След на зем­ле, или Спа­си­бо за муд­рый со­вет

Gomelskaya Pravda - - ЛЕНТА ВРЕМЕНИ -

“Дав­но имею дач­ный уча­сток в са­до­вод­че­ском то­ва­ри­ще­стве “Неф­тя­ник”, ко­то­рый на­хо­дит­ся неда­ле­ко от де­рев­ни Цы­ку­ны. Как все дач­ни­ки, поль­зу­юсь услу­га­ми гор­га­за. С по­куп­кой бал­ло­на сей­час про­блем нет, а вот по по­во­ду до­став­ки есть пре­тен­зии. Де­ло в том, что вре­ме­ни при­бы­тия ма­ши­ны с бал­ло­на­ми очень труд­но до­бить­ся от дис­пет­чер­ской служ­бы гор­га­за. В на­шем то­ва­ри­ще­стве вдоль до­ро­ги есть пя­та­чок, ку­да к 8 ча­сам до­став­ля­ем пу­стые бал­ло­ны и ждем при­ез­да ма­ши­ны, что­бы об­ме­нять их на пол­ные. Ма­ши­на мо­жет при­быть и в пол­де­вя­то­го утра, и в 6 ве­че­ра. В дис­пет­чер­ской служ­бе так и говорят: жди­те в те­че­ние дня. Но это ни­ко­го не устра­и­ва­ет. Почему мы, по­тре­би­те­ли га­за, опла­чи­ва­ю­щие его по по­вы­шен­ной став­ке (для дач­ни­ков дей­ству­ют другие та­ри­фы) и до­став­ку, долж­ны тра­тить це­лый день на та­кое де­жур­ство на до­ро­ге? Со­глас­ны ждать ма­ши­ну час или два (в до­ро­ге вся­кое бывает), но не 8 ча­сов. Раз­ве нель­зя дис­пет­че­ру свя­зать­ся с во­ди­те­лем ма­ши­ны с бал­ло­на­ми по со­то­во­му те­ле­фо­ну, что­бы уточ­нить его при­езд по кон­крет­но­му ад­ре­су? Но дис­пет­чер не хо­чет брать на се­бя та­кую обя­зан­ность. По­жа­луй­ста, по­мо­ги­те нам в этой си­ту­а­ции”. По прось­бе дач­ни­ков са­до­во­го то­ва­ри­ще­ства “Неф­тя­ник”

Ев­ге­ний Го­род­ков. “Мы этой па­мя­ти вер­ны” — под та­ким на­зва­ни­ем про­шла ак­ция в дет­ском оздо­ро­ви­тель­ном ла­ге­ре “Лес­ные да­ли” Го­мель­ско­го от­де­ле­ния Бе­ло­рус­ской же­лез­ной до­ро­ги. Ре­бя­та под­го­то­ви­ли бу­ке­ты цве­тов для воз­ло­же­ния к па­мят­ным ме­стам, изу­чи­ли ли­те­ра­ту­ру, про­ло­жи­ли ту­ри­сти­че­ские марш­ру­ты по ме­стам бо­е­вой сла­вы. Цве­ты по­ло­жи­ли к па­мят­ни­ку на брат­ской мо­ги­ле со­вет­ским во­и­нам в де­ревне Те­рю­ха, где за­хо­ро­не­ны 472 сол­да­та 37-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, к ме­мо­ри­аль­ной дос­ке на ме­сте, где 27 сен­тяб­ря 1943 го­да немец­ко-фа­шист­ски­ми за­хват­чи­ка­ми бы­ли со­жже­ны за­жи­во 33 жи­те­ля, толь­ко 15 из них бы­ли опо­зна­ны. Мы обя­за­ны это знать, это нуж­но нам, жи­вым. Бы­ли вол­ну­ю­щие и тро­га­тель­ные вы­ступ­ле­ния, рас­ска­зы о ге­ро­и­че­ских по­дви­гах во­и­нов-осво­бо­ди­те­лей, а по­том со­сто­ял­ся ли­те­ра­тур­но-музыкальный фе­сти­валь. За­вер­ши­лась ак­ция про­смот­ром ху­до­же­ствен­но­го филь­ма о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне”.

Мак­сим Гри­го­рьев, ве­ду­щий спе­ци­а­лист сек­то­ра идео­ло­гии и со­ци­аль­но­куль­тур­ной ра­бо­ты от­де­ле­ния

же­лез­ной до­ро­ги. “За де­рев­ней Крас­ное в Го­мель­ском рай­оне есть сим­па­тич­ный сос­няк. Де­рев­ца пу­ши­стые, тра­ва, цве­ты. Даль­ше — ку­стар­ни­ки. Хоть ты кар­ти­ну пи­ши, та­кая кра­со­та. Но по­сре­дине это­го зе­ле­но­го рая огром­ная ку­ча от­хо­дов, кем-то сю­да при­ве­зен­ная. Та са­мая лож­ка дег­тя на­ше­го на­пле­ва­тель­ско­го от­но­ше­ния к при­ро­де, ко­то­рая пор­тит зем­ную кра­со­ту. Во­ди­тель, на­вер­ное, по­ле­нил­ся ехать на полигон в Вет­ков­ский рай­он и свер­нул по до­ро­ге в бли­жай­ший ле­сок…”

Антон, нерав­но­душ­ный. “Хо­чу на­пи­сать вот о чем. Пору­га­лась я со сво­им родственником. На­бра­ла се­бе в го­ло­ву вся­ко­го... Пе­ре­жи­ва­ла дол­го, но­си­ла ка­мень на сердце. Со­сто­я­ние бы­ло та­кое, что хоть плачь, хоть со зла ру­гай­ся. А по­го­во­рить с ним не ре­ша­лась. При­зна­лась во всем сво­ей по­жи­лой со­сед­ке. Та вы­слу­ша­ла и по­со­ве­то­ва­ла пе­ре­сту­пить че­рез все, жить как ни в чем не бы­ва­ло. А еще сде­лать для род­ствен­ни­ка что-ни­будь хо­ро­шее. Так я и по­сту­пи­ла. И злость с оби­дой про­шли, лег­ко ста­ло на ду­ше. А по­том вы­яс­ни­лось, что ссо­ра эта по­лу­чи­лась на пу­стом ме­сте, ни­кто ни­ко­му не же­лал пло­хо­го”.

Ан­то­ни­на.

Цве­ты ле­та — по­гиб­шим ге­ро­ям

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.