Чаю с бу­тер­бро­да­ми по­дай!

Вче­ра встре­ти­лись с при­я­тель­ни­цей, и она при­гла­си­ла ме­ня на чай “с по­бол­тать”.

Gomelskaya Pravda - - ПУЛЬС ЖИЗНИ - Та­тья­на СИДОРЕНКО

Ку­пи­ли пе­че­нья с кон­фе­та­ми... Рас­по­ло­жи­лись удобно на кухне. До­ма ти­ши­на. Мы бол­та­ем о бы­лом, кот мур­лы­чет, вы­тя­нув­шись на лю­би­мом под­окон­ни­ке, да по­пу­гай­чик драз­нит ко­та. Вдруг из ком­на­ты до­но­сит­ся: — Мать, чаю с бу­тер­бро­да­ми нам с Ариш­кой по­дай, а!

При­я­тель­ни­ца под­хва­ти­лась, за­су­е­ти­лась, за­бе­га­ла, на под­нос ста­ла ста­вить за­вар­ник и чаш­ки, на та­рел­ку класть бу­тер­бро­ды, ре­зать сыр, мыть фрук­ты. Все бе­гом... От­нес­ла в ком­на­ту, по­ста­ви­ла и, как гей­ша, с по­кло­на­ми по­пой впе­ред вы­шла из ком­на­ты, а по­том, как-то нелов­ко из­ви­ня­ясь, ска­за­ла, что сын с де­вуш­кой но­вой жи­вет, мо­жет у них все на­ла­дит­ся, и они по­же­нят­ся.

Ра­нее сын ее уже был же­нат, три го­да в бра­ке про­жил, же­на от него ушла. Да­же де­тей ро­жать не ста­ла.

Спу­стя ка­кое-то вре­мя из ком­на­ты сын сно­ва рявк­нул: — Мать, уно­си весь этот хей­дер. При­я­тель­ни­ца сно­ва быст­рень­ко за­су­е­ти­лась, скло­нив го­ло­ву, про­ник­ла в ком­на­ту и сно­ва за­дом пя­тясь, вы­шла.

— Ну, а что ты бу­дешь де­лать? Как не по­дашь и не убе­решь? Он же при­учен так. Ма­ма моя так при­учи­ла. Она за ним до окон­ча­ния ин­сти­ту­та при­смат­ри­ва­ла, ку­шать го­то­ви­ла, по­да­ва­ла и уби­ра­ла, ру­баш­ки утю­жи­ла, обувь чи­сти­ла. А чем ей еще бы­ло за­ни­мать­ся?

— Так, а ты че­го на по­лу­со­гну­тых, — спра­ши­ваю, — пе­ред ни­ми бе­га­ешь? У них что, рук нет при­го­то­вить и за со­бой убрать?

— Ой, им еще хва­тит в жиз­ни все­го. Вот пой­дут на свои хле­ба и бу­дут са­ми бе­гать. А мне не слож­но, я же на пен­сии. Мо­ло­дые они (ему 33), та­кие непри­спо­соб­лен­ные. При­дут с ра­бо­ты, кот­ле­ты съе­дят, а пу­стую ка­стрю­лю в хо­ло­диль­ни­ке так и оста­вят.

— Пом­нит­ся мне, у те­бя вто­рая квар­ти­ра бы­ла. А че­го ты их ту­да не от­пра­вишь жить?

— Квар­тир­ка да, есть. Сто­ит за­кры­тая, с ре­мон­том. Не хо­тят они там жить. Го­во­рят, день на ра­бо­те, а по­сле ра­бо­ты по­ка по ма­га­зи­нам, по­ка при­го­товь. Со мной им про­ще. Я и по ма­га­зи­нам, я и све­жень­ко­го при­го­тов­лю. Они при­шли, по­ели и за­ни­ма­ют­ся сво­и­ми де­ла­ми. Нет, не ме­ша­ют мне, да и я вот ско­ро на да­чу. Бу­ду па­ру раз в не­де­лю на­ве­щать, го­то­вить. А что де­лать? Се­мья есть се­мья, от де­тей не от­ка­жешь­ся. А де­ти — они в лю­бом воз­расте де­ти. У ме­ня слов нет. Тем бо­лее что из ком­на­ты сно­ва по­слы­ша­лось:

— Мать, а ты на ужин пель­ме­ни ле­пить ско­ро бу­дешь?

При­я­тель­ни­ца вско­чи­ла, за­су­е­ти­лась, а я по­шла до­мой.

Жесть...

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.