СИ­РИЙ­СКАЯ МО­НА­ХИ­НЯ: «Я ВИ­ДЕ­ЛА ЦЕ­ЛЫЕ ОЗЕ­РА КРО­ВИ»

Ма­туш­ка Аг­несс Ма­ри­ам в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью рас­ска­за­ла о сек­су­аль­ных звер­ствах бо­е­ви­ков ИГИЛ

MK Estonia - - ЭКСКЛЮЗИВ - Тех­ни­ка и аму­ни­ция у бо­е­ви­ков на по­ря­док луч­ше, чем у ар­мии пра­ви­тель­ства Си­рии. Ева МЕРКАЧЕВА.

ЛИШЬ НЕМНО­ГИЕ ЗНА­ЮТ О ТОМ, ЧТО В ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО­СТИ ТВО­РИТ­СЯ НА ТЕР­РИ­ТО­РИИ СИ­РИИ, ЗА­ХВА­ЧЕН­НОЙ ИГИЛ (ОР­ГА­НИ­ЗА­ЦИЯ ЗА­ПРЕ­ЩЕ­НА НА ТЕР­РИ­ТО­РИИ РФ). В их чис­ле ос­но­ва­тель­ни­ца мо­на­сты­ря, но­ми­нант на Но­бе­лев­скую пре­мию ми­ра ма­туш­ка Аг­несс Ма­ри­ам ас-Са­либ. Мо­на­хи­ня на про­тя­же­нии по­след­них лет со­би­ра­ла до­ку­мен­таль­ные до­ка­за­тель­ства зверств бо­е­ви­ков. «Я ви­де­ла озе­ра кро­ви», — го­во­рит она. Жен­щи­на про­ве­ла це­лое рас­сле­до­ва­ние и вы­яс­ни­ла, что та­кое на са­мом де­ле сексуальный джи­хад и как тер­ро­ри­сты тор­гу­ют детьми. Ма­туш­ка Аг­несс Ма­ри­ам — один из глав­ных вра­гов ИГИЛ, и за ее го­ло­ву бо­е­ви­ки на­зна­ча­ют бас­но­слов­ную це­ну.

— С ка­ко­го мо­мен­та вы ста­ли со­би­рать до­ку­мен­таль­ные до­ка­за­тель­ства зверств бо­е­ви­ков?

— Я от­пра­ви­лась в Хомс в но­яб­ре 2011 го­да. В за­пад­ных СМИ го­во­ри­лось о мир­ных де­мон­стран­тах, ко­то­рые вы­сту­па­ли за «Ис­лам­ское го­су­дар­ство». В ре­аль­но­сти это бы­ли взво­ды смерт­ни­ков. Их це­лью бы­ло се­ять на­си­лие, па­ра­ли­зо­вать мир­ную жизнь го­ро­да. За один день я уви­де­ла в боль­ни­це бо­лее 100 тру­пов. Я ви­де­ла це­лые озе­ра кро­ви. У ме­ня есть все ви­део­за­пи­си. У вас из глаз по­те­чет кровь, ес­ли вы их все про­смот­ри­те. Это кар­ти­ны тер­ро­ра. Я его фак­ти­че­ский сви­де­тель. По­том на За­па­де го­во­ри­ли, что это Асад все устро­ил, но у ме­ня есть спис­ки мерт­вых — 75% из них это сол­да­ты пра­ви­тель­ства! Их уби­ли, что­бы де­ста­би­ли­зи­ро­вать об­ста­нов­ку и устра­нить власть Аса­да. В тот мо­мент не­по­нят­но еще бы­ло, что это за лю­ди, ко­то­рые устро­и­ли рез­ню.

— Зна­е­те, что про­ис­хо­дит сей­час на тер­ри­то­рии ИГИЛ?

— Об­ще­ствен­ной жиз­ни как та­ко­вой в ИГИЛ нет. Все кру­тит­ся во­круг ме­че­ти, ку­да жен­щи­нам хо­дить нель­зя. Там все на­столь­ко жест­ко, что каз­ни про­ис­хо­дят еже­днев­но. К при­ме­ру, ес­ли вы за­ку­ри­ли — вам рубят паль­цы. Там недав­но де­воч­ку од­ну за­би­ли пал­ка­ми за то, что она от­кры­ла про­филь в Фейс­бу­ке.

У них есть офи­ци­аль­ный обы­чай — из­на­си­ло­ва­ние жен­щи­ны, ко­то­рая не со­блю­да­ет пра­ви­ла ис­ла­ма. Се­ст­ра, мать, доч­ка — не важ­но. Это на­зы­ва­ет­ся сексуальный джи­хад.

Один из их ли­де­ров из­на­си­ло­вал 700 жен­щин в си­рий­ском ре­ги­оне, где да­же не уста­нов­ле­на власть ИГИЛ. Он каж­дый день хо­дит по до­мам. Его на­бе­ги бы­ли неожи­дан­ны, и ему ни­кто не мог дать от­пор. У ме­ня есть сви­де­тель­ства то­му кош­ма­ру, что он на­тво­рил.

В дей­стви­тель­но­сти сексуальный джи­хад — это толь­ко при­кры­тие их раз­вра­щен­но­го со­зна­ния и те­ла. Они та­ким об­ра­зом не мсти­ли, а про­сто удо­вле­тво­ря­ли свои по­треб­но­сти.

— Раз­ве все это со­от­но­сит­ся с их тра­ди­ци­я­ми?

— В ИГИЛ на­учи­лись их об­хо­дить. У них есть та­кое по­ня­тие, как сва­дьба на 2–3 ча­са. Что­бы не на­ру­шать за­ко­ны ис­ла­ма, они же­нят­ся, раз­вле­ка­ют­ся с де­вуш­кой, а по­том раз­во­дят­ся и пе­ре­да­ют ее по це­поч­ке. Сно­ва на 2–3 ча­са. По су­ти, это про­сти­ту­ция.

У ме­ня есть пла­кат из од­но­го на­се­лен­но­го пунк­та, ко­то­рый ИГИЛ недав­но по­ки­ну­ла. Там гра­фик ис­поль­зо­ва­ния жен­щин­про­сти­ту­ток.

— Что имен­но там ука­за­но?

— С 10 до 11 — Фа­ти­ма, с 11 до 12 — Лей­ла, и т.д. У этих жен­щин, есте­ствен­но, нет вы­бо­ра. Их про­сто на­си­лу­ют. Ино­гда они бе­рут ма­лень­ких де­во­чек. У них счи­та­ют­ся при­ем­ле­мы­ми по­ло­вые свя­зи с 9 лет. Кста­ти, в ИГИЛ сей­час на­блю­да­ет­ся мас­со­вое мно­го­жен­ство — же­нят­ся на де­воч­ках, ко­то­рым 9, 10, 11 лет. Мно­гие из них вско­ре уми­ра­ют. Их ор­га­низм не вы­дер­жи­ва­ет. Но это ма­ло ко­го вол­ну­ет из меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций.

Еще в ИГИЛ есть ры­нок, где они тор­гу­ют людь­ми. Ту­да при­ез­жа­ют шей­хи, щу­па­ют ра­бов, за­гля­ды­ва­ют им в рот, тро­га­ют грудь, но­ги — все, как в ки­но. В ка­че­стве то­ва­ра бы­ва­ют не толь­ко жен­щи­ны, но и муж­чи­ны. И сно­ва меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство ни­че­го не де­ла­ет с этим.

У ме­ня есть сви­де­тель­ства, что в Иор­да­нии (где ИГИЛ не пра­вит) каж­дый день про­хо­дит так на­зы­ва­е­мый ры­нок си­рий­ских невест или си­рий­ских сва­деб. При­во­зят из Си­рии

де­во­чек, жен­щин на про­да­жу. Очень мно­го.

— Ка­кую це­ну за них на­зна­ча­ют?

— Ино­гда это мо­жет быть все­го лишь 50 дол­ла­ров.

— Рус­ские жен­щи­ны по­па­да­ют на та­кие рын­ки?

— Нет. Я ни ра­зу не слы­ша­ла об этом. Бо­е­ви­ки идут за сво­и­ми жерт­ва­ми имен­но в Си­рию, при­чем в та­кие рай­о­ны, где про­жи­ва­ют опре­де­лен­ные эт­ни­че­ские груп­пы.

— Но они бе­рут в плен и ев­ро­пей­цев, ко­то­рые ока­за­лись на тер­ри­то­рии Си­рии?

— Я слы­ша­ла о взя­тии в плен пра­во­за­щит­ни­ков из Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции. Я не знаю, го­во­рят ли они прав­ду, я не знаю, на­си­ло­ва­ли ли их. Но по ви­ду неко­то­рых из них мож­но ска­зать, что они дей­стви­тель­но по­па­ли в та­кую пе­ре­дря­гу.

— Вы пы­та­лись спа­сти ко­го-то из вы­став­лен­ных на про­да­жу?

— Я встре­ча­лась с людь­ми из НКО, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся этим во­про­сом. Они пла­тят день­ги и вы­ку­па­ют лю­дей. Им уда­ет­ся это в Ира­ке, Иор­да­нии, но не в Си­рии, по­то­му что ИГИЛ у нас — это очень изо­ли­ро­ван­ная струк­ту­ра. ИГИЛ за­ня­ла пустынные ре­ги­о­ны Си­рии, и с ней труд­но ве­сти ком­му­ни­ка­ции.

— Вы пы­та­лись?

— Я да­же пы­тать­ся не бу­ду, по­то­му что я их не счи­таю за лю­дей.

— Те звер­ства, о ко­то­рых вы рас­ска­зы­ва­е­те, в здра­вом уме не со­вер­шить. В ИГИЛ ис­поль­зу­ют нар­ко­ти­ки?

— Аб­со­лют­но точ­но. Ча­ще все­го это опи­ум и таб­лет­ки под на­зва­ни­ем кеп­та­гон (они уско­ря­ют ре­ак­цию, хо­чет­ся все вре­мя дви­гать­ся, уси­ли­ва­ют агрес­сию и т.д.) Таб­лет­ки де­ла­ют и по­став­ля­ют, по мо­им дан­ным, из Са­у­дов­ской Ара­вии.

— Как из­ме­ни­лось от­но­ше­ние к хри­сти­а­нам в Си­рии с на­ча­ла граж­дан­ской вой­ны? Они ведь и так все­гда со­став­ля­ли мень­шин­ство на фоне му­суль­ман.

— В прин­ци­пе, Си­рия — это свет­ское го­су­дар­ство. Та­ких стран в араб­ском ми­ре вы боль­ше не най­де­те. Го­су­дар­ство при­ня­ло по­пыт­ки оди­на­ко­во за­щи­щать пред­ста­ви­те­лей всех ре­ли­гий. Я жи­ву в Си­рии 20 лет. И ко­гда-то там го­во­рить о ка­ких-ли­бо ре­ли­ги­оз­ных раз­ли­чи­ях офи­ци­аль­но яв­ля­лось го­су­дар­ствен­ным пре­ступ­ле­ни­ем. Так бы­ло до недав­них пор. Те­перь все из­ме­ни­лось.

Ко­гда-то в Си­рии все жен­щи­ны бы­ли оде­ты, как на За­па­де, и вы не уви­де­ли бы их в чад­ре да­же в де­рев­нях. Сей­час вы, на­про­тив, вряд ли встре­ти­те де­вуш­ку без па­ран­джи и чад­ры, без ни­ка­ба. Они сей­час за­ку­та­ны. Это со­от­вет­ству­ет ви­де­нию жен­щи­ны ИГИЛ. Я за­до­ку­мен­ти­ро­ва­ла фак­ты, ко­гда в ре­ги­о­нах Си­рии жен­щи­нам пла­ти­ли боль­шие день­ги, что­бы они оде­ва­лись в со­от­вет­ствии с ис­лам­ским дресс-ко­дом. В обыч­ных си­рий­ских се­мьях за день­ги внед­ря­ют бо­лее жест­кие прин­ци­пы ис­ла­ма. На эту идео­ло­гию (а она вклю­ча­ет в се­бя ре­ли­ги­оз­ную дис­кри­ми­на­цию: «Ес­ли ты не с на­ми, то те­бе до­ро­га на клад­би­ще») бы­ли по­тра­че­ны мил­ли­ар­ды дол­ла­ров.

— Вы вы­яс­ня­ли, за счет ка­ких средств жи­вет ИГИЛ?

— Тут все про­сто. День­ги в ос­нов­ном араб­ских прин­цев и про­да­жи неф­ти. 200 ты­сяч че­ло­век, ко­то­рые пе­ре­вер­ну­ли всю стра­ну, жи­вут на тер­ри­то­рии ИГИЛ без­бед­но. У них при­бо­ры ноч­но­го ви­де­ния, у них эки­пи­ров­ка луч­ше, чем у си­рий­ской ар­мии пра­ви­тель­ства.

Но зна­е­те, кто во всем слу­чив­шем­ся боль­ше все­го ви­но­ват?

— Меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции «Аль-Ка­и­да» и «Бра­тья-му­суль­мане» (кста­ти, при­знан­ные в Рос­сии тер­ро­ри­сти­че­ски­ми)?

— Ви­но­ва­ты за­пад­ные стра­ны. Вме­сто то­го что­бы под­дер­жи­вать и вся­че­ски бла­го­во­лить свет­ско­му Си­рий­ско­му го­су­дар­ству, они за­клю­чи­ли со­юз с «Бра­тья­ми-му­суль­ма­на­ми», и те смог­ли уси­лить роль му­суль­ман­ства в го­су­дар­ствен­ной жиз­ни. Сей­час ис­лам дол­жен за­во­е­вы­вать и управ­лять. Для их ви­де­ния ми­ра ре­ли­гия и го­су­дар­ство — это еди­ное це­лое (а ведь Хри­стос ска­зал на­про­тив: «Цар­ство мое не от ми­ра се­го»).

В Си­рии мы сей­час на­хо­дим­ся в ста­ту­се жертв двух тео­рий за­го­во­ра. За­пад­ные СМИ пи­шут, что про­цесс, ко­то­рый про­ис­хо­дит в Си­рии, — это стрем­ле­ние к де­мо­кра­тии и сво­бо­де. Это боль­шая ложь. Дру­гой за­го­вор со­сто­ит в том, что араб­ские прин­цы-мил­ли­о­не­ры пла­тят ко­лос­саль­ные сум­мы меж­ду­на­род­ным тер­ро­ри­стам, что­бы они шли на гло­баль­ный джи­хад, на ви­ду у За­па­да, с его со­гла­сия и, воз­мож­но, под­держ­кой.

— Но на За­па­де го­во­рят: «Мы не зна­ем, от­ку­да при­шли эти тер­ро­ри­сты. Мы с ни­ми бо­рем­ся!»

— Вот это глав­ная ложь. Они са­ми ини­ци­и­ро­ва­ли рас­про­стра­не­ние ис­ла­мист­ской куль­ту­ры, по­ве­де­ния. По су­ти, про­изо­шел ре­гресс, с ис­то­ри­че­ской точ­ки зре­ния. Это по­чти то же са­мое, ес­ли бы вы ска­за­ли сей­час: «А да­вай­те ин­кви­зи­цию внед­рим, что­бы за­щи­тить пра­ва Хри­ста». И мы па­ли жерт­ва­ми этой по­ли­ти­ки, ко­то­рая шла под лейтмотивом де­мо­кра­тии и сво­бо­ды. В ре­аль­но­сти это бы­ла ис­ла­мист­ская ре­во­лю­ция, це­лью ко­то­рой бы­ло при­ве­сти к вла­сти «Ис­лам­ское го­су­дар­ство». В Си­рии сей­час до­воль­но труд­но. Раз­ви­тие со­бы­тий принимает ши­зо­фре­ни­че­ский ха­рак­тер.

— Вы не бо­и­тесь за свою жизнь? Вам угро­жа­ли?

— В пер­вый раз мне угро­жа­ли в июне 2012 го­да. Го­во­ри­ли, что ме­ня по­хи­тят и сде­ла­ют со мной то, что со все­ми. Мне при­шлось бе­жать из мо­на­сты­ря. Я воз­вра­ща­лась ту­да лишь ко­рот­ки­ми на­ез­да­ми. В Ита­лии пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны при­ста­ви­ли мне служ­бу охра­ны, ко­гда по их ка­на­лам про­шло со­об­ще­ние, что го­то­вит­ся по­ку­ше­ние на ме­ня. В Бель­гии слу­чи­лось то же са­мое — пра­во­охра­ни­тель­ным ор­га­нам по­сту­пи­ла кон­крет­ная ин­фор­ма­ция, что есть угроза мо­ей жиз­ни. Те, кто хо­тел на­пасть на ме­ня, от­но­сят­ся к пред­ста­ви­те­лям дви­же­ния «Бра­тья-му­суль­мане».

ИГИЛ — это про­сто ис­пол­ни­те­ли, бо­е­ви­ки. За ни­ми сто­ят идео­ло­ги, ко­то­рые фор­ми­ру­ют по­ли­ти­ку, и имен­но от них шла угроза.

На са­мом де­ле я счи­таю, что са­ма струк­ту­ра ИГИЛ — это про­сто ро­бот, ис­кус­ствен­ное со­зда­ние. Опа­сать­ся на­до не его, а тех, кто его со­здал. Все очень се­рьез­но. Вам нуж­но чет­ко по­ни­мать, кто сто­ит за эти­ми ужас­ны­ми на­ру­ше­ни­я­ми прав че­ло­ве­ка. Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой мож­но бы­ло уви­деть ли­цо, ви­нов­ное во всем, — Гит­лер. Вы мог­ли ука­зать на него паль­цем и ска­зать: «Это все сде­лал он». А в на­ши дни, ко­гда как та­ко­вые за­пре­ще­ны эт­ни­че­ские чист­ки, за­пре­щен тер­ро­ризм, мы не мо­жет кон­крет­но по­ка­зать на ко­го-то, кто эти за­пре­ты на­ру­ша­ет.

Я не бо­юсь ИГИЛ как та­ко­во­го. Я бо­юсь тех лю­дей (ци­ви­ли­зо­ван­ных, чи­стых), ко­то­рые сто­ят за сбо­ри­щем бо­е­ви­ков, под­ки­ды­ва­ют день­жат, да­ют им по­ру­че­ния, вдох­нов­ля­ют.

В Ин­тер­не­те вы мо­же­те най­ти ви­део­ро­ли­ки об ИГИЛ (я бы на­зва­ла их страш­ной ре­кла­мой). У них очень хо­ро­шие про­дю­се­ры из США, Ан­глии, Фран­ции. Ре­бя­та за­ни­ма­ют­ся про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­кой та­ко­го ма­те­ри­а­ла.

По­то­му я и го­во­рю, что ИГИЛ — это ис­кус­ствен­но со­здан­ное яв­ле­ние. Это боль­шое шоу.

Ко­гда рос­сий­ская ар­мия ата­ко­ва­ла ИГИЛ, что вы по­чув­ство­ва­ли?

— Я бы­ла счаст­ли­ва! Как, в прин­ци­пе, весь си­рий­ский на­род. У нас шла ко­лос­саль­ная вой­на за бу­ду­щее в Си­рии. Нам тре­бо­ва­лась по­мощь той си­лы, ко­то­рая мог­ла бы оста­но­вить этот ужас. Мы бла­го­дар­ны, что Рос­сия от­клик­ну­лась на при­зыв си­рий­ско­го пре­зи­ден­та по­мочь нам в этой войне.

— А в Рос­сии вы чув­ству­е­те се­бя в без­опас­но­сти?

— У вас силь­ное го­су­дар­ство, и оно мо­жет за­щи­тить свое на­се­ле­ние и тех, кто на­хо­дит­ся на его тер­ри­то­рии.

Од­на из хри­сти­ан­ских церк­вей в Си­рии — по­сле то­го, как в ней по­бы­ва­ли бо­е­ви­ки­экс­тре­ми­сты.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.