Про­сти, род­ной, что всё еще ищу…

У нее нет ни фо­то от­ца, ни его лич­ных ве­щей, но в серд­це жи­вет па­мять о нем

Gomelskaya Pravda - - ПАМЯТЬ - Та­ма­ра КРЮЧЕНКО

Го­мель­чан­ка Ра­и­са Тит­ко­ва с кон­ца XX ве­ка пы­та­ет­ся най­ти ме­сто ги­бе­ли и упо­ко­е­ния от­ца, по­лит­ру­ка, по­гиб­ше­го на Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне. По­лит­рук Сив­чук

В пред­две­рии ны­неш­не­го 9 Мая жен­щи­на на­пи­са­ла пись­мо к нам в ре­дак­цию: “Мне из­вест­но, что Ва­си­лий Фро­ло­вич Сив­чук про­пал без ве­сти в ав­гу­сте 1941-го в зва­нии по­лит­ру­ка. Он был на­прав­лен в 132 ди­ви­зию (ко­ман­дир Сер­гей Се­ме­но­вич Би­рю­зов), ко­то­рая в пер­вых чис­лах ав­гу­ста бы­ла пе­ре­бро­ше­на в рай­он Кри­че­ва…”.

Из раз­го­во­ра с Ра­и­сой Ва­си­льев­ной вы­яс­ни­лось, что еще в 1992 го­ду со­труд­ник на­шей га­зе­ты, участ­ник Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной под­пол­ков­ник Фе­дор Стель­ма­шок, лич­но за­ни­мал­ся судь­бой по­лит­ру­ка Сив­чу­ка. В ста­тье “Не лічы­ць без вест­кі пра­паў­шы­мі” в но­ме­ре “Го­мель­скай праў­ды”, за 17 ян­ва­ря 1992 го­да Фе­дор Пав­ло­вич утвер­ждал (ци­ти­рую по-рус­ски): “...несо­мнен­но, что по­лит­рук В. Ф. Сив­чук во­е­вал в 132-й стрел­ко­вой ди­ви­зии за­ме­сти­те­лем ко­ман­ди­ра стрел­ко­вой ро­ты по по­ли­ти­че­ской ча­сти. Это под­твер­жда­ет­ся справ­кой Цен­траль­но­го ор­де­на Крас­ной Звез­ды ар­хи­ва”. Ди­ви­зия всту­пи­ла в оже­сто­чен­ные бои с про­тив­ни­ком на Мо­ги­лев­щине. Как сло­жи­лась судь­ба по­лит­ру­ка Сив­чу­ка, ав­тор ста­тьи не утвер­жда­ет од­но­знач­но: “Как сло­жи­лась его судь­ба на Мо­ги­лев­щине, где и ко­гда по­гиб, неиз­вест­но до это­го вре­ме­ни”. С той по­ры ми­ну­ло чет­верть ве­ка.

Сом­не­вать­ся в под­лин­но­сти све­де­ний, ко­то­рые пуб­ли­ко­вал наш кол­ле­га, нет ос­но­ва­ний. Фе­дор Пав­ло­вич очень скру­пу­лез­но вел по­иск по­гиб­ших, пе­ре­пис­ку с ар­хи­ва­ми, вос­ста­но­вил нема­ло имен, вер­нул из небы­тия мно­гих про­пав­ших без ве­сти.

Узнав, что отец Тит­ко­вой — уро­же­нец де­рев­ни Ре­ме­зы Ель­ско­го рай­о­на, я изу­чи­ла кни­гух­ро­ни­ку “Па­мя­ць”. На стра­ни­це 338 по­ме­ще­ны сле­ду­ю­щие све­де­ния: “Сив­чук Ва­си­лий Фро­ло­вич, по­лит­рук ро­ты 104 сп 62 сд. По­гиб 28.12.1941 г. око­ло се­ла Теп­лое Тим­ско­го рай­о­на Кур­ской об­ла­сти”.

Па­мя­ти его по­кло­нить­ся

Об­ща­ем­ся с до­че­рью Ва­си­лия Сив­чу­ка в ее квар­ти­ре в Со­вет­ском рай­оне Го­ме­ля. Ра­и­са Ва­си­льев­на ра­да встре­че, пы­та­ет­ся ме­ня убе­дить, что озна­ча­ет для нее, че­ло­ве­ка уже зо­ло­то­го воз­рас­та, узнать, где по­гиб отец.

— Мне ка­жет­ся, что я вся в него по скла­ду ха­рак­те­ра, — де­лит­ся со­бе­сед­ни­ца. — Вто­рая дочь, стар­шая моя сест­ра, Ро­за — в мать... Почему мы при­шли к та­ко­му вы­во­ду? Я очень стре­ми­лась учить­ся, а вот сест­рен­ке это бы­ло в тя­гость. Так хо­чет­ся узнать, где же бы­ли последние мгно­ве­ния жизни нашего Ва­си­лия Фро­ло­ви­ча. Све­де­ния на­столь­ко про­ти­во­ре­чи­вые...

Жен­щи­на до­ста­ет пап­ку с до­ку­мен­та­ми, до­бы­ты­ми с по­мо­щью Фе­до­ра Стель­маш­ка, а та­к­же с дан­ны­ми из ин­тер­не­та, ко­то­рые по­мог со­брать стар­ший внук. В свою оче­редь зна­ком­лю ее с ма­те­ри­а­ла­ми сай­та “Ме­мо­ри­ал”.

По строч­кам био­гра­фии

Ва­си­лий Сив­чук ро­дил­ся в 1904 го­ду в кре­стьян­ской се­мье в де­ревне Ре­ме­зы Ель­ско­го рай­о­на. В 1919 го­ду окон­чил Мо­зыр­скую тру­до­вую шко­лу вто­рой сте­пе­ни, ра­бо­тал в сель­ском хо­зяй­стве. В ком­со­мо­ле с 1924-го, в пар­тии боль­ше­ви­ков — с 1927-го. В 1931 го­ду Ва­си­лий уже воз­гла­вил кол­хоз “Боль­ше­вик”, прой­дя сту­пень­ки ру­ко­вод­ства сель­со­ве­том, по­тре­би­тель­ским об­ще­ством. За­тем он — за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля рай­кол­хоз­со­ю­за, по­сту­па­ет учить­ся в Ком­му­ни­сти­че­ский уни­вер­си­тет Бе­ло­рус­сии име­ни В. И. Ле­ни­на. Спу­стя год ру­ко­во­дит се­ми­лет­кой в род­ных Ре­ме­зах, по­том — двух­ком­плект­ной шко­лой в Ша­рине. И лет шесть, вплоть до ап­ре­ля 1940-го, Ва­си­лий Фро­ло­вич на пар­тий­ной ра­бо­те в рай­ко­ме пар­тии. Со­хра­нил­ся в се­мье пе­чат­ный ли­сток ха­рак­те­ри­сти­ки на за­ве­ду­ю­ще­го сек­то­ром По­лес­ско­го об­ко­ма, да­ти­ро­ван­ный ма­ем 1940-го.

— С это­го вре­ме­ни мы ре­же ви­де­лись с от­цом, так как он уже ра­бо­тал в Мо­зы­ре — за­ве­ду­ю­щим сек­то­ром парт­ста­ти­сти­ки и уче­та, — рас­ска­зы­ва­ет дочь. — В Ель­ске мы жи­ли на ули­це Ле­нин­ской, но­мер до­ма точ­но не пом­ню. После объ­яв­ле­ния о на­ча­ле вой­ны нас по­гру­зи­ли на ма­ши­ну, и мы с ма­мой Ан­ной Ани­си­мов­ной уеха­ли в эва­ку­а­цию. Боль­ше от­ца не ви­де­ли. Сна­ча­ла на­хо­ди­лись в Во­ро­не­же, а ко­гда к го­ро­ду при­бли­зи­лись нем­цы, эва­ку­и­ро­ва­лись да­лее — в Ке­ме­ро­во. Ма­ма бы­ла про­стой ра­бо­чей в гос­пи­та­ле, ту­да устро­и­лась и моя сест­ра. Из Ке­ме­ро­ва по­па­ли в го­род Ста­ни­слав на Укра­ине (те­перь Ива­но-Фран­ковск), вплоть до 1960-го я жи­ла там. Моя стар­шая сест­ра и те­перь в том го­ро­де, где про­шла моя мо­ло­дость. Под­дер­жи­ваю с ней связь пись­ма­ми и те­ле­фон­ны­ми звон­ка­ми. На­ша мать по­хо­ро­не­на там.

Про­ти­во­ре­чи­вые све­де­ния

С тре­пе­том ду­шев­ным Ра­и­са Ва­си­льев­на по­ка­зы­ва­ет мне из­ве­ще­ние, ко­то­рое в 1950-м при­шло в Ста­ни­слав в дом № 2 на ули­це Пуш­ки­на, на имя Ан­ны Сив­чук: “Ваш муж, бу­дучи на фрон­те Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, про­пал без ве­сти в ав­гу­сте 1941 го­да в зва­нии по­лит­ру­ка”. Под­пи­са­но го­род­ским во­ен­ным ко­мис­са­ром Шев­чу­ком и на­чаль­ни­ком 2-й ча­сти май­о­ром Су­ров­це­вым.

Так почему же в справ­ке, по­лу­чен­ной из По­доль­ско­го ар­хи­ва в ок­тяб­ре 1980-го, со­об­ща­ет­ся, что наш зем­ляк про­пал без ве­сти... в 1944-м? Опи­ра­ясь на это ар­хив­ное со­об­ще­ние, в мае 2008 го­да Тит­ко­вой от­ка­зы­ва­ет и служ­ба ро­зыс­ка Бе­ло­рус­ско­го об­ще­ства Крас­но­го Кре­ста. “Ес­ли в из­ве­ще­нии со­об­ща­ет­ся, что разыс­ки­ва­е­мый про­пал без ве­сти, мы по­мочь не мо­жем”, — го­во­рит­ся в от­ве­те.

В объ­еди­нен­ной ба­зе дан­ных “Ме­мо­ри­ал” име­ет­ся ан­ке­та Ва­си­лия Сив­чу­ка, уро­жен­ца Ре­ме­зов, при­зы­вав­ше­го­ся 23 июня 1941 го­да Ель­ским рай­во­ен­ко­ма­том. Со­об­ща­ет­ся, что его во­ин­ский ад­рес по по­след­не­му пись­му — го­род Орел, 45-й за­пас­ной стрел­ко­вый полк. Яко­бы пись­мен­ная связь пре­кра­ти­лась 8 июля... В кон­це при­пис­ка от ру­ки: “учтен про­пав­шим без ве­сти в 1944-м”.

— Я не ве­рю та­кой да­те, — де­лит­ся Ра­и­са Ва­си­льев­на. — В 1944-м Бе­ло­рус­сия уже бы­ла осво­бож­де­на, и отец мог бы пи­сать род­ным, ис­кать нас. Ма­ма на­ша то­же не ве­ри­ла то­му, что отец по­гиб за год до По­бе­ды. 1941-й зву­чит бо­лее прав­до­по­доб­но.

Кста­ти, на сай­те “Ме­мо­ри­ал” есть пол­ные тез­ки Сив­чу­ка по име­ни и от­че­ству, а фа­ми­лия раз­нит­ся од­ной лишь бук­вой: Сыв­чук и Сав­чук. Сов­па­да­ют и го­ды рож­де­ния, ме­сто рож­де­ния. Вот та­кие па­ра­док­сы, вы­зван­ные, ве­ро­ят­но, пре­сло­ву­тым че­ло­ве­че­ским фак­то­ром.

Не игол­ка же человек...

Три го­да на­зад Ра­и­са Ва­си­льев­на на­пи­са­ла в во­ен­ный ко­мис­са­ри­ат Мо­ги­лев­ской об­ла­сти. Узна­ла, что в спис­ках по­гиб­ших и за­хо­ро­нен­ных участ­ни­ков Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной в ре­ги­оне ее Ва­си­лий Фро­ло­вич не зна­чит­ся...

Изу­чая бо­е­вой путь 132-й Пол­тав­ской ди­ви­зии в на­чаль­ный пе­ри­од вой­ны, в июле 1941 го­да, по­ни­ма­ешь, в ка­кой ог­нен­ный смерч по­па­ли ее бой­цы и ко­ман­ди­ры.

В Кри­чев, Ча­у­сы ча­сти ди­ви­зии ста­ли при­бы­вать с 11 июля с Украины, и бук­валь­но че­рез два дня уже по­нес­ли первые по­те­ри в бо­ях с тан­ко­вой ди­ви­зи­ей Гу­де­ри­а­на. По­ре­дев­шим под­раз­де­ле­ни­ям на­шей стрел­ко­вой ди­ви­зии по­ста­ви­ли за­да­чу удер­жать пе­ре­пра­вы на ре­ке Про­ня (пра­вый при­ток Со­жа) на участ­ке Бе­ре­зов­ка, Бар­су­ков­ка... Не уда­лось. Спу­стя че­ты­ре дня остав­ши­е­ся по­чти три ты­ся­чи человек вы­хо­ди­ли из окру­же­ния, дер­жа­ли обо­ро­ну по юж­но­му бе­ре­гу Со­жа у де­ре­вень Хри­сто­фо­ров­ка, Ба­ку­но­ви­чи. За­тем по­сле­до­вал при­каз сле­до­вать к Кри­че­ву. В за­бо­ло­чен­но-ле­си­стой мест­но­сти у де­рев­ни Ми­ло­сла­ви­чи под Кли­мо­ви­ча­ми ча­сти ди­ви­зии по­лу­чи­ли за­да­чу: обес­пе­чить про­рыв 21-й гор­но­ка­ва­ле­рий­ской ди­ви­зии. Стрел­ко­вые ба­та­льо­ны по­шли в на­ступ­ле­ние, пе­ре­ре­за­ли шос­се. Но 8 ав­гу­ста про­рва­лись не­мец­кие тан­ки, на­ши ста­ли от­хо­дить. На сле­ду­ю­щий день ча­сти 132-й ди­ви­зии враг взял в по­лу­коль­цо. Из окру­же­ния все же вы­рва­лись, вы­шли в се­ре­дине ав­гу­ста 1941-го, сбе­рег­ли зна­ме­на и шта­бы... От­вет из Мо­ги­лев­ско­го во­ен­но­го ко­мис­са­ри­а­та ка­жет­ся наи­бо­лее прав­до­по­доб­ной вер­си­ей: “...ди­ви­зия по­нес­ла огром­ные по­те­ри, осо­бен­но по­ре­де­ли ря­ды по­лит­ра­бот­ни­ков — в по­лит­от­де­ле ди­ви­зии в жи­вых не осталось ни­ко­го. Ви­ди­мо, в од­ном из этих бо­ев и по­гиб Ваш отец”.

Се­мья Ва­си­лия Сив­чу­ка в по­сле­во­ен­ное вре­мя жи­ла в Ива­но-Фран­ков­ске. Ра­и­са окон­чи­ла там мед­ин­сти­тут, ста­ла вра­чом­эн­до­кри­но­ло­гом. С 1960 го­да пе­ре­еха­ла в Гомель. Три де­ся­ти­ле­тия ра­бо­та­ла в во­ен­ном гос­пи­та­ле, а после его рас­фор­ми­ро­ва­ния — в 5-й го­род­ской по­ли­кли­ни­ке.

По­иск про­дол­жа­ет­ся

72 го­да ми­ну­ло после По­бе­ды со­вет­ско­го на­ро­да в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне, идет 76-й год с ее на­ча­ла. Но и сегодня про­дол­жа­ет­ся по­иск и уве­ко­ве­че­ние па­мя­ти по­гиб­ших. Вос­ста­но­вить со­бы­тия жизни род­но­го че­ло­ве­ка вплоть до са­мых последних мгно­ве­ний — де­ло свя­тое. На­до ли в этом убеж­дать кого-то? Толь­ко рав­но­душ­ные мо­гут от­ве­тить от­пис­ка­ми.

Очень вни­ма­тель­но от­нес­ся к мо­е­му звон­ку кол­лек­тив Ель­ско­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея. Там изу­чи­ли воспоминания ста­ро­жи­лов Ре­ме­зов, со­об­щи­ли та­кую де­таль: Ва­си­лий Сив­чук окон­чил в свое вре­мя Мо­зыр­скую учи­тель­скую гим­на­зию. От­крыл­ся и та­кой ин­те­рес­ный мо­мент, свя­зан­ный с фа­ми­ли­ей Су­мар. Человек с та­кой фа­ми­ли­ей, по ин­фор­ма­ции до­че­ри, разыс­ки­вал се­мью Сив­чу­ка в по­сле­во­ен­ное вре­мя. Ра­и­са Ва­си­льев­на ин­те­ре­со­ва­лась: мо­жет, это во­е­вав­ший вме­сте с ее от­цом? Ель­ские му­зей­щи­ки от­ме­ти­ли, что в рай­оне из­ве­стен Гри­го­рий Ни­ко­ла­е­вич Су­мар, при­слан­ный в эти края как 25-ты­сяч­ник, в до­во­ен­ное вре­мя он под­ни­мал кол­хоз в Бо­гу­ти­чах.

Учи­ты­вая, что по­ис­ко­ви­ки в раз­ных ре­ги­о­нах Бе­ла­ру­си и России про­дол­жа­ют свою ра­бо­ту, на­хо­дят до­ку­мен­таль­ные под­твер­жде­ния кон­крет­ных су­деб, не ста­вим точ­ку в этой пуб­ли­ка­ции. Еще раз по­про­бу­ем на­ве­сти справ­ки в По­доль­ском ар­хи­ве, ку­да по­сы­лал за­прос из Ре­ме­зов и род­ной брат ге­роя — Алек­сандр. А вдруг фа­ми­лия нашего зем­ля­ка Ва­си­лия Фро­ло­ви­ча Сив­чу­ка есть на брат­ском за­хо­ро­не­нии или на скром­ном обе­лис­ке у до­ро­ги?

Из­ве­ще­ние, по­лу­чен­ное же­ной Ва­си­лия Сив­чу­ка в 1950 го­ду

Фе­дор Стель­ма­шок вел пе­ре­пис­ку с Ра­и­сой Тит­ко­вой

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.