Как пред­ме­ты искусства по­па­да­ют в му­зеи

Как пред­ме­ты искусства по­па­да­ют в му­зеи? И кто сто­ит за куль­тур­ной бла­го­тво­ри­тель­но­стью?

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Азарт, но эс­те­ти­че­ский

На вы­став­ки нас за­зы­ва­ют улич­ные афи­ши и все ча­ще ин­три­гу­ю­щие за­го­лов­ки в ин­тер­не­те. Ор­га­ни­за­то­ры, на ко­то­рых воз­ла­га­ет­ся роль про­дви­жен­цев, ста­ра­ют­ся де­лать ак­цент на том, что куль­тур­ное со­бы­тие со­сто­ит­ся впер­вые, экс­по­на­ты уни­каль­ные, а кол­лек­ции нево­об­ра­зи­мо кра­си­вы. Од­ним сло­вом, при­хо­ди­те и обо­га­щай­тесь пи­щей эс­те­ти­че­ской и ду­хов­ной.

Но кто сто­ит за по­ис­ком арт-объ­ек­тов? Ведь этот про­цесс в неко­то­ром смыс­ле можно на­звать охо­той, осо­бен­но ес­ли за ним сто­ят увле­чен­ные и нерав­но­душ­ные к сво­е­му де­лу лю­ди. Они-то и зна­ко­мят нас с ин­те­рес­ны­ми про­ек­та­ми.

Под­сказ­ки да­ют сай­ты и стра­ни­цы в соц­се­тях, ко­то­рые по­свя­ще­ны ис­кус­ству, ан­ти­ква­ри­а­ту и пред­ме­там ста­ри­ны, рас­ска­зы­ва­ет за­ве­ду­ю­щая ху­до­же­ствен­ным от­де­лом му­зея Го­мель­ско­го двор­цо­во­пар­ко­во­го ан­сам­бля Та­тья­на Лит­ви­но­ва. Ра­нее да­же по­се­ща­ли ули­цы ис­то­ри­че­ско­го цен­тра го­ро­да и спра­ши­ва­ли у мест­ных жи­те­лей: нет ли лю­бо­пыт­ных ве­щей, ко­то­ры­ми не жал­ко по­де­лить­ся?

Ин­те­рес­ны­ми на­ход­ка­ми от­зы­ва­ет­ся ис­сле­до­ва­тель­ская ра­бо­та. Наш му­зей со­труд­ни­ча­ет с Го­су­дар­ствен­ным Эр­ми­та­жем. Он же по­мо­га­ет кон­суль­та­ци­я­ми, ат­ри­бу­ци­ей, ка­та­ло­га­ми. Там об­на­ру­жи­ли око­ло сот­ни пред­ме­тов из ху­до­же­ствен­ной кол­лек­ции Пас­ке­ви­чей и уни­каль­ные фо­то­гра­фии Джо­ван­ни Би­ан­ки, на ко­то­рых изоб­ра­же­на го­мель­ская усадь­ба в 1860-е го­ды. О сним­ках, к сло­ву, узна­ли из од­но­го рос­сий­ско­го жур­на­ла.

А недав­но со­труд­ни­ки му­зея по­бы­ва­ли в Вар­ша­ве, где жил с се­мьей ге­не­рал­фельд­мар­шал Иван Пас­ке­вич и то­гда же при­об­рел го­мель­скую усадь­бу, на­чал ее рас­ши­рять, для со­зда­ния пар­ка при­гла­сил поль­ско­го ар­хи­тек­то­ра. Этот пе­ри­од на­вер­ня­ка про­явит се­бя лю­бо­пыт­ны­ми от­кры­ти­я­ми.

Кан­ди­да­та на ат­ри­бу­цию!

Фонд му­зей­ных пред­ме­тов двор­цо­во­пар­ко­во­го ан­сам­бля вну­ши­те­лен: бо­лее 170 ты­сяч еди­ниц. За по­след­ние два го­да он по­пол­нил­ся тре­мя ты­ся­ча­ми “но­вич­ков” — ар­хео­ло­ги­че­ски­ми на­ход­ка­ми, фо­то­гра­фи­я­ми, до­ку­мен­та­ми, пред­ме­та­ми бы­та, изоб­ра­зи­тель­но­го и де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го искусства. Но путь во дво­рец был раз­ный.

Что-то му­зей при­об­ре­та­ет за свои или бюд­жет­ные сред­ства. Арт-объ­ек­ты на про­да­жу пред­ла­га­ют обыч­ные лю­ди, кол­лек­ци­о­не­ры. Под­сказ­ки да­ет ин­тер­нет, а са­мый даль­ний за­ку­поч­ный след при­вел на аук­ци­он Дрез­ден­ской га­ле­реи “Хим­мел”, откуда к нам при­был ак­ва­рель­ный ри­су­нок Эми­ля Ло­зе “Вос­по­ми­на­ния о го­мель­ском пар­ке”.

Про­цесс по­куп­ки слож­ный и от­вет­ствен­ный, рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор му­зея Ок­са­на То­ро­по­ва. Во­прос рас­смат­ри­ва­ет­ся кол­ле­ги­аль­но, “кан­ди­да­та” тща­тель­но изу­ча­ют. Смот­рят, со­от­вет­ству­ет ли он кон­цеп­ции ком­плек­то­ва­ния, об­ре­тет ли в ито­ге ста­тус му­зей­но­го пред­ме­та. Глав­ный хра­ни­тель фон­дов Та­тья­на Шо­да от­ме­ча­ет, что по­рой воз­ни­ка­ют со­мне­ния по по­во­ду со­хран­но­сти. Но ес­ли ико­на с осы­па­ю­щим­ся лев­ка­сом и кра­соч­ным сло­ем ин­те­рес­на с ис­сле­до­ва­тель­ской точ­ки зре­ния, за де­ло бе­рут­ся ре­став­ра­то­ры.

Це­ну по­ку­пок не афи­ши­ру­ют. Все, что по­сту­па­ет в фон­ды, оста­ет­ся здесь на­все­гда и не про­да­ет­ся. Бе­з­услов­но, на­ря­ду с обыч­ны­ми экс­по­на­та­ми есть очень до­ро­гие и бес­цен­ные. Та­ких ре­лик­вий, как па­мят­ная ико­на Смо­лен­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри с над­пи­сью о да­ре­нии Ми­ха­и­лу Ку­ту­зо­ву от жи­те­лей Смо­лен­ска, на пост­со­вет­ском про­стран­стве все­го че­ты­ре. А еще му­зей об­ла­да­ет са­мой об­шир­ной в стране кол­лек­ци­ей ху­до­же­ствен­ной брон­зы: ча­сов и кан­де­лябров XVIII — XIX ве­ков.

Да­ри­те­ли “но­во­го ста­ро­го”

Арт-объ­ек­ты по­сле вы­ста­вок пе­ре­да­ют и ху­дож­ни­ки. Кар­тин­ной га­ле­рее Гав­ри­и­ла Ва­щен­ко за пят­на­дцать лет по­да­ри­ли бо­лее пя­ти­сот про­из­ве­де­ний изоб­ра­зи­тель­но­го искусства. Сам Гав­ри­ил Ха­ри­то­но­вич — 57 сво­их кар­тин. Его твор­че­ство пред­став­ле­но по­чти в трех де­сят­ках му­зеев ми­ра, в том чис­ле в Тре­тья­ков­ке. Недав­но наша га­ле­рея по­пол­ни­лась ра­бо­та­ми го­мель­ской ху­дож­ни­цы Та­тья­ны Ва­ка­ри­ной. Их в па­мять о та­лант­ли­вом свет­лом че­ло­ве­ке, ко­то­рый всю жизнь пре­одо­ле­вал тя­же­лый недуг, пе­ре­да­ла ее мать.

Му­зей ис­то­рии го­ро­да Го­ме­ля име­ет кол­лек­цию фо­то­ап­па­ра­тов и при­над­леж­но­стей для них, по­пол­ня­ет со­вет­ское со­бра­ние швей­ных ма­ши­нок, стек­ла, зву­ко­вос­про­из­во­дя­щей тех­ни­ки, жен­ских су­мо­чек. Прак­ти­че­ски все по­да­ре­но го­ро­жа­на­ми.

Бла­го­да­ря жи­те­лям об­ла­сти за­лы Дворца Ру­мян­це­вых и Пас­ке­ви­чей укра­ша­ет гар­ни­тур для ве­ран­ды — крес­ло, стол и стул из гну­то­го бу­ка вен­ско­го про­из­вод­ства, поль­ский бе­лый ро­яль. Го­мель­чан­ка пе­ре­да­ла со­хра­нив­шу­ю­ся часть сер­ви­за фаб­ри­ки Куз­не­цо­вых, ко­то­рый пред­по­ло­жи­тель­но в ка­че­стве ло­те­рей­но­го вы­иг­ры­ша до­стал­ся ее род­ствен­ни­ку от Ири­ны Пас­ке­вич. Жи­тель Пет­ри­ков­ско­го рай­о­на по­да­рил ча­сы все­мир­но из­вест­ной фир­мы “Густав Бек­кер”. Се­мья из об­ласт­но­го цен­тра от­да­ла ред­кую ико­ну “Ми­нея го­до­вая”, пред­став­ля­ю­щую со­бой цер­ков­ный ка­лен­дарь.

Не­ред­ко пре­зен­ты де­ла­ют и го­сти, при­чем те, кто бы­вал во двор­це и впе­чат­лил­ся им. Ека­те­рин­бур­жен­ка пе­ре­да­ла юби­лей­ный се­ми­том­ник, по­свя­щен­ный войне 1812 го­да. “Мы хо­те­ли бы от­дать в дар кни­гу цер­ков­но­го со­дер­жа­ния…” — го­во­ри­лось в за­пис­ке, остав­лен­ной ле­том про­шло­го го­да жи­тель­ни­цей Под­мос­ко­вья. И вот ста­ро­пе­чат­ный “Псал­тырь с вос­сле­до­ва­ни­ем”, ко­то­ро­му по­чти че­ты­ре ве­ка, в му­зее.

Сот­ней “но­вых ста­рых” экс­по­на­тов му­зей по­пол­нил­ся бла­го­да­ря ак­ции, при­зы­вав­шей по­де­лить­ся ненуж­ны­ми ве­ща­ми из раз­ря­да “ко­гда бабушка бы­ла мо­ло­дой”. Не­ко­то­рые по­ка­жут на вы­став­ке, по­свя­щен­ной сто­ле­тию ре­во­лю­ции 1917 го­да, где бу­дет раз­дел “от ком­му­нал­ки до хру­щев­ки”.

Кла­ды и да­же кри­ми­наль­ный след

Цен­ные пред­ме­ты на­хо­дят во вре­мя ар­хео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок. Их бум при­шел­ся на вось­ми­де­ся­тые го­ды. То­гда в чис­ле уни­каль­ных ар­те­фак­тов был зна­ме­ни­тый на­ко­неч­ник стре­лы со зна­ком Рю­ри­ко­ви­чей, об­на­ру­жен­ный в го­мель­ском пар­ке.

“Пло­ды” древ­них времен вы­яв­ля­ют при стро­и­тель­ных и зем­ля­ных ра­бо­тах. В кон­це де­вя­но­стых в Чен­ках ковш экс­ка­ва­то­ра на­ткнул­ся на клад с се­реб­ря­ны­ми куль­то­вы­ми пред­ме­та­ми XVIII — XIX ве­ков. Спря­та­ны они бы­ли на месте, где ко­гда-то рас­по­ла­га­лись мо­на­сты­ри.

Дво­рец Ру­мян­це­вых и Пас­ке­ви­чей гор­дит­ся ар­хео­ло­ги­че­ским со­бра­ни­ем, в ко­то­ром бо­лее 95 ты­сяч пред­ме­тов, от­ра­жа­ю­щих ис­то­рию ре­ги­о­на с древ­них времен. И по­пол­ня­ют ее. Несколь­ко лет на­зад при­об­ре­ли ред­кие для Бе­ла­ру­си ры­бо­лов­ный крю­чок брон­зо­во­го ве­ка и шпо­ру всад­ни­ка тре­тье­го ве­ка на­шей эры.

Уни­каль­ные экс­по­на­ты есть в Ре­чиц­ком кра­е­вед­че­ском му­зее. Не­ко­то­рые из них за­не­се­ны в сбор­ник “Скар­бы Бе­ла­русі”. Ви­зан­тий­ская мо­не­та им­пе­ра­то­ра Ио­ан­на Ци­мис­хия X ве­ка, най­ден­ная на бе­ре­гу Дне­пра сто лет на­зад, и ме­да­льон с изоб­ра­же­ни­ем свя­то­го Фе­до­ра XII ве­ка. Ин­те­ре­сен клад поль­ско-ли­тов­ских гро­шей — две с по­ло­ви­ной ты­ся­чи мо­нет се­ре­ди­ны XVII ве­ка. Пред­ме­ты из ар­хео­ло­ги­че­ской кол­лек­ции ми­ло­град­ской куль­ту­ры: же­лез­ные ору­дия тру­да, брон­зо­вые укра­ше­ния, гли­ня­ные пред­ме­ты.

По­сле эт­но­гра­фи­че­ских экс­пе­ди­ций по­пол­ня­ет­ся мо­зыр­ский му­зей “Па­леская ве­да”. Он зна­ко­мит с ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­рой не толь­ко че­рез прак­ти­че­ские и фольк­лор­ные зна­ния, но да­же че­рез ми­фо­ло­ги­че­ские и за­га­доч­ные аст­ро­ло­ги­че­ские.

В об­ласт­ном му­зее во­ен­ной сла­вы бо­лее де­вя­ти ты­сяч пред­ме­тов. Сто­ит от­ме­тить не толь­ко на­гра­ды и лич­ные ве­щи во­е­на­чаль­ни­ков. Очень ред­ки­ми можно на­звать япон­скую ар­ке­бу­зу — ру­жье — и це­ре­мо­ни­аль­ный меч хоо-но та­ти. Экс­по­на­ты по­сту­пи­ли из кра­е­вед­че­ско­го му­зея, по­да­ре­ны граж­да­на­ми и пе­ре­да­ны си­ло­вы­ми ве­дом­ства­ми. В му­зее кри­ми­на­ли­сти­ки в вит­рине “Спа­сен­ные цен­но­сти” со­бра­ны пред­ме­ты ан­ти­ква­ри­а­та, кон­фис­ко­ван­ные та­мож­ней и пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми.

Аль­бом для вы­со­ко­го го­стя

Ок­са­на То­ро­по­ва от­ме­ча­ет, что по­мощь в при­об­ре­те­нии му­зей­ных цен­но­стей ока­зы­ва­ют ор­га­ни­за­ции и пред­при­я­тия. Боль­ше де­ся­ти лет со­труд­ни­че­ству с “Бе­ла­ру­с­бан­ком”, ко­то­рый вхо­дит в со­став по­пе­чи­тель­ско­го со­ве­та двор­цо­во-пар­ко­во­го ан­сам­бля. Осе­нью про­шло­го го­да банк ока­зал спон­сор­скую по­мощь, на ко­то­рую ку­пи­ли фо­то­аль­бом Homel 1911.

На пре­зен­та­ции ра­ри­те­та на­чаль­ник об­ласт­но­го управ­ле­ния Алек­сандр Ар­хи­пен­ко рас­ска­зал, что участ­во­вать ре­ши­ли неза­мед­ли­тель­но. Сум­ма сдел­ки не раз­гла­ша­лась. По неко­то­рым дан­ным, она со­став­ля­ет ты­ся­чу дол­ла­ров.

Аль­бом по­ка­зы­ва­ет об­лик усадь­бы и ин­те­рье­ры дворца. Он уни­ка­лен и оформ­ле­ни­ем: сде­лан в ви­де книж­но­го бло­ка с зо­ло­ты­ми об­ре­за­ми ли­стов в пе­ре­пле­те из на­ту­раль­ной ко­жи. Есть пред­по­ло­же­ние, что его мог­ла за­ка­зать Ири­на Пас­ке­вич в ка­че­стве по­дар­ка для вы­со­ко­го ев­ро­пей­ско­го го­стя.

О ра­ри­те­те пер­вой узна­ла Та­тья­на Лит­ви­но­ва на кон­фе­рен­ции в Пе­тер­бур­ге. Кто-то из участ­ни­ков рас­ска­зал, что ви­дел фо­то­гра­фии на од­ном из сай­тов, и они про­да­ют­ся. На­ча­лись по­ис­ки. По­мочь по­про­си­ли го­мель­ско­го кол­лек­ци­о­не­ра Сер­гея Пу­ти­ли­на, ко­то­рый три ра­за ез­дил в Моск­ву на пе­ре­го­во­ры. Вла­де­лец аль­бо­ма рас­ска­зы­вал, что он все­гда был в их до­ме, до­стал­ся от ба­буш­ки, жив­шей на гра­ни­це Смо­лен­ской и Мос­ков­ской об­ла­стей, а как по­пал к ним, объ­яс­нить не смог.

Кста­ти, за аль­бо­мом охо­ти­лись несколь­ко по­ку­па­те­лей. Но в ито­ге, до­го­во­рив­шись о цене, при­об­рел ра­ри­тет и при­вез в Го­мель имен­но Сергей Лео­ни­до­вич. А че­рез неко­то­рое вре­мя под­клю­чил­ся банк.

Спон­со­ры по­мо­га­ют и в пре­зен­та­ции му­зей­ных цен­но­стей. Несколь­ко лет на­зад с “Бел­неф­те­стра­хом” за­пу­сти­ли “Па­рад ра­ри­те­тов”: на го­род­ских ули­цах по­яви­лось трид­цать бил­бор­дов с изоб­ра­же­ни­ем ра­ри­те­тов. А сей­час на огра­де пар­ка раз­ме­ще­ны “Сви­де­те­ли двор­цо­вой эпо­хи”.

Са­мый даль­ний за­ку­поч­ный след при­вел на аук­ци­он Дрез­ден­ской га­ле­реи “Хим­мел”, откуда к нам при­был ак­ва­рель­ный ри­су­нок Эми­ля Ло­зе “Вос­по­ми­на­ния о го­мель­ском пар­ке”

Та­тья­на Лит­ви­но­ва: по­иск пред­ме­тов искусства — за­ня­тие увле­ка­тель­ное

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.