БАЙ­КАЛ ЗА­СО­СА­ЛА ОПАС­НАЯ ТРЯ­СИ­НА

Озе­ру гро­зит круп­ней­шая эко­ло­ги­че­ская ка­та­стро­фа

MK Estonia - - МК-ОТДЫХ - Ана­ста­сия ГНЕДИНСКАЯ. На­та­лья ВЕДЕНЕЕВА.

ЭКО­ЛО­ГИ И ВЛА­СТИ БУ­РЯ­ТИИ БЬЮТ ТРЕ­ВО­ГУ: ПО СЛО­ВАМ ГЛА­ВЫ РЕ­ГИ­О­НА ВЯ­ЧЕ­СЛА­ВА НА­ГО­ВИ­ЦЫ­НА, ЗА ПО­СЛЕД­НИЙ ГОД УРО­ВЕНЬ ВО­ДЫ В БАЙ­КА­ЛЕ УПАЛ НА 40 САН­ТИ­МЕТ­РОВ. Колодцы в сто­я­щих по бе­ре­гам озе­ра по­сел­ках вы­сох­ли, из-за че­го вла­сти Бу­ря­тии да­же го­то­вы объ­явить ре­жим ЧС. Впро­чем, спе­ци­а­ли­сты ир­кут­ско­го Лим­но­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та утвер­жда­ют, что на дан­ный мо­мент уро­вень во­ды в озе­ре на 11 сан­ти­мет­ров вы­ше раз­ре­шен­но­го пра­ви­тель­ствен­ным по­ста­нов­ле­ни­ем. А неболь­шое об­мель­ча­ние Бай­ка­ла про­ис­хо­дит каж­дую зи­му. «Свя­за­но это с тем, что во­да, ко­то­рая мог­ла бы по­пасть в озе­ро с до­ждя­ми, оста­ет­ся на бе­ре­гах в ви­де сне­га», — объ­яс­ня­ет ди­рек­тор ин­сти­ту­та Ми­ха­ил Гра­чев. Впро­чем, эко­ло­ги­че­ская ка­та­стро­фа озе­ру все же гро­зит. Мел­ко­во­дье у бе­ре­гов за­се­ли­ла во­до­росль спи­ро­ги­ра. Во­да в неко­то­рых ме­стах пре­вра­ти­лась в зе­ле­ный ки­сель, а по­бе­ре­жье за­га­же­но гни­ю­щим ков­ром из раз­ла­га­ю­щей­ся рас­ти­тель­но­сти. Мо­жет ли са­мое глу­бо­кое озе­ро на пла­не­те пре­вра­тить­ся в бо­ло­то? Ка­кие уни­каль­ные ви­ды бай­каль­ской фа­у­ны мы рис­ку­ем по­те­рять в бли­жай­шее вре­мя? И по­че­му в этой ис­то­рии за­ме­шан обыч­ный сти­раль­ный по­ро­шок? Об этом «МК» рас­ска­за­ли ди­рек­тор Лим­но­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та Си­бир­ско­го от­де­ле­ния РАН Ми­ха­ил Гра­чев и за­ве­ду­ю­щий ла­бо­ра­то­ри­ей био­ло­гии вод­ных бес­по­зво­ноч­ных Олег Тимошкин.

Те, кто хоть раз был на Бай­ка­ле, на­вер­ня­ка за­пом­ни­ли чи­стей­шие пес­ча­ные пля­жи или ка­ме­ни­стые за­лив­чи­ки, где, от­плы­ви ты хоть на де­сят­ки мет­ров, бу­дет вид­но дно. Ва­ши де­ти ско­рее все­го этих кра­сот уже не уви­дят. За по­след­ние несколь­ко лет при­бреж­ный пей­заж, мяг­ко го­во­ря, несколь­ко из­ме­нил­ся.

«Те­перь там ле­жит био­мас­са из гни­ю­щих во­до­рос­лей, в неко­то­рых ме­стах — в метр тол­щи­ной. Ко­гда под­хо­дишь на лод­ке к бе­ре­гу, еще за 20 мет­ров ам­бре та­кое, что хо­чет­ся заткнуть нос. И все это на про­тя­же­нии де­сят­ков ки­ло­мет­ров» — та­кую кар­ти­ну ри­су­ет Олег Тимошкин.

— Каж­дый год, про­во­дя экс­пе­ди­ции, мы ви­де­ли до­ста­точ­но бла­го­по­луч­ную кар­ти­ну: из Бай­ка­ла не ис­чез ни один вид жи­вых ор­га­низ­мов. По­след­няя круп­ная ка­та­стро­фа, ко­то­рая за­тро­ну­ла всю эко­си­сте­му озе­ра, про­изо­шла в 1987 го­ду. Это бы­ла бо­лезнь нер­пы. С тех пор и до 2011-го го­да се­рьез­ных про­блем не бы­ло. Бы­ли, ко­неч­но, ло­каль­ные из­ме­не­ния, но они не за­тра­ги­ва­ли всю эко­си­сте­му Бай­ка­ла. А дан­ное яв­ле­ние — за­рас­та­ние бе­ре­го­вой ли­нии во­до­рос­лью спи­ро­ги­ра — за­тра­ги­ва­ет, — объ­яс­ня­ет Ми­ха­ил Гра­чев. — На­до ска­зать, что эта во­до­росль все­гда жи­ла в Бай­ка­ле. Но в неболь­ших ко­ли­че­ствах. Сей­час же ее ста­ло очень мно­го, осо­бен­но в рай­о­нах ту­ри­сти­че­ских баз и по­сел­ков, где рас­по­ло­же­ны хо­зяй­ствен­ные объ­ек­ты. На­при­мер, око­ло го­ро­да Се­ве­робай­каль­ска, Слю­дян­ки, Ба­буш­ки­на.

— Это нит­ча­тая во­до­росль, тем­но­зе­ле­ная, по­хо­жая на ти­ну. Жи­вет на са­мом уре­зе во­ды. Ск­лиз­кая и на ред­кость про­тив­ная суб­стан­ция. Ко­гда че­ло­век вхо­дит в Бай­кал, он обя­за­тель­но на ней по­скольз­нет­ся и упа­дет. Во вре­мя штор­ма ее вы­бра­сы­ва­ет на

У МОС­КОВ­СКО­ГО ИХ­ТИО­ЗАВ­РА НА­ШЕЛ­СЯ РОД­СТВЕН­НИК В ШОТЛАНДИИ?

У двух на­хо­док по­хо­жая исто­рия: и в Москве, и в Шотландии ока­ме­не­ло­сти бы­ли най­де­ны за­дол­го до то­го, как уче­ным уда­лось опи­сать их и уста­но­вить при­над­леж­ность к опре­де­лен­но­му ви­ду древ­них жи­вот­ных. По сло­вам шот­ланд­ских уче­ных, ко­сти их реп­ти­лии бы­ли най­де­ны па­ле­он­то­ло­гом-лю­би­те­лем еще 50 лет на­зад и до по­след­не­го вре­ме­ни хра­ни­лись в за­пас­ни­ках му­зея Глаз­го. Лишь недав­но их изу­чи­ли и вы­яс­ни­ли, что они при­над­ле­жа­ли су­ще­ству, оби­тав­ше­му 150– 170 млн лет на­зад в рай­оне ост­ро­ва Скай, на-

МосКва

санК­тПе­теР­буРг

бе­рег, где она на­чи­на­ет гнить и ис­то­чать непри­ят­ный за­пах. Во­да у бе­ре­гов ис­пор­ти­лась. Ее не пьют да­же ко­ро­вы! – объ­яс­ня­ет Олег Тимошкин.

Впер­вые ир­кут­ские лим­но­ло­ги об­на­ру­жи­ли мощ­ные за­рос­ли спи­ро­ги­ры в рай­оне по­сел­ка Листвян­ка в 2011 го­ду. С тех пор бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но еще пять экс­пе­ди­ций. И по­сле каж­дой кар­ти­на ри­со­ва­лась все бо­лее удру­ча­ю­щая.

— По­след­няя экс­пе­ди­ция, про­во­див­ша­я­ся этой осе­нью, бы­ла меж­ду­на­род­ной. В ней участ­во­ва­ли 50 че­ло­век, в том чис­ле спе­ци­а­ли­сты из Но­вой Зе­лан­дии и Ни­дер­лан­дов. Це­лью ис­сле­до­ва­ний бы­ло вы­яс­нить, на­сколь­ко ши­ро­ко спи­ро­ги­ра рас­про­стра­ни­лась по пе­ри­мет­ру Бай­ка­ла, и най­ти чи­стые от нее точ­ки, — объ­яс­ня­ет Олег Ана­то­лье­вич.

— Да, чи­сты­ми ока­за­лись при­мер­но 30– 40% по­бе­ре­жья, на­чи­ная с мы­са Ело­хин — это се­ве­ро-за­пад озе­ра. А вот во­сточ­ное по­бе­ре­жье озе­ра прак­ти­че­ски все до глу­би­ны в 15– 20 мет­ров под­вер­же­но за­рас­та­нию.

— Ис­чез­но­ве­ни­ем мно­гих эн­де­мич­ных ви­дов. А по ко­ли­че­ству та­ко­вых Бай­ка­лу нет ана­ло­гов сре­ди дру­гих озер. И что са­мое пе­чаль­ное, до 60% этих уни­каль­ных жи­вых ор­га­низ­мов оби­та­ет имен­но в уз­кой при­бреж­ной зоне, где и обос­но­ва­лась спи­ро­ги­ра. На­при­мер, эн­де­мич­ный бы­чок-жел­то­крыл­ка при­вык нере­стить­ся под го­лы­ми кам­ня­ми. Сей­час же, ко­гда он при­хо­дит на свои при­выч­ные ме­ста нере­ста, там все по­кры­то спи­ро­ги­рой. Дру­гой при­мер: во вре­мя на­шей по­след­ней экс­пе­ди­ции ино­стран­ных уче­ных ин­те­ре­со­ва­ли эн­де­мич­ные кла­до­фо­ро­вые во­до­рос­ли. Что­бы до­стать их об­раз­цы, ак­ва­лан­ги­стам при­хо­ди­лось бук­валь­но про­ди­рать­ся че­рез ко­вер спи­ро­ги­ры. хо­дя­ще­го­ся в ар­хи­пе­ла­ге Внут­рен­ние Гебри­ды к за­па­ду от Шотландии. Дли­на жи­вот­но­го со­став­ля­ла 4,5 мет­ра.

боль­ше го­да на­зад он с кол­ле­га­ми так­же опи­сал древ­не­го оби­та­те­ля мос­ков­ских мо­рей позд­не­юр­ско­го вре­ме­ни (око­ло 150 млн лет на­зад). Это был пер­вый их­тио­завр Моск­вы, ко­то­ро­го на­зва­ли ун­до­ро­зав­ром Тра­ут­шоль­да — по фа­ми­лии па­ле­он­то­ло­га, пер­вым об­на­ру­жив­ше­го остан­ки еще в XIX ве­ке. До недав­не­го вре­ме­ни та­кие

ве­сен­няя

лит­ва!

день По­бе­ды. МосКва

Ка­Ре­лия

Но силь­нее все­го раз­рас­та­ние этой во­до­рос­ли от­ра­зи­лось на бай­каль­ских губ­ках.

— С за­ли­вом Лист­вен­нич­ный уже про­изо­шла ка­та­стро­фа. В за­лив Боль­шие Ко­ты она вот-вот при­дет. Рань­ше эти за­ли­вы бы­ли пол­но­стью по­кры­ты эн­де­мич­ны­ми губ­ка­ми. Са­мая кра­си­вая из них — вет­ви­стая. Она до­сти­га­ет по­лу­то­ра мет­ров в вы­со­ту, при­чем, что­бы она вы­рос­ла все­го на один сан­ти­метр, тре­бу­ет­ся це­лый год. Сей­час этих гу­бок по­чти не оста­лось. По ре­зуль­та­там 41-го по­гру­же­ния ока­за­лось, что в за­ви­си­мо­сти от ме­ста от 30 до 100% гу­бок ли­бо бо­ле­ли, ли­бо бы­ли мерт­вы. Три го­да на­зад мы та­кой кар­ти­ны не на­блю­да­ли. Это очень се­рьез­ный сиг­нал от озе­ра, что оно боль­но.

При­чи­на «бе­шен­ства» спи­ро­ги­ры, как пред­по­ла­га­ют уче­ные, — обыч­ные сти­раль­ные по­рош­ки.

— По­чти все по­рош­ки, про­да­ю­щи­е­ся сей­час в Рос­сии, со­дер­жат фос­фор, ко­то­рый яв­ля­ет­ся удоб­ре­ни­ем. Его пе­ре­из­бы­ток в во­де при­во­дит к некон­тро­ли­ру­е­мо­му ро­сту во­до­рос­лей. Че­ло­век «вы­бра­сы­ва­ет» в окру­жа­ю­щую сре­ду с фе­ка­ли­я­ми в год око­ло ки­ло­грам­ма фос­фо­ра, а со сти­раль­ны­ми по­рош­ка­ми — в 3–5 раз боль­ше, — объ­яс­ня­ет Ми­ха­ил Гра­чев.

— Не со­всем так. Нач­нем с то­го, что ту­ри­сты хо­дят в туа­лет. Ба­зы сто­ят у кром­ки во­ды, ни­ка­кой ка­на­ли­за­ции там нет. От­хо­ды со­би­ра­ют­ся в тэн­ки, со­дер­жи­мое ко­то­рых по­том по­па­да­ет в Бай­кал. Что ка­са­ет­ся по­рош­ков, то за по­след­ние го­ды у нас рез­ко воз­рос­ло их при­ме­не­ние: рань­ше мы на­би­ва­ли бе­льем на­ход­ки бы­ло труд­но опи­сы­вать по при­чине от­сут­ствия ма­те­ри­а­ла для срав­не­ния. В по­след­ние 10 лет бо­лее пол­ные остан­ки, це­лые ске­ле­ты, ста­ли на­хо­дить в раз­ных стра­нах, и у уче­ных по­яви­лась воз­мож­ность срав­ни­вать их и опре­де­лять при­над­леж­ность.

НО­ВОЕ СРЕД­СТВО ОТ ДЕ­ПРЕС­СИИ ИС­ПЫ­ТА­ЛИ В БАС­СЕЙНЕ

Ве­ще­ства­ми, ко­то­рые лег­ли в ос­но­ву фор­му­лы но­во­го ле­кар­ства, ста­ли ва­ра­ци­ны, вы­де­ля­е­мые мор­ски­ми су­ще­ства­ми ас­ци­ди­я­ми. Это очень ма­лень­кие жи­вот­ные, ко­то­рые обыч­но при­рас­та­ют к под­вод­ным кам­ням и дру­гим по­верх­но­стям. Их при­род­ные ва­ра­ци­ны очень ток­сич­ны, син­те­ти­че­ский же их ана­лог ли­ши­ли это­го свой­ства.

Для апро­ба­ции ан­ти­де­прес­сан­тов су­ще­ству­ет ос­нов­ной тест: мы­шей с вве­ден­ным ве­ще­ством бро­са­ют в бас­сейн с во­дой и за-

Ка­зань!

— Пер­вое, что нуж­но сде­лать, — это за­пре­тить при­ме­не­ние фос­фор­со­дер­жа­щих по­рош­ков для стир­ки и мы­тья по­су­ды. При­чем на всей тер­ри­то­рии Рос­сии, — го­во­рит Ми­ха­ил Гра­чев. — Сти­раль­ные сред­ства с фос­фо­ром не при­ме­ня­ют в Ев­ро­пе, в по­ло­вине шта­тов Аме­ри­ки. Олег Тимошкин до­бав­ля­ет: — По­хо­жая си­ту­а­ция бы­ла в Япо­нии 50 лет на­зад на озе­ре Би­ва — са­мом боль­шом прес­но­вод­ном озе­ре в Стране вос­хо­дя­ще­го солн­ца. Там до то­го на­сли­ва­лись сточ­ных вод, что лю­ди на­ча­ли бо­леть. Но ко­гда уче­ные объ­яс­ни­ли об­ще­ствен­но­сти и жи­те­лям, что пробле­ма свя­за­на с те­ми са­мы­ми по­рош­ка­ми, япон­ские жен­щи­ны ор­га­ни­зо­ва­ли мыль­ное дви­же­ние. Во всех круп­ные го­ро­дах они раз­да­ва­ли ли­стов­ки, в ко­то­рых бы­ло на­пи­са­но: пре­кра­ти­те ис­поль­зо­вать сти­раль­ные по­рош­ки с фос­фа­та­ми, они уби­ва­ют Би­ву. И они до­би­лись сво­е­го: хи­ми­че­ские ком­па­нии по­тер­пе­ли урон и боль­ше та­кие мо­ю­щие сред­ства не про­из­во­дят.

— Все воз­мож­но, — от­ве­ча­ет Тимошкин. - Но по­ка это­го не про­изо­шло, на­до обя­зать все хи­ми­че­ские ком­па­нии на­пи­сать на упа­ков­ках по­рош­ков круп­ны­ми бук­ва­ми: «со­дер­жа­щи­е­ся в дан­ном сред­стве ве­ще­ства уби­ва­ют Бай­кал». Как на пач­ках си­га­рет. Нуж­но объ­яс­нить мест­но­му на­се­ле­нию, по­че­му они вред­ны, и убе­дить лю­дей не по­ку­пать та­кие сред­ства.

— Нет, нуж­но ре­шать про­бле­му с очист­ны­ми со­ору­же­ни­я­ми, - го­во­рит Гра­чев. В иде­а­ле хо­ро­шо бы по­стро­ить по­ряд­ка де­ся­ти но­вых. Их у нас в стране стро­ить уме­ют, но на это нуж­но до­воль­но мно­го де­нег. Де­ло в том, что уби­рать фос­фор из сточ­ных вод мо­гут толь­ко спе­ци­аль­ные, очень до­ро­гие очист­ные со­ору­же­ния. По­это­му го­раз­до про­ще убрать фос­фор из сти­раль­ных по­рош­ков.

— Нет, все озе­ро в бо­ло­то ни­ко­гда не пре­вра­тит­ся. Спи­ро­ги­ра рас­тет у бе­ре­гов, на глу­бин­ные участ­ки — а имен­но они со­став­ля­ют ос­нов­ную пло­щадь Бай­ка­ла — она не за­се­лит­ся. Что ка­са­ет­ся спо­со­бов борь­бы с ней, та­ко­го, что­бы сде­ла­но не бы­ло со­всем ни­че­го, я пред­ста­вить не мо­гу. Уже сей­час по­яви­лись про­стые лю­ди, ко­то­рые под­би­ра­ют спи­ро­ги­ру по бе­ре­гу.

— Бай­кал — уни­каль­ная эко­си­сте­ма, как она от­ре­а­ги­ру­ет на те или иные из­ме­не­ния, мы не зна­ем, — от­ве­ча­ет Олег Тимошкин. — Ес­ли пре­кра­тит­ся по­ступ­ле­ние био­ге­нов, тео­ре­ти­че­ски спи­ро­ги­ра долж­на уй­ти. А что ка­са­ет­ся вос­ста­нов­ле­ния по­пу­ля­ции гу­бок, на­ше по­ко­ле­ние улуч­ше­ний уже не уви­дит. Что­бы они вы­рос­ли вновь, по­тре­бу­ют­ся сот­ни лет. Но са­мое важ­ное — мы не зна­ем, ка­кое ко­ли­че­ство эн­де­ми­ков уже мог­ло ис­чез­нуть. се­ка­ют вре­мя, ко­то­рое они бу­дут на­хо­дить­ся в непо­движ­но­сти от пер­вич­но­го шо­ка. Мы­ши, по­лу­чив­шие инъ­ек­цию, быст­рее на­чи­на­ют «от­ми­рать» и пус­ка­ют­ся в пла­ва­нье. Так же про­изо­шло и с мы­ша­ми, на ко­то­рых опро­бо­ва­ли но­вое ве­ще­ство ТС-2153. Они на­чи­на­ли плыть го­раз­до быст­рее кон­троль­ных осо­бей, не по­лу­чав­ших ле­кар­ство от де­прес­сии. Впро­чем, та­кая же ре­ак­ция бы­ла у мы­шей и на дру­гие ана­ло­гич­ные за­пад­ные пре­па­ра­ты. Но рос­сий­ский ока­зал­ся со­вер­шен­нее: он не вы­зы­вал нега­тив­ных по­боч­ных эф­фек­тов.

— По­ка нель­зя с пол­ной уве­рен­но­стью го­во­рить о том, что ТС-2153 ста­нет иде­аль­ным ан­ти­де­прес­сан­том для лю­дей. Мы его ис­пы­та­ли толь­ко на мы­шах, по­лу­чи­ли об­на­де­жи­ва­ю­щие ре­зуль­та­ты, ко­то­ры­ми за­ин­те­ре­со­ва­лись и на­ши аме­ри­кан­ские кол­ле­ги. Но ис­сле­до­ва­ния про­дол­жа­ют­ся, мы долж­ны убе­дить­ся, что пре­па­рат не даст по­боч­ных эф­фек­тов и по­сле 5–10 лет при­ме­не­ния.

Мас­со­вое цве­те­ние спи­ро­ги­ры в бух­те Боль­шие Ко­ты.

Остан­ки их­тио­зав­ра, очень по­хо­же­го по опи­са­нию на тех, что оби­та­ли 150 мил­ли­о­нов лет на­зад на тер­ри­то­рии ны­неш­ней Моск­вы, на­шли уче­ные из Эдин­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. За­пад­ное чу­ди­ще, ко­то­рое по­лу­чи­ло на­зва­ние Dearcmhara Shawcrossi, оби­та­ло в оке­ане непо­да­ле­ку от со­вре­мен­ной Шотландии.

По сло­вам до­цен­та фа­куль­те­та эко­ло­гии и сер­ви­са Са­ра­тов­ско­го го­су­дар­ствен­но­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та Мак­си­ма АР­ХАН­ГЕЛЬ­СКО­ГО,

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.