­тить­ся. В Го­ме­ле ей по­ста­ви­ли ди­а­гноз: це­мен­ти­ру­ю­щая фиб­ро­ма, доб­ро­ка­че­ствен­ная опу­холь. Но по­сле опе­ра­ции де­воч­ка ока­за­лась в дет­ском он­ко­ло­ги­че­ском цен­тре Мин­ска.

Меж­ду небом и зем­лей

При­мер­но в это вре­мя по­сле ту­ше­ния по­жа­ра на тор­фя­ни­ках па­пу Ви­ки уда­ри­ла зло­ка­че­ствен­ная опу­холь в но­гу. Но тот храб­рил­ся, пе­ре­жи­вал за доч­ку боль­ше чем за се­бя. Де­вуш­ка вспо­ми­на­ет, как они с ма­мой си­де­ли в ко­ри­до­ре он­ко­цен­тра в ожи­да­нии ре­зуль­та­та ана­ли­зов. Ми­мо хо­ди­ли лы­сые ма­лые дет­ки и под­рост­ки. Бы­ло не по се­бе, обе­их ко­ло­ти­ло от стра­ха. Но Ви­ке да­же в го­ло­ву не мог­ло прий­ти, что са­ма ока­жет­ся сре­ди них.

В он­ко­цен­тре ей на­зна­чи­ли вы­со­ко­доз­ную хи­мию, за год ле­че­ния Ви­ка про­шла там все кру­ги ада.

“…Бес­ко­неч­ные ка­пель­ни­цы, по­сле ко­то­рых те­бя вы­во­ра­чи­ва­ет на­изнан­ку. Опе­ра­ции од­на за дру­гой. Му­чи­тель­ное вос­ста­нов­ле­ние по­сле каж­дой. Па­рик вме­сто во­лос, остав­лен­ных на по­душ­ке, рас­чес­ке, по­том в му­сор­ке…

Сей­час кри­зис, во­круг без­ра­бо­ти­ца и ни­ще­та. У всех ку­ча про­блем и теп­ло все ни­как не нач­нет­ся. Но лю­ди доб­рые, до­ро­гие мои лю­ди! Ес­ли просну­лись утром и у вас ни­че­го не бо­лит, вы уже без­мер­но счастливы и бо­га­ты. Не за­бы­вай­те об этом! Ес­ли на го­ло­ве свои во­ло­сы — что еще нуж­но? Ес­ли есть здо­ро­вье, то все осталь­ное в ва­ших ру­ках”.

Эти вы­стра­дан­ные мыс­ли у Ви­ки по­яви­лись по­сле боль­ни­цы. Мно­гих де­тей, с ко­то­ры­ми она ле­чи­лась, се­го­дня уже нет в жи­вых. Все они хо­те­ли жить и го­во­ри­ли о том, что по­пра­вят­ся. А смерть при­хо­ди­ла и мол­ча их за­би­ра­ла. Но, не­смот­ря на этот ужас, не­смот­ря на боль и опе­ра­ции, там бы­ло и… ве­се­ло. Ви­ка вспо­ми­на­ет, как в от­де­ле­ние при­хо­ди­ли во­лон­те­ры, ко­то­рые устра­и­ва­ли иг­ры. По ве­че­рам они уди­ра­ли с ка­пель­ни­ца­ми на ули­цу. Вме­сте празд­но­ва­ли дни рож­де­ния и вы­би­ра­лись да­же в лес. Вме­сте с ма­лы­ша­ми в от­де­ле­нии жи­ли их ма­мы, ко­то­рые го­то­ви­ли вся­кую вкус­ня­ти­ну (в от­де­ле­нии на­хо­ди­лась кух­ня). Это бы­ла ком­па­ния из де­тей и взрос­лых, объ­еди­нен­ных бо­лез­нью, ко­то­рая жи­ла в ка­ком-то сво­ем из­ме­ре­нии — чер­ным от­ча­я­ни­ем и ис­ступ­лен­ной на­деж­дой. Меж­ду небом и зем­лей.

Вы­пи­сы­ва­ясь из цен­тра, Ви­ка умо­ля­ла Бо­га, что­бы боль­ше ни­ко­гда сю­да не воз­вра­щать­ся.

Она вер­ну­лась в кол­ледж в но­вую груп­пу и быст­ро со все­ми сдру­жи­лась. Се­го­дня это ее самые луч­шие ре­бя­та, ко­то­рые по­мо­га­ют и во всем под­держ ив а ю т. А т о гд а, сл о в н о из в и н я я с ь за бо­лезнь, судь­ба осчаст­ли­ви­ла ее оче­ред­ным сюр­при­зом, по­да­рив лю­бовь. Это бы­ли чув­ства не с пер­во­го взгля­да, Ви­ка дол­го при­смат­ри­ва­лась к пар­ню. По­сле тре­тье­го кур­са они с Ди­мой сыг­ра­ли сва­дьбу. И хо­тя бе­да уже чер­ным во­ро­ном кру­жи­ла над до­мом — па­пе бы­ла сде­ла­на вто­рая опе­ра­ция — как са­мо­заб­вен­но от­пля­сы­вал он на сва­дьбе до­че­ри!

По­том они по­еха­ли на ма­шине в сва­деб­ный тур: по­бы­ва­ли в Ту­ро­ве, в Жи­ро­вич­ском мо­на­сты­ре, по­се­ти­ли Мир­ский за­мок и На­рочь. Жи­ли в па­лат­ках, ку­па­лись в озе­ре. Ве­че­ра­ми си­де­ли у ко­ст­ра. Жизнь опять по­ка­за­лась сказ­кой с уле­та­ю­щи­ми в тем­ное ок­но неба зо­ло­ты­ми ис­кра­ми ра­до­сти. Эти вос­по­ми­на­ния и се­го­дня свет­ляч­ка­ми гре­ют ее па­мять, за­став­ляя не опус­кать ру­ки и бо­роть­ся.

Че­рез пол­го­да бо­лезнь опять на­пом­ни­ла о се­бе. Опять ле­че­ние в Мин­ске и оче­ред­ная опе­ра­ция. За­то хи­мио­те­ра­пию она про­хо­ди­ла в Го­ме­ле, ра­ду­ясь да­же та­ко­му рас­кла­ду: все-та­ки бли­же к до­му, ро­ди­те­лям и му­жу. Вра­чи об­на­де­жи­ва­ли, и это удва­и­ва­ло си­лы. Немно­го пе­ча­ли­ло толь­ко то, что про­пу­сти­ла уче­бу. Но с по­мо­щью дру­зей и пе­да­го­гов Ви­ка лег­ко на­вер­ста­ла про­пу­щен­ное, остав­шись в сво­ей груп­пе.

Пе­ред вы­пуск­ны­ми эк­за­ме­на­ми опять за­бо­лел па­па: бо­лезнь уда­ри­ла его в тре­тий раз, бук­валь­но съе­дая. Вра­чи уже ни­че­го не мог­ли сде­лать, вы­пи­са­ли уми­рать до­мой. В мае про­шло­го го­да его не ста­ло.

У Ви­ки буд­то вы­рва­ли ку­сок серд­ца. Но она, по­лу­чив­шая рас­пре­де­ле­ние на ра­бо­ту в свой рай­он — учи­те­лем в де­рев­ню Ко­чи­щи — взя­ла се­бя в ру­ки и са­мо­заб­вен­но за­ни­ма­лась с дет­ка­ми му­зы­кой. Ее скрип­ка уно­си­ла в мир кра­со­ты и гар­мо­нии, при­туп­ляя зем­ную боль. Од­на­ко про­ра­бо­та­ла де­вуш­ка в сель­ской шко­ле недол­го: бо­лезнь вер­ну­лась в тре­тий раз с еще боль­шей яро­стью. Сдав ана­ли­зы, они при­е­ха­ли с ма­мой в он­ко­центр на при­ем к док­то­ру. Тот оша­ра­шил их из­ве­сти­ем о том, что ни­че­го нель­зя уже сде­лать. Они не мог­ли го­во­рить, про­сто сто­я­ли и пла­ка­ли. За ок­ном буд­нич­но ба­ра­ба­нил дождь, бе­жа­ли с зон­та­ми про­хо­жие — на­вер­ное, в ма­га­зин за по­куп­ка­ми, в ки­но или го­то­вить до­ма вкус­ные обе­ды...

“Я уже дав­но не мо­гу есть обыч­ную пи­щу. Моя еда — это суп­чи­ки, пю­ре и каш­ки. Это, ко­неч­но, не са­мое страш­ное. Мож­но и на каш­ках жить. Но, Гос­по­ди, как ино­гда хо­чет­ся ку­сок хле­ба. Что­бы про­сто рвать зу­ба­ми и же­вать. Мо­гу рас­пла­кать­ся при ви­де кот­ле­ты... Мой вес сей­час при ро­сте 154 см — 38 кг. Но на­до быть силь­ной. У ме­ня есть спе­ци­аль­ное пи­та­ние, есть ан­гел-хра­ни­тель, есть дру­зья и груп­па под­держ­ки — мы спра­вим­ся вме­сте”.

Это та­кое сча­стье — про­сто жить

Во­пре­ки про­гно­зу, Ви­ка не же­ла­ет сда­вать­ся и ждать смер­ти. Де­вуш­ка хо­чет жить, лю­бить и иг­рать на скрип­ке. Хо­чет быть ма­мой и ро­дить тро­их ре­бя­ти­шек. Меч­та­ет по­мо­гать в бу­ду­щем та­ким боль­ным, как сей­час са­ма. Она на­стра­да­лась и зна­ет, ка­кой долж­на быть по­мощь та­ким лю­дям. Как за­кли­на­ние твер­дит это се­бе днем и но­чью. По­это­му и ухва­ти­лись с ма­мой за пред­ло­же­ние од­ной из ту­рец­ких кли­ник, ко­то­рая со­гла­си­лась при­нять на опе­ра­цию по уда­ле­нию опу­хо­ли (все дру­гие от­ка­за­ли). За­брав все сред­ства, ко­то­рые бы­ли в се­мье и со­бра­ли доб­рые лю­ди, Ви­ка с ма­мой не­дав­но по­бы­ва­ли в ту­рец­кой кли­ни­ке. Де­нег хва­ти­ло лишь на об­сле­до­ва­ние. Вра­чи уста­но­ви­ли тра­хео­сто­му, по­сле ко­то­рой Ви­ке ста­ло на­мно­го лег­че. Прав­да, за нее по­тре­бо­ва­лось за­пла­тить 2,5 ты­ся­чи дол­ла­ров — му­жу при­ш­лось сроч­но про­дать ма­ши­ну, что­бы вы­слать в кли­ни­ку нуж­ную сум­му.

Из Тур­ции они вер­ну­лись с на­деж­дой. Сум­ма, вы­став­лен­ная за опе­ра­цию, — 42 370 дол­ла­ров. Та­ких де­нег се­го­дня у се­мьи нет. Но есть те, кто ис­кренне со­чув­ству­ет и го­тов про­тя­нуть ру­ку по­мо­щи. Часть де­нег уже со­бра­на, оста­лось чуть боль­ше по­ло­ви­ны, рас­ска­за­ла ма­ма Ви­ки Ири­на Дух­нов­ская, ко­то­рая ра­бо­та­ет стар­шей мед­сест­рой в Ель­ской рай­он­ной боль­ни­це. Как толь­ко на­бе­рет­ся чуть боль­ше по­ло­ви­ны необ­хо­ди­мой сум­мы, они с доч­кой го­то­вы ле­теть на опе­ра­цию. Их ста­ра­ют­ся под­дер­жать зем­ля­ки, про­сто чу­жие лю­ди. В со­ци­аль­ных се­тях есть груп­пы под­держ­ки.

“Каж­дое утро я про­сы­па­юсь и го­во­рю се­бе, что все бу­дет хо­ро­шо, у дру­гих и по­ху­же си­ту­а­ции бы­ва­ют. Уже не мо­гу го­во­рить (опу­холь во рту), петь и кри­чать. Мо­гу толь­ко выть. Да­же иг­рать на скрип­ке не по­лу­ча­ет­ся — ведь для это­го нуж­но при­жать ее ще­кой к пле­чу. Са­ми по­ни­ма­е­те, не в мо­ем слу­чае. Вы мо­же­те за­ни­мать­ся сво­им лю­би­мым де­лом? Ох, как я вам за­ви­дую! Но я ве­рю, что еще сыг­раю и в мо­ей жиз­ни бу­дет му­зы­ка”.

Утром Ви­ка от­кры­ва­ет на­стежь ок­но, впус­кая све­жий ве­те­рок и пти­чье пе­ние в ком­на­ту. Ды­ха­ние при­ро­ды ра­ду­ет ее в лю­бую непо­го­ду. И ис­кренне не по­ни­ма­ет тех, кто жа­лу­ет­ся на хо­лод­ную вес­ну и за­паз­ды­ва­ю­щее теп­ло.

“По мне так лю­бая по­го­да в ра­дость: дождь в ли­цо и ве­тер. Толь­ко бы бе­жать под этим до­ждем, и зонт не ну­жен. Ведь по­том, за хо­ло­да­ми, бу­дут цве­ты и солн­це. По­том бу­дут жел­тые осен­ние ли­стья, что­бы за­гре­бать их но­га­ми, и снег зи­мой. Это та­кое сча­стье — ды­шать и лю­бо­вать­ся. Про­сто жить. Я же­лаю всем солн­ца и теп­ла, что­бы быст­рее на­сту­пи­ла теп­лая вес­на. И пусть у всех бу­дет мно­го этих ве­сен!”

Дру­зья, по­мо­жем Ви­ке! “Го­мель­ская праў­да” то­же от­прав­ля­ет свой де­неж­ный пе­ре­вод.

До бо­лез­ни Ви­ка бы­ла слов­но сол­неч­ный зай­чик Ви­ка ве­рит, что еще сыг­ра­ет на сво­ей лю­би­мой скрип­ке

“МнеИ Сар­ко­маСко­ре­ея ско­роу ме­ня22 все­го,умру. го­да.рак.4-й сте­пе­ни. Это и страш­но­очень обид­но уми­рать в 22 го­да. Ко­гда, ка­за­лось бы, все впе­ре­ди. Пред­ставь­те, зав­тра у всех на­чи­на­ют­ся лет­ние ка­ни­ку­лы. А у те­бя нет. У те­бя во­об­ще мо­жет ни­че­го не на­чать­ся” — это от­ры­вок из пись­ма Ви­ки Ча­б­риц­кой в ре­дак­цию “Го­мель­скай праў­ды”.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.