МИНСК В ОГНЕ

Гля­дя на со­вре­мен­ную сто­ли­цу Бе­ла­ру­си, труд­но пред­ста­вить, что при­шлось пе­ре­жить го­ро­ду в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной

Vecherniy Minsk - - ПОКЛОНИМСЯ ВЕЛИКИМ ТЕМ ГОДАМ - Оль­га ПОКЛОНСКАЯ

Ви­сто­рии ок­ку­пи­ро­ван­но­го Мин­ска, как и в ис­то­рии всей вой­ны, еще дол­го не бу­дет по­став­ле­на точ­ка — и в си­лу но­вых све­де­ний и фак­тов, ко­то­рые узна­ют уче­ные, по­лу­чив­шие до­ступ к преж­де за­кры­тым ар­хи­вам, и бла­го­да­ря пе­ре­осмыс­ле­нию мно­гих из­вест­ных со­бы­тий.

О Мин­ске и мин­ча­нах в го­ды вой­ны, о со­бы­ти­ях, по сей день вы­зы­ва­ю­щих дис­кус­сии, бе­се­ду­ем со стар­шим на­уч­ным со­труд­ни­ком Ин­сти­ту­та ис­то­рии НАН Бе­ла­ру­си Ири­ной Во­рон­ко­вой. — Ири­на Юрьев­на, ка­кие преж­де за­кры­тые те­мы в ис­то­рии Мин­ска во­ен­но­го пе­ри­о­да се­го­дня уже под­ле­жат об­на­ро­до­ва­нию? — На­при­мер, не скры­ва­ют фак­ты бом­бар­ди­ро­вок со­вет­ской авиа­ци­ей Мин­ска. Они на­ча­лись с вес­ны 1942-го по­сле пер­во­го круп­но­го успе­ха со­вет­ских войск под Моск­вой и не все­гда бы­ли удач­ны­ми. На­но­сил­ся ущерб не толь­ко немец­ким во­ен­ным объ­ек­там, но и близ­ле­жа­щей жи­лой за­строй­ке, бы­ли жерт­вы сре­ди на­се­ле­ния. Мно­гие го­ды не очень одоб­ря­лась по­пыт­ка ис­то­ри­ков кос­нуть­ся те­мы по­все­днев­но­сти в за­хва­чен­ном про­тив­ни­ком Мин­ске. А ведь и то­гда игра­ли сва­дьбы, ро­жа­ли де­тей. Эти фак­ты ре­ги­стри­ро­вал про­дол­жав­ший ра­бо­тать го­род­ской загс для мест­но­го на­се­ле­ния. Нем­цы то­же всту­па­ли в брак: в учре­жде­ни­ях граж­дан­ской ок­ку­па­ци­он­ной ад­ми­ни­стра­ции и в во­ен­ных струк­ту­рах слу­жи­ло нема­ло немок. Се­го­дня мы ста­ра­ем­ся скру­пу­лез­но ис­сле­до­вать об­сто­я­тель­ства жиз­ни мин­чан в те страш­ные го­ды.

Тра­ги­че­ская ошиб­ка

«под­нять вой­ска и дей­ство­вать по-бо­е­во­му», ко­ман­до­ва­ние За­пад­но­го фрон­та ожи­да­ло, что вско­ре со­бы­тия вой­дут в за­пла­ни­ро­ван­ную до вой­ны на­сту­па­тель­ную схе­му дей­ствий — «ма­лой кро­вью на чу­жой тер­ри­то­рии». Эта па­губ­ная кон­цеп­ция при­ве­ла к то­му, что Минск ока­зал­ся фак­ти­че­ски необо­ро­но­спо­соб­ным.

— В Мин­ске не бы­ло во­ин­ских ча­стей, го­то­вых дать от­пор про­тив­ни­ку?

— Един­ствен­ную ре­аль­ную си­лу пред­став­ля­ла сто­яв­шая в Уру­чье 100-я стрел­ко­вая ди­ви­зия. Два ис­тре­би­тель­ных авиа­пол­ка, ко­то­рым при необ­хо­ди­мо­сти над­ле­жа­ло при­крыть сто­ли­цу с воз­ду­ха, дис­ло­ци­ро­ва­лись на тер­ри­то­рии Ви­теб­ской и Мо­ги­лев­ской об­ла­стей, от­ку­да пе­ре­ле­те­ли в Минск толь­ко к по­лу­дню 22 июня. А 23 июня не­мец­кая авиация 11 раз бом­би­ла аэро­дром, на­не­ся невос­пол­ни­мый урон бо­е­вой тех­ни­ке. Ос­нов­ной со­став 7-й зе­нит­ной ар­тил­ле­рий­ской бри­га­ды про­ти­во­воз­душ­ной обо­ро­ны на­хо­дил­ся в это вре­мя в лет­них ла­ге­рях под Круп­ка­ми.

Мно­гие го­ды не очень одоб­ря­лась по­пыт­ка ис­то­ри­ков кос­нуть­ся те­мы по­все­днев­но­сти в за­хва­чен­ном про­тив­ни­ком Мин­ске. А ведь и то­гда игра­ли сва­дьбы, ро­жа­ли де­тей.

— Минск был ок­ку­пи­ро­ван 28 июня 1941 го­да. По­че­му все же так бы­ст­ро по­сле на­ча­ла вой­ны?

— Со­вет­ское вер­хов­ное ко­ман­до­ва­ние не рас­смат­ри­ва­ло тер­ри­то­рию Бе­ло­рус­сии как объ­ект воз­мож­но­го глав­но­го уда­ра немец­ких войск, по­сколь­ку пред­по­ла­га­лось, что ос­нов­ной их це­лью бу­дут хлеб и уголь Укра­и­ны и кав­каз­ская нефть. Это ока­за­лось тра­ги­че­ской ошиб­кой: враг бро­сил глав­ные си­лы че­рез Минск, Ор­шу и Смо­ленск на Моск­ву, стре­мясь кон­цен­три­ро­ван­ным уда­ром бы­ст­ро по­кон­чить с «го­ло­вой и серд­цем со­вет­ской си­сте­мы». Несколь­ко опра­вив­шись от фак­то­ра вне­зап­но­сти и на­пра­вив в при­гра­нич­ные ар­мии рас­по­ря­же­ние

— По сей день встре­ча­ют­ся раз­но­чте­ния о на­ча­ле бом­бар­ди­ро­вок Мин­ска и по­не­сен­ных из-за них раз­ру­ше­ни­ях.

— 24 июня Минск под­верг­ся пер­вой мас­си­ро­ван­ной бом­бар­ди­ров­ке про­тив­ни­ком. На­ле­ты по­вто­ря­лись че­рез каж­дые 20-30 ми­нут. Уже в пер­вой по­ло­вине дня вы­шли из строя элек­тро­снаб­же­ние и во­до­про­вод, пре­кра­ти­ли ра­бо­ту хле­бо­за­во­ды и ма­га­зи­ны, пред­при­я­тия и учре­жде­ния, транс­порт. Пре­вра­тил­ся в ру­и­ны центр го­ро­да. Во вто­рой по­ло­вине дня жизнь в Мин­ске ока­за­лась

Со­вет­ские до­ку­мен­ты не за­фик­си­ро­ва­ли ко­ли­че­ство жертв бом­бар­ди­ро­вок и по­жа­ров, мас­штаб раз­ру­ше­ний Мин­ска в июнь­ские дни 1941-го. Немец­кие ис­точ­ни­ки со­об­ща­ют: в тот год го­род был раз­ру­шен на 85 %. По­те­ри жи­ло­го фон­да со­ста­ви­ли 65 %.

фак­ти­че­ски па­ра­ли­зо­ван­ной. Бом­бар­ди­ров­ки про­дол­жа­лись до 27 июня, хо­тя и с мень­шей ин­тен­сив­но­стью. В бе­ло­рус­ской сто­ли­це не ока­за­лось ни од­но­го бом­бо­убе­жи­ща пер­вой ка­те­го­рии за­щи­ты. Для боль­шин­ства го­ро­жан пред­на­зна­ча­лись пло­хо при­спо­соб­лен­ные, не снаб­жен­ные филь­тро­вен­ти­ля­ци­он­ны­ми уста­нов­ка­ми под­ва­лы зда­ний и укры­тия по­ле­во­го ти­па — зем­ля­ные ще­ли.

Осо­бен­но­сти эва­ку­а­ции

— Как про­хо­ди­ла эва­ку­а­ция?

— 23 июня ру­ко­вод­ство рес­пуб­ли­ки при­ня­ло ре­ше­ние об эва­ку­а­ции вос­пи­тан­ни­ков дет­ских учре­жде­ний, а так­же бан­ков­ских цен­но­стей и авиа­за­во­да. Ста­лин дал на это раз­ре­ше­ние, но по­тре­бо­вал не под­да­вать­ся па­ни­ке. Де­тей на­ме­ре­ва­лись от­пра­вить в бли­жай­шую сель­скую мест­ность, что­бы обез­опа­сить от бом­бар­ди­ро­вок: вла­сти еще ве­ри­ли в ско­рое из­ме­не­ние об­ста­нов­ки на фрон­те к луч­ше­му. Бан­ков­ские цен­но­сти успеш­но до­ста­ви­ли в Там­бов. Часть кол­лек­ти­ва мин­ско­го авиа­за­во­да выехала в Моск­ву, но боль­ше ни­че­го от­ту­да эва­ку­и­ро­вать не успе­ли. Обо­ру­до­ва­ние ни од­но­го мин­ско­го про­мыш­лен­но­го пред­при­я­тия не уда­лось вы­вез­ти на во­сток. Пе­чаль­ная участь по­стиг­ла остав­ши­е­ся в го­ро­де му­зей­ные кол­лек­ции, биб­лио­теч­ные со­бра­ния: при от­ступ­ле­нии в 1944 го­ду нем­цы за­хва­ти­ли их с со­бой.

— Имел­ся ли ка­кой-то план эва­ку­а­ции ря­до­вых мин­чан? Кто успел по­ки­нуть сто­ли­цу?

— В те­че­ние пер­вых двух во­ен­ных дней мин­чане, ко­то­рые, мо­жет, и же­ла­ли бы уехать, опа­са­лись ду­мать об этом: по­доб­ные на­стро­е­ния рас­це­ни­ва­лись как на­ру­ше­ние дис­ци­пли­ны, про­яв­ле­ние па­ни­ки и мог­ли по­влечь за со­бой ре­прес­сии. Кро­ме то­го, с объ­яв­ле­ни­ем 23 июня мо­би­ли­за­ции ра­бо­чим за­пре­ти­ли по­ки­дать тер­ри­то­рию пред­при­я­тий. Ко­гда вла­сти все-та­ки при­ня­ли ре­ше­ние об эва­ку­а­ции на­се­ле­ния, мно­гие граж­дане не толь­ко не смог­ли, но и не за­хо­те­ли по­ки­нуть го­род по раз­ным при­чи­нам. Опре­де­лен­ные ме­ры к ор­га­ни­зо­ван­ной от­прав­ке с при­го­род­ных же­лез­но­до­рож­ных стан­ций тех, кто стре­мил­ся по­ки­нуть Минск ли­бо дол­жен был это сде­лать в си­лу слу­жеб­ных обя­зан­но­стей, ру­ко­вод­ство пред­при­ня­ло, и в ря­де слу­ча­ев они увен­ча­лись успе­хом. Дан­ных о ко­ли­че­стве мин­чан, вы­ехав­ших в тыл по же­лез­ной до­ро­ге или ав­то­транс­пор­том ли­бо пе­ре­брав­ших­ся в сель­скую мест­ность, нет. — Отъ­езд ру­ко­во­ди­те­лей Бе­ло­рус­сии и Мин­ска за три дня до вступ­ле­ния в сто­ли­цу немец­ких войск мож­но рас­це­нить как ни­чем не оправ­дан­ное бег­ство? — 24 июня был по­лу­чен при­каз ко­ман­ду­ю­ще­го За­пад­ным фрон­том ге­не­ра­ла Пав­ло­ва (одоб­рен­ный Ста­ли­ным) об эва­ку­а­ции вла­стей в Мо­ги­лев, ку­да они и на­пра­ви­лись в ночь на 25-е. То­гда же го­род оста­ви­ли ру­ко­вод­ство НКВД и НКГБ, ми­ли­ция, вой­ска РККА и штаб За­пад­но­го фрон­та. Опе­ра­тив­ные груп­пы 42-й бри­га­ды кон­вой­ных войск НКВД, при­зван­ные под­дер­жи­вать по­ря­док, по­ки­ну­ли Минск 26 июня. С од­ной сто­ро­ны, ру­ко­во­ди­те­ли, бе­з­услов­но, обя­за­ны бы­ли эва­ку­и­ро­вать­ся. С дру­гой — они сде­ла­ли это хо­тя и по при­ка­зу, но слиш­ком ра­но, ко­гда немец­кие вой­ска да­же не вы­шли на ближ­ние под­сту­пы к сто­ли­це. Неко­то­рое вре­мя они еще мог­ли раз­де­лить судь­бу ря­до­вых го­ро­жан, оста­вить в Мин­ске ор­га­ни­за­то­ров ан­ти­фа­шист­ско­го под­по­лья. Од­на­ко они это­го не сде­ла­ли. В ре­зуль­та­те го­род ока­зал­ся в со­сто­я­нии пол­но­го без­вла­стия. Это от­ра­зи­лось на пси­хо­ло­ги­че­ском со­сто­я­нии жи­те­лей, по­ро­ди­ло бес­по­ряд­ки, по­до­гре­вав­ши­е­ся пе­ре­оде­ты­ми в крас­но­ар­мей­скую фор­му ди­вер­сан­та­ми, вы­рвав­ши­ми­ся из тю­рем уго­лов­ни­ка­ми.

Ис­пы­та­ния не за­кон­чи­лись

— 3 июля 1944 го­да вой­ска 1-го и 3-го Бе­ло­рус­ских фрон­тов на­нес­ли ре­ша­ю­щий удар по немец­кой груп­пи­ров­ке в рай­оне Мин­ска и к ве­че­ру окон­ча­тель­но сло­ми­ли со­про­тив­ле­ние вра­га. Но вой­на еще про­дол­жа­лась…

— Ис­пы­та­ния мин­чан 3 июля, ко­неч­но, не за­кон­чи­лись. Го­род был бук­валь­но на­чи­нен под­рыв­ны­ми сред­ства­ми. До 20-х чи­сел июля он под­вер­гал­ся неод­но­крат­ным бом­бар­ди­ров­кам немец­кой авиа­ци­ей. Со­хра­ня­лась опас­ность и со сто­ро­ны на­зем­ных войск противника. По­сколь­ку круп­ные со­вет­ские во­ин­ские со­еди­не­ния ушли даль­ше на за­пад, все стра­те­ги­че­ски важ­ные объ­ек­ты оста­лись фак­ти­че­ски без при­кры­тия. Вос­поль­зо­вав­шись этим, не­боль­шие груп­пы нем­цев, ко­то­рых еще нема­ло оста­ва­лось в окрест­ных ле­сах, на­ча­ли про­ни­кать в Минск, рас­счи­ты­вая раз­вер­нуть ди­вер­си­он­ную де­я­тель­ность. Несколь­ко раз со­вер­ша­лись под­жо­ги До­ма пра­ви­тель­ства, а в кон­це сен­тяб­ря в го­ро­де за­дер­жа­ли па­ра­шю­ти­стов-ди­вер­сан­тов, ко­то­рых нем­цы го­то­ви­ли из чис­ла со­вет­ских под­рост­ков. Од­на­ко это уже бы­ли по­ту­ги об­ре­чен­ных. Минск вы­сто­ял и по­бе­дил.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.