Сти­хи из серд­ца рвут­ся

Не­дав­но от­ме­ти­ла свой 90-й день рож­де­ния Ан­на Ива­нов­на Ша­ра­е­ва.

Gomelskaya Pravda - - ОБЩЕСТВО - Ма­рия ЗУБЕЛЬ Фо­то ав­то­ра

Жи­вет ба­буш­ка в по­сел­ке При­озер­ный Го­мель­ско­го рай­о­на. Это ма­лень­кий на­се­лен­ный пункт, чем­то по­хо­жий на ху­тор, за­те­рян­ный сре­ди по­лей. Ле­том здесь раз­до­лье, сто­ят хле­ба по по­яс, по­бли­зо­сти пле­щет вол­ной Ипуть. По­это­му и рож­да­ют­ся в ду­ше по­э­ти­че­ские стро­ки, ко­то­рые Ан­на Ива­нов­на за­пи­сы­ва­ет в свои тет­рад­ки-днев­ни­ки. Та­ких ме­му­а­ров у ста­рей­шей жи­тель­ни­цы по­сел­ка со­бра­лось це­лая сум­ка. Ба­буш­ка на па­мять не жа­лу­ет­ся, име­ет свет­лую го­ло­ву (под­во­дит толь­ко слух), стро­ки риф­му­ют­ся са­ми, спле­та­ясь в сти­хо­тво­ре­ние ее жиз­ни.

Судь­ба не ба­ло­ва­ла ее с дет­ства: в се­мье бы­ло де­вять де­тей, нече­го одеть-обуть, го­ло­ду­ха. Вес­ной си­де­ли на кра­пи­ве и ща­ве­ле, ко­то­рые со­би­ра­ли на лу­гах. Ле­том спа­са­ли яб­ло­ки, ко­то­рые ре­бят­ней по­еда­лись еще зе­ле­ны­ми. За­то осень бы­ла сы­той: кор­мил лес и ого­род.

Во вре­мя вой­ны отец дер­жал связь с пар­ти­за­на­ми, де­ти на­равне со взрос­лы­ми ко­па­ли око­пы и рвы. В 15 лет Ан­на по­шла ра­бо­тать са­ни­тар­кой в эва­ко­гос­пи­таль, вы­ха­жи­ва­ла ра­не­ных. Кор­ми­ла-по­и­ла, об­сти­ры­ва­ла, де­жу­ри­ла у тя­же­ло­боль­ных по­сле опе­ра­ций. Сколь­ко она вы­слу­ша­ла пред­смерт­ных просьб и ис­по­ве­дей, сколь­ко на­пи­са­ла под дик­тов­ку пи­сем и ве­сто­чек! До глу­би­ны ду­ши, про­ни­ка­ясь жа­ло­стью к ра­не­ным бой­цам, вра­че­ва­ла их сво­и­ми недет­ским по­ни­ма­ни­ем и го­тов­но­стью услу­жить, вся­че­ски под­дер­жать в труд­ную ми­ну­ту.

По­сле вой­ны Ан­на ре­а­ли­зо­ва­ла свою са­мую за­вет­ную и от­ча­ян­ную меч­ту: по­сту­пи­ла в пе­да­го­ги­че­ское учи­ли­ще. И ес­ли осе­нью еще мож­но бы­ло до­брать­ся в Гомель с ху­то­ра, то зи­мой так пе­ре­ме­та­ло до­ро­ги, что уче­ба ока­за­лась под угро­зой. Два ме­ся­ца де­вуш­ка сни­ма­ла квар­ти­ру в Го­ме­ле. По­том уче­ба за­кон­чи­лась по при­чине от­сут­ствия де­нег. Глав­ным ее учи­ли­щем ста­ла ра­бо­та с утра до но­чи. Сна­ча­ла до­ма, по­том на по­лях мест­но­го кол­хо­за. Вме­сте с му­жи­ка­ми ко­си­ла тра­ву и пи­ли­ла дро­ва, сто­го­ва­ла се­но и бо­ро­но­ва­ла по­ле — вме­сто ло­ша­дей то­гда за­пря­га­ли во­лов. По­том у нее слу­чи­лась кра­си­вая лю­бовь с Пет­ром из со­сед­ней де­рев­ни Еро­хо­во. Орел-па­рень, был ко­ман­ди­ром зе­нит­но­го ору­дия. Прав­да, с вой­ны вер­нул­ся толь­ко в 1950 го­ду. В тот же год они и рас­пи­са­лись.

49 лет про­жи­ли вме­сте. Тро­их де­тей вы­рас­ти­ли и по­ста­ви­ли на кры­ло, до­жда­лись вну­ков и пра­вну­ков. Все­го за эти го­ды хва­ти­ло — пе­ча­лей и ра­до­стей. Празд­ни­ков бы­ло ма­ло, в ос­нов­ном буд­ни. Зо­ло­тые ру­ки имел ее хо­зя­ин. Хо­тя, бы­ва­ло, и лиш­нюю чар­ку брал… Но на нее “ни ра­зу не под­нял ру­ку и не обо­звал гид­ким сло­вом”. Сей­час, ко­гда оста­лась од­на, вспо­ми­на­ет­ся толь­ко хо­ро­шее. Па­мять слов­но спе­ци­аль­но за­ре­ту­ши­ро­ва­ла все труд­но­сти и невзго­ды про­шлой жиз­ни. Счи­та­ет, что луч­ше пре­тер­петь оби­ду, чем на­не­сти ее са­мо­му.

Что­бы скра­сить оди­но­че­ство сво­ей ма­мы, вес­ной в по­се­лок При­озер­ный при­ез­жа­ет доч­ка На­та­лья. По­мо­га­ет за­се­вать ого­род, цве­ты вы­са­жи­ва­ет, на кухне хло­по­чет. Но и Ан­на Ива­нов­на без де­ла си­деть не мо­жет. Да­же ко­гда за­не­мо­жет­ся, раз де­сять на день про­сит ра­бо­ту. В за­бо­тах и хло­по­тах ожи­ва­ет, за­бы­вая о сво­их бо­ляч­ках. Ра­бо­та — ее глав­ное лекарство от старости, под­ска­зы­ва­ет На­та­лья. Тру­до­лю­бие и неуга­са­ю­щий ин­те­рес к жиз­ни под­пи­ты­ва­ют си­лы. А еще — лю­бовь к по­э­зии. За­риф­мо­ван­ные строч­ки рвут­ся из серд­ца 90-лет­ней ба­буш­ки — о кра­со­те род­ной де­рев­ни, зем­ной жиз­ни под свет­лы­ми небе­са­ми. Оста­ет­ся до­стать толь­ко тет­рад­ку, что­бы за­пи­сать их на па­мять.

Тру­до­лю­бие и по­зи­тив под­пи­ты­ва­ют жиз­нен­ные си­лы

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.