Как по­пасть в ис­то­рию, а не вля­пать­ся в нее

Раз­го­вор с пи­са­те­лем о том, как луч­ше по­пасть в ис­то­рию, а не вля­пать­ся в нее

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Лю­бовь ЛОБАН

Алек­сандр Куль­кин — ху­дож­ник-офор­ми­тель в мо­зыр­ском КПУП “Ко­лор”. Че­рез его ру­ки про­хо­дят ед­ва ли не все из­да­ю­щи­е­ся здесь кни­ги. Но сам он то­же пи­шет и хо­ро­шо из­ве­стен чи­та­тель­ской ин­тер­нет-ауди­то­рии. Ра­бо­та­ет в жан­ре фан­та­сти­ки, ис­поль­зуя по­пу­ляр­ный при­ем — по­па­дан­че­ство: пе­ре­нос ге­ро­ев в про­шлое или бу­ду­щее, па­рал­лель­ные ми­ры и да­же на дру­гие пла­не­ты. В ин­тер­нет-биб­лио­те­ках кни­ги Куль­ки­на ска­чи­ва­лись де­сят­ки ты­сяч раз.

Не так дав­но в мос­ков­ском из­да­тель­стве “Экс­мо” вы­шла пер­вая бу­маж­ная кни­га на­ше­го зем­ля­ка. Один ее эк­зем­пляр с ав­то­гра­фом ав­то­ра есть в На­ци­о­наль­ной биб­лио­те­ке. Уже од­но назва­ние — “Ко­гда на­ша не по­па­да­ла” — спо­соб­но за­ин­три­го­вать читателя. Ав­тор по­ста­рал­ся изоб­ра­зить адап­та­цию на­ших да­ле­ких пред­ков, от­пра­вив­ших­ся на по­ис­ки Ат­лан­ти­ды, в но­вых для них усло­ви­ях.

Из ан­но­та­ции к кни­ге мож­но узнать, что это сказ­ка. “Это сказ­ка, рас­ска­зан­ная ба­буш­кой Клио сво­ей непо­сед­ли­вой внуч­ке — Аль­тер­на­тив­ной Ис­то­рии. Это бы­ли­на про те вре­ме­на, ко­гда по Оке­а­ну, еще не оку­тан­но­му Мор­ским Ко­дек­сом и стра­хо­вы­ми ком­па­ни­я­ми, ски­тал­ся вихрь вре­ме­ни, от­прав­ляя пу­те­ше­ствен­ни­ков на­встре­чу ис­пы­та­ни­ям и по­дви­гам. При­дет­ся и на­шим ге­ро­ям не раз ста­вить на кон и свои жиз­ни, и свою уда­чу. Ведь столь­ко дел на­до пе­ре­де­лать на всех кон­ти­нен­тах и во всех вре­ме­нах, что­бы на­ко­нец-то рас­сту­пи­лись сте­ны и от­кры­лась Ат­лан­ти­да. А что по до­ро­ге при­дет­ся встре­тить Алад­ди­на и Одис­сея, спа­сти кен­гу­ру и ки­цунэ, по­спо­рить с бо­гом и по­ру­гать­ся с ино­пла­не­тя­на­ми, так то же до­ро­га…”.

— Алек­сандр Юрье­вич, как скла­ды­ва­лись от­но­ше­ния пи­са­тель — из­да­тель?

— Я дав­но уже на ин­тер­нет-про­ек­те в фору­ме “В вих­ре вре­мен”. А главред отдела фан­та­сти­ки и при­клю­че­ний од­но­го из мос­ков­ских из­да­тельств, ос­но­вав­ший про­ект, про­яв­ля­ет нема­лый ин­те­рес к ав­то­рам фо­ру­ма. От него и по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние.

У впер­вые из­да­ю­ще­го­ся ав­то­ра ти­раж ми­ни­маль­ный — 2000 эк­зем­пля­ров. От­но­ше­ния весь­ма про­за­и­че­ские: ав­тор пи­шет, из­да­тель из­да­ет. Ни­кто не ста­нет рис­ко­вать сво­и­ми день­га­ми. Ес­ли кни­га хо­ро­шо про­да­ет­ся, про­ще по­том до­пе­ча­тать. Все ав­тор­ские пра­ва пе­ре­хо­дят к из­да­тель­ству, на элек­трон­ные пуб­ли­ка­ции то­же. Элек­трон­ный ва­ри­ант кни­ги про­да­ет­ся на “Ли­тРе­се”, а бу­маж­ная кни­га по­сту­пи­ла раз­ве что в мос­ков­ские ма­га­зи­ны. Мой го­но­рар пять рос­сий­ских руб­лей с од­но­го эк­зем­пля­ра. Ес­ли ти­раж разой­дет­ся, кни­га бу­дет пе­ре­из­да­на, го­но­рар бу­дет рас­ти. Хо­тя го­но­ра­ры пи­са­те­лей — ин­фор­ма­ция, ко­то­рую и из­да­тель­ства, и твор­цы дер­жат в стро­жай­шем сек­ре­те. Го­во­рят, что у топ-ав­то­ров они ва­рьи­ру­ют­ся от 50 до 100 руб­лей с эк­зем­пля­ра.

— Очень лихо за­кру­чен сю­жет “Ко­гда на­ша не по­па­да­ла”. Как ро­дил­ся за­мы­сел?

— Ду­мал, что из идеи по­лу­чит­ся ко­рот­кий рас­сказ, но по­том ста­ло ин­те­рес­но, и мои ге­рои от­пра­ви­лись ис­кать Ат­лан­ти­ду, по­пут­но по­па­дая в са­мые неве­ро­ят­ные при­клю­че­ния. Да­лее по­за­им­ство­вал идею у древ­них гре­ков. Они ве­ри­ли в су­ще­ство­ва­ние неболь­шо­го ост­ро­ва, окру­жен­но­го мировым оке­а­ном, в ко­то­ром не су­ще­ству­ет вре­ме­ни. И по­па­ли в Ми­ро­вой оке­ан, от­ку­да их неве­ро­ят­ным об­ра­зом вы­бра­сы­ва­ет во все вре­ме­на и эпо­хи. А удел на­сто­я­щих муж­чин — спа­сать и за­щи­щать.

Сю­жет об­рас­тал но­вы­ми со­бы­ти­я­ми и пер­со­на­жа­ми: они по­па­да­ют в Аф­ри­ку, Ав­стра­лию, Ин­дию, где дей­ствие про­ис­хо­дит как по луч­шим сце­на­ри­ям Бол­ли­ву­да.

— Не пе­ре­де­лы­вать мир, а жить в гар­мо­нии с ним — фра­за из ва­шей кни­ги. Не эту ли мысль вы хо­те­ли до­не­сти до читателя?

— Глав­ная те­ма в кни­гах про по­па­дан­цев — тре­во­га за судь­бу со­вре­мен­ной ци­ви­ли­за­ции, все­го че­ло­ве­че­ства. В этом и со­сто­ит за­да­ча про­из­ве­де­ния: по­ка­зать аль­тер­на­тив­ное раз­ви­тие об­ще­ства. В сво­их кни­гах я пы­та­юсь пи­сать о ста­нов­ле­нии че­ло­ве­ка как лич­но­сти. Вз­рос­ле­ние маль­чиш­ки Иваш­ки и по­ка­за­но в этом про­из­ве­де­нии. Ге­рои его из кня­же­ства, ко­то­рое су­ще­ство­ва­ло еще до об­ра­зо­ва­ния Ру­си. Это груп­па лю­бо­пыт­ных пу­те­ше­ствен­ни­ков, ис­ка­те­лей при­клю­че­ний, ко­то­рым не си­дит­ся до­ма. Глав­ная идея в том, что они от­прав­ля­ют­ся спа­сать мир и че­ло­ве­че­ство. Они доб­ры по сво­ей на­ту­ре, пер­вы­ми не ввя­зы­ва­ют­ся в кон­флик­ты, а по­па­дая в раз­ные стра­ны, с ува­же­ни­ем от­но­сят­ся к або­ри­ге­нам.

Мне нра­вит­ся на фоне тех­ни­че­ско­го про­грес­са по­ка­зы­вать внут­рен­ний мир че­ло­ве­ка, про­стые есте­ствен­ные чув­ства. Ин­те­рес­ны не столь­ко су­пер­тех­но­ло­гии, сколь­ко са­ми лю­ди, об­ще­ство, цен­но­сти, ми­ро­воз­зре­ния.

— Бо­ги у вас то­же изоб­ра­же­ны от­нюдь не ве­ли­че­ствен­ны­ми и все­мо­гу­щи­ми.

— Один из ге­ро­ев го­во­рит, что бо­ги — это ро­ди­те­ли, и не на­до бе­гать к ним вся­кий раз за по­мо­щью. Да­ли жизнь, на­став­ле­ния — жи­ви и учись на сво­их ошиб­ках. Один чи­та­тель то­же сде­лал мне за­ме­ча­ния о непо­чти­тель­ном от­но­ше­нии к бо­гам. На что я от­ве­тил: “Я во­об­ще-то ате­ист, но ва­шу ве­ру ува­жаю. Да­вай­те и пра­ва ате­и­стов то­же ува­жать”.

— Чув­ству­ет­ся обес­по­ко­ен­ность ав­то­ра де­гра­да­ци­ей че­ло­ве­че­ства.

— Очень силь­но бес­по­ко­ит. По­то­му в мо­их кни­гах про по­па­дан­цев и зву­чит тре­во­га за все, что про­ис­хо­дит в со­вре­мен­ном ми­ре. Ни Ко­ран, ни Би­б­лия не про­по­ве­ду­ют враж­ду меж­ду хри­сти­а­на­ми и му­суль­ма­на­ми. На­ши ци­ви­ли­за­ции раз­ные, но мы не враж­деб­ные друг дру­гу, про­сто иные.

— Как кри­ти­ки при­ня­ли кни­гу?

— По-раз­но­му. Это да­же не кри­ти­ка, а мел­кие при­дир­ки. На­при­мер, у гре­ков бы­ли брон­зо­вые до­спе­хи, а не мед­ные. Кто-то ста­вит мне в укор непра­виль­ное опи­са­ние опе­ры в Мель­бурне. К со­жа­ле­нию, серьезной кри­ти­ки, де­таль­но­го раз­бо­ра глав­ной идеи про­из­ве­де­ния не бы­ло. Ес­ли не счи­тать од­но­го кри­ти­ка-жен­щи­ны из рос­сий­ско­го Со­ю­за пи­са­те­лей, на­пи­сав­шей неплохую ре­цен­зию. Кто-то от­ме­тил хо­ро­ший язык, но это уже тре­ни­ров­ка — сколь­ко книг до­во­дит­ся чи­тать на ра­бо­те!

— Ва­шу про­зу дей­стви­тель­но от­ли­ча­ет осо­бый ритм. Пи­ше­те по­тря­са­ю­ще лег­ко. По­че­му все-та­ки жанр фан­та­сти­ки, а, к при­ме­ру, не ре­а­лизм? На­сколь­ко знаю, вы ведь по­лу­чи­ли эко­но­ми­че­ское об­ра­зо­ва­ние.

— Боль­шо­го ин­те­ре­са к дру­гим жан­рам не про­яв­ляю. У ме­ня все-та­ки уз­кая спе­ци­а­ли­за­ция. Как-то наш мо­зыр­ский те­атр пред­ла­гал на­пи­сать пье­су, но это не мое. В дра­ма­тур­гии су­ще­ству­ют жут­кие огра­ни­че­ния ре­аль­но­сти. Слож­но пред­ста­вить сво­их ге­ро­ев-по­па­дан­цев на сцене — су­ще­ству­ет опре­де­лен­ная те­ат­раль­ная услов­ность. Мне ин­те­рес­нее на­пи­сать, к при­ме­ру, как ры­царь ока­зал­ся в дру­гом вре­ме­ни и что из это­го вы­шло.

Ре­а­лизм ску­чен. Да и не ста­ну пи­сать о том, че­го хо­ро­шо не знаю. Ес­ли на­чи­наю рас­ска­зы­вать о ка­ких-то ис­то­ри­че­ских со­бы­ти­ях, обя­за­тель­но дол­жен это вре­мя “про­честь” в про­из­ве­де­ни­ях дру­гих ав­то­ров — из тех вре­мен. Но твор­че­ством за­ни­ма­юсь по­столь­ку по­сколь­ку — слиш­ком за­нят на ос­нов­ной ра­бо­те. Так что пи­са­тель­ство — ско­рее хоб­би. К при­ме­ру, ред­ко кто срав­нит­ся с Ар­ту­ром Хей­ли в зна­нии то­го, о чем пи­шет.

— Хей­ли — за­ме­ча­тель­ный ав­тор. “Аэро­порт”, “Ко­ле­са”, “Отель” — пре­вос­ход­но на­пи­сан­ные про­из­ве­де­ния на, ка­за­лось бы, скуч­ную про­из­вод­ствен­ную те­му. Са­ми вы в бо­е­вых дей­стви­ях не участ­во­ва­ли. От­ку­да то­гда та­кая бо­га­тая фан­та­зия? Под вли­я­ни­ем ка­ких ав­то­ров она фор­ми­ро­ва­лась?

— У ме­ня мно­го млад­ших дво­ю­род­ных се­стер, и в дет­стве мне по­ру­ча­ли за ни­ми при­смат­ри­вать. Что­бы за­ин­те­ре­со­вать ме­люзгу, еще вось­ми­лет­ним маль­чиш­кой со­чи­нял и рас­ска­зы­вал им раз­ные ис­то­рии. Взрос­лые то­же на­чи­на­ли при­слу­ши­вать­ся. Бо­га­тая иде­я­ми фан­та­зия не да­ва­ла мне по­коя, вы­ду­мы­вал ис­то­рии, поз­же на­чал пе­ре­но­сить их на бумагу. В ше­стом клас­се на­пи­сал пер­вое про­из­ве­де­ние о жут­кой люб­ви пи­рат­ско­го ка­пи­та­на и пре­крас­ной кра­са­ви­цы. Все­му клас­су очень по­нра­ви­лось.

Мно­го чи­тал, пе­ре­жил увле­че­ние муш­ке­те­ра­ми, пи­ра­та­ми. Нра­ви­лись со­вет­ская пат­ри­о­ти­че­ская ли­те­ра­ту­ра — все это то­же по­вли­я­ло на твор­че­ство. Слу­жил же в аб­со­лют­но мирных вой­сках, в строй­ба­те. Но поз­же мно­го слу­шал вос­по­ми­на­ния сво­их де­дов — участ­ни­ков вой­ны.

— Вы от­прав­ля­е­те сво­их ге­ро­ев в раз­ные вре­ме­на и эпо­хи, на­чи­ная с до­и­сто­ри­че­ской. А ка­кая эпо­ха как для пи­са­те­ля для вас наи­бо­лее ин­те­рес­на?

— По­жа­луй, XIX век. И еще XX: 30 — 40-е го­ды. Для ме­ня это чуть-чуть вче­ра. То­гда ро­ди­лись мои ро­ди­те­ли, жи­вые ис­точ­ни­ки мно­гих сю­же­тов. Это бы­ло са­мое яр­кое вре­мя в на­шей ис­то­рии в том смыс­ле, что лю­ди ве­ри­ли: они стро­ят но­вый мир. В срав­не­нии с ни­ми на­ши со­вре­мен­ни­ки бо­лее ци­нич­ны, у мно­гих есть наг­лость и бес­прин­цип­ность. Уже по од­ним со­об­ще­ни­ям ин­фор­ма­гентств мож­но судить, что про­ис­хо­дит эро­зия мо­ра­ли, сти­ра­ние ос­нов хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти.

Шекс­пи­ров­ский Гам­лет го­во­рил: “Рас­па­лась связь вре­мен”. Так вот и у нас сей­час рас­па­да­ет­ся связь вре­мен. Мы бы­ли оп­ти­ми­ста­ми, а вся исто­рия учила нас, что на­до дер­жать­ся вме­сте. Я твер­до ощу­щаю, что Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на для на­ше­го на­ро­да бы­ла пе­ри­о­дом наи­выс­ше­го эмо­ци­о­наль­но­го на­пря­же­ния, в ко­то­ром мы, соб­ствен­но, и смог­ли иден­ти­фи­ци­ро­вать­ся как еди­ный ве­ли­кий на­род. И мы по­бе­ди­ли.

— Не по­то­му ли на эту те­му и глав­ная ва­ша, как са­ми счи­та­е­те, кни­га — “Ушед­шее ле­то. Ка­ме­шек для блиц­кри­га”?

— Это клас­си­че­ский сю­жет про по­па­дан­ца, на роль ко­то­ро­го я вы­брал са­мо­го се­бя. Пе­ре­ме­стил­ся в июль 41-го в Мозырь. Бы­ло ин­те­рес­но: что смо­гу сде­лать, зная, ко­гда го­род бу­дет за­хва­чен. При от­ступ­ле­нии на­ши вой­ска не взо­рва­ли мо­сты че­рез При­пять и прак­ти­че­ски до 1944 го­да нем­цы ис­поль­зо­ва­ли все три, в том чис­ле и же­лез­но­до­рож­ный. По­ста­вил за­да­чу уни­что­жить мо­сты. Мой герой по­ги­ба­ет, вы­пол­нив свою мис­сию, но сю­жет раз­ви­ва­ет­ся да­лее. Кни­га хо­ро­шо разо­шлась по ин­тер­нет­сай­там, а мне как ав­то­ру до­ста­лись и по­ло­жи­тель­ные от­зы­вы, и кри­ти­че­ские.

Пла­ни­рую и даль­ше ра­бо­тать над “Ушед­шим ле­том”. По­яви­лось мно­го но­вой ин­фор­ма­ции, ко­то­рая ес­ли не ме­ня­ет, то до­пол­ня­ет и рас­ши­ря­ет кни­гу, де­ла­ет ее бо­лее при­зем­лен­ной и при­вя­зан­ной к Мо­зы­рю. Нуж­но ли го­во­рить, сколь­ко ли­те­ра­ту­ры пе­ре­ло­па­тил и да­же пе­сен о войне ска­чал. Очень за­ин­те­ре­со­ва­ла ин­фор­ма­ция о том, что в Мо­зы­ре бы­ли сфор­ми­ро­ва­ны опол­чен­ские ба­та­льо­ны. Со­бы­тия так­же про­ис­хо­дят в Лель­чи­цах и Ка­лин­ко­ви­чах, ко­то­рые у ме­ня на­зы­ва­ют­ся Лен­чи­цы и Ка­лен­ко­ви­чи.

— Дру­гие но­вые про­ек­ты есть?

— Об­ду­мы­ваю та­кой сю­жет: дей­ствие про­ис­хо­дит в на­ча­ле XIX ве­ка. По­сле то­го как На­по­ле­он ушел из Рос­сии, вой­ну ве­дет остав­ший­ся в жи­вых им­пе­ра­тор Па­вел. С боль­шим ин­те­ре­сом и с огром­ным ува­же­ни­ем к ав­то­ру про­чел кни­гу ка­лин­ко­вич­ско­го кра­е­ве­да Вла­ди­ми­ра Ля­ки­на “Мозырь в 1812 го­ду”. Он очень ре­а­ли­стич­но отоб­ра­зил ат­мо­сфе­ру Мо­зы­ря то­го вре­ме­ни. Кое-что из его кни­ги со­би­ра­юсь ис­поль­зо­вать.

Алек­сандр Куль­кин зна­ет, как переместиться из 2017 го­да в 1941-й

Алек­сандр Куль­кин

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.