КА­МЕ­РА ДЛЯ КАМАРЫ

Тем­но­ко­же­го ми­ни­стра про­до­воль­ствия До­нец­кой рес­пуб­ли­ки дер­жат за ре­шет­кой уже боль­ше го­да. Вме­сте с дру­ги­ми чле­на­ми пра­ви­тель­ства

MK Estonia - - РАССЛЕДОВАНИЕ - Ека­те­ри­на САЖНЕВА.

В НЕДАВ­НЕМ ТЕ­ЛЕ­ФОН­НОМ РАЗ­ГО­ВО­РЕ С ПУ­ТИ­НЫМ КАНЦ­ЛЕР ГЕР­МА­НИИ ГОС­ПО­ЖА МЕР­КЕЛЬ ЗА­ЯВИ­ЛА, ЧТО МОСКВА ПРО­СТО ОБЯ­ЗА­НА ПО­ВЛИ­ЯТЬ НА «СЕ­ПА­РА­ТИ­СТОВ ДОН­БАС­СА», ЧТО НА ТЕР­РИ­ТО­РИЮ, КОН­ТРО­ЛИ­РУ­Е­МУЮ ОПОЛ­ЧЕН­ЦА­МИ, ДОЛЖ­НЫ БЫТЬ НЕМЕД­ЛЕН­НО ДО­ПУ­ЩЕ­НЫ МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫЕ НА­БЛЮ­ДА­ТЕ­ЛИ, ЧТО­БЫ ВЫ­ЯС­НИТЬ, НЕ НА­РУ­ША­ЮТ­СЯ ЛИ ТАМ ПРА­ВА ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА.

Тем вре­ме­нем кон­фликт на Укра­ине, по­хо­же, пе­ре­шел в но­вую фа­зу. Вра­гов те­перь ищут не толь­ко в Ки­е­ве, в са­мой ДНР то­же на­ча­лись по­ис­ки внут­рен­них шпи­о­нов. Под мет­лу спец­служб мо­жет по­пасть лю­бой — ми­нистр, мэр, де­пу­тат, спи­кер...

За что в ДНР са­жа­ют тех, кто со­всем недав­но на­хо­дил­ся на вер­шине вла­сти, в кур­се ли про­ис­хо­дя­ще­го гла­ва Алек­сандр За­хар­чен­ко, спо­со­бен ли он пре­кра­тить ре­прес­сии — в на­шем рас­сле­до­ва­нии.

В кон­це про­шло­го го­да в Ин­тер­не­те по­яви­лось скан­даль­ное ви­део: на фоне се­рой тю­рем­ной сте­ны го­во­рит в ка­ме­ру мо­ло­дой му­лат в бе­лом сви­те­ре. Это за­клю­чен­ный Алию Ка­ма­ра, ему 36 лет, он — и.о. ми­ни­стра аг­ро­про­мыш­лен­ной по­ли­ти­ки и про­до­воль­ствия До­нец­кой рес­пуб­ли­ки. С де­каб­ря 2014 го­да на­хо­дит­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре До­нец­ка.

Алию Ка­ма­ра от­кры­то вы­сту­пил в СИЗО с кри­ти­кой то­го, что про­ис­хо­дит се­го­дня в ДНР, за­пи­сал ви­део­об­ра­ще­ние, ко­то­рое вы­ло­жи­ли в Сеть его то­ва­ри­щи, в ре­зуль­та­те это­го быв­ше­му и.о. ми­ни­стра уже­сто­чи­ли ре­жим и пе­ре­ве­ли его в оди­ноч­ную ка­ме­ру.

До­сто­я­ние рес­пуб­ли­ки

На долж­но­сти и.о. ми­ни­стра Ка­ма­ра про­был все­го ни­че­го — три неде­ли. За­тем его об­ви­ни­ли в целой се­рии про­ти­во­прав­ных де­я­ний: пре­ступ­ный сго­вор, хра­не­ние бо­е­при­па­сов, хи­ще­ние мил­ли­о­нов гри­вен и, са­мое глав­ное, вы­воз в неиз­вест­ном на­прав­ле­нии несколь­ких тонн зер­на из го­су­дар­ствен­ных ре­зер­вов...

Осе­нью 2014 го­да это был не про­сто хлеб. Это бы­ла жизнь. В те дни бои в ДНР вплот­ную при­бли­зи­лись к эле­ва­то­рам, где хра­ни­лись за­па­сы зер­на, га­ран­ти­ру­ю­щие про­до­воль­ствен­ную без­опас­ность са­мо­про­воз­гла­шен­ной рес­пуб­ли­ки. «На са­мом вы­со­ком уровне то­гда при­ня­ли, на мой взгляд, очень взве­шен­ное ре­ше­ние — вы­вез­ти зер­но из зо­ны бо­е­вых дей­ствий», — рас­ска­зы­ва­ет жур­на­лист­меж­ду­на­род­ник Ро­ман Ма­не­кин, по де­лу Алию Ка­ма­ра он про­во­дил соб­ствен­ное журналистское рас­сле­до­ва­ние. От­вет­ствен­ность за вы­пол­не­ние важ­ней­шей про­до­воль­ствен­ной за­да­чи воз­ло­жи­ли на ми­ни­стер­ство аг­ро­про­мыш­лен­ной по­ли­ти­ки (АПК) и про­до­воль­ствия ДНР. Гла­вой ве­дом­ства стал 40-лет­ний Алек­сей Красильников. «Си­ту­а­ция с про­до­воль­стви­ем в До­нец­ке ле­том 2014-го бы­ла ка­та­стро­фи­че­ской. Шли бои, часть по­сев­ных зе­мель за­ми­ни­ро­ва­на, не бы­ло тех­ни­ки, лю­ди раз­бе­жа­лись... Сме­ни­лось и ру­ко­вод­ство рес­пуб­ли­ки, вме­сто оста­вив­ше­го До­нецк Бо­ро­дая при­шел Алек­сандр За­хар­чен­ко. Это бы­ло очень слож­ное вре­мя, но все-та­ки уда­лось на­ла­дить бес­плат­ное пи­та­ние нуж­да­ю­щим­ся, 40 ты­сяч че­ло­век кор­ми­ли три ра­за в день. Но для то­го, что­бы взять от­ку­да-то эти про­дук­ты, нуж­но бы­ло сроч­но вос­ста­но­вить де­ло­вые и хо­зяй­ствен­ные свя­зи», — объ­яс­ня­ет Алек­сей Красильников.

Для это­го был со­здан «Ин­ду­стри­аль­ный ОПЛОТ Дон­бас­са» — го­су­дар­ствен­ная кор­по­ра­ция, учре­ди­те­лем ко­то­рой яв­лял­ся аг­рар­ный фонд ДНР при том же ми­ни­стер­стве АПК. Так как в рес­пуб­ли­ке не хва­та­ло жи­вых де­нег и не ра­бо­тал без­нал, то сель­хоз­про­из­во­ди­те­ли по­лу­ча­ли по­мощь — се­ме­на, зап­ча­сти, ком­би­корм по бар­те­ру, рас­пла­чи­ва­ясь в от­вет зер­ном, мя­сом и мо­ло­ком, эти­ми во­про­са­ми в том чис­ле и за­ни­мал­ся ОПЛОТ. Его ком­мер­че­ским ди­рек­то­ром взя­ли Алию Ка­ма­ра.

«Бан­ка ДНР в тот мо­мент не су­ще­ство­ва­ло. Вре­мя бы­ло мут­ное. Бу­маж­ки оформ­ля­лись неряш­ли­во, под­час людь­ми слу­чай­ны­ми. По­это­му де­неж­ные сред­ства за ре­а­ли­зо­ван­ное зер­но, на­сколь­ко мне из­вест­но, пе­ре­да­ва­лись на­лич­ны­ми, — про­дол­жа­ет Ро­ман Ма­не­кин. — Их про­сто при­но­си­ли в ад­ми­ни­стра­тив­ное зда­ние «Ин­ду­стри­аль­но­го ОПЛО-Та Дон­бас­са» в кар­тон­ных ко­роб­ках, что под­твер­жда­ет­ся мно­го­чис­лен­ны­ми по­ка­за­ни­я­ми. При­ни­мать эти день­ги мог Алию или его за­ме­сти­тель».

Но на до­про­се Алию Ка­ма­ра ка­те­го­ри­че­ски от­ри­цал, что брал хоть ка­кие-то сум­мы на­лич­ны­ми. Так что день­ги про­сто... про­па­ли.

Неиз­вест­на да­же точ­ная сум­ма. Мо­жет быть, это бы­ло пять мил­ли­о­нов гри­вен, по неко­то­рым сви­де­тель­ствам — чуть ли не все 200 мил­ли­о­нов (око­ло по­лу­мил­ли­ар­да руб­лей). Сей­час в де­ле офи­ци­аль­но фи­гу­ри­ру­ет по­ряд­ка че­ты­рех с по­ло­ви­ной мил­ли­о­нов ис­чез­нув­ших гри­вен.

Так­же бы­ла яко­бы об­на­ру­же­на круп­ная не­до­ста­ча зер­на на Еле­нов­ском ком­би­на­те хле­бо­про­дук­тов — 2,5 ты­ся­чи тонн. И это в усло­ви­ях про­до­воль­ствен­ной ка­та­стро­фы, ко­гда каж­дый ки­ло­грамм гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи из Рос­сии спа­сал чью-то жизнь...

«Ни­че­го ни­ку­да не ис­чез­ло, — про­дол­жа­ет Алек­сей Красильников. — В то ле­то нам уда­лось со­брать це­лых 700 ты­сяч тонн уро­жая. Во из­бе­жа­ние про­во­ка­ций уро­жай дол­жен бы­ло хра­нить­ся толь­ко на эле­ва­то­рах, пе­ре­ме­ще­ние его бы­ло за­пре­ще­но. Но кол­хоз­ни­ки вре­мен­но оста­ви­ли часть уро­жая у се­бя на то­ку... Из-за пу­та­ни­цы в до­ку­мен­тах как раз это зер­но, 2,5 ты­ся­чи тонн, и бы­ло на­зва­но по­хи­щен­ным при воз­мож­ном уча­стии Алию Ка­ма­ра, ко­то­рый к то­му вре­ме­ни ре­шил за­нять мое ме­сто». В но­яб­ре 2014 го­да Алек­сей Красильников дей­стви­тель­но вы­ехал в Моск­ву в ко­ман­ди­ров­ку и на­зад в ДНР не вер­нул­ся. Как утвер­жда­ет он сей­час, по­то­му что не мог быть пол­но­стью уве­рен­ным в сво­ей без­опас­но­сти.

«Мне ста­ло из­вест­но, что боль­шую часть уро­жая 2014 го­да — 700 ты­сяч тонн — пре­ступ­но вы­вез­ли на Укра­и­ну, в Ма­ри­у­поль. Ка­ким­то неве­ро­ят­ным об­ра­зом его про­пу­сти­ли че­рез укра­ин­ские блок­по­сты. Это как ес­ли бы, пред­став­ля­е­те, Ста­лин про­да­вал про­до­воль­ствие Гит­ле­ру во вре­мя вой­ны... Я знаю, что и в 2015-м про­дол­жа­лось то же са­мое, и мо­гу пред­по­ло­жить, кто в этом за­ме­шан, по­это­му в ДНР мне сей­час воз­вра­та нет».

Ис­пол­нять обя­зан­но­сти ми­ни­стра в от­сут­ствие Кра­силь­ни­ко­ва по­про­сил­ся Алию Ка­ма­ра. По­про­сил­ся сам.

До­нецк — го­род хлеб­ный

«Я бы­ла ка­те­го­ри­че­ски про­тив, ко­гда муж по­шел в по­ли­ти­ку, — рас­ска­зы­ва­ет Ва­ле­рия, же­на Алию. — Он был со­вер­шен­но неис­ку­шен­ным в та­ких иг­рах. Я умо­ля­ла Али­ка, что­бы мы вме­сте с на­шей ма­лень­кой доч­кой со­бра­лись и уеха­ли от все­го это­го... Тем бо­лее что мои ро­ди­те­ли уже пе­ре­бра­лись в Рос­сию. Но муж твер­до ска­зал: ес­ли не я, то кто? Для него бы­ло очень важ­но де­лать что-то на­сто­я­щее, при­не­сти поль­зу рес­пуб­ли­ке, не дать лю­дям го­ло­дать».

«Со­ци­аль­ный хлеб» — это бы­ла пер­вая про­грам­ма, ко­то­рую Алию Ка­ма­ра пы­тал­ся во­пло­тить как но­вый ру­ко­во­ди­тель ве­дом­ства. И она же по­след­няя. «Хле­ба в ДНР хва­тит на всех до но­во­го уро­жая», — объ­явил то­гда Ка­ма­ра во все­услы­ша­ние.

Для объ­ято­го бом­беж­ка­ми До­нец­ка сме­на из 30 че­ло­век вы­пе­ка­ла 27 ты­сяч бу­ха­нок еже­су­точ­но. Око­ло 30% это­го хле­ба счи­та­ли «со­ци­аль­ным», его без на­це­нок от­прав­ля­ли в боль­ни­цы, дет­ские до­ма, ин­тер­на­ты, для ста­ри­ков и ин­ва­ли­дов этот хлеб от­пус­кал­ся по льгот­ной цене. «Муж го­рел ра­бо­той. Алик очень спра­вед­ли­вый, это его глав­ное ка­че­ство, по­это­му он и при­ду­мал этот со­ци­аль­ный хлеб, хо­тя, ко­неч­но, я че­ло­век субъ­ек­тив­ный, ведь я его люб­лю», — горь­ко улы­ба­ет­ся 27лет­няя Ва­ле­рия.

В дет­стве Али­ку по­ста­ви­ли неиз­ле­чи­мый ди­а­гноз — эпи­леп­сия. «Чест­но го­во­ря, я не очень пред­став­ляю, как с та­ким здо­ро­вьем Ка­ма­ра во­об­ще мог за­ни­мать ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти, ведь в лю­бой мо­мент ему мог­ло стать пло­хо. Но мне на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­до­ва­ли взять его на ра­бо­ту в АПК, от­ка­зать­ся я не мог, рес­пуб­ли­ка нуж­да­лась в кад­рах, его про­ве­ри­ли в ми­ни­стер­стве гос­бе­зо­пас­но­сти», — про­дол­жа­ет Алек­сей Красильников, быв­ший аг­ро­про­мыш­лен­ный ми­нистр. «Я не быв­ший, — под­чер­ки­ва­ет он. — Я до сих пор на­сто­я­щий. Ведь Алию так и не на­зна­чи­ли офи­ци­аль­но на мое ме­сто. А ме­ня ни­кто не уволь­нял. Пись­мен­но­го при­ка­за За­хар­чен­ко об этом не бы­ло и нет. Ка­ма­ра хо­тел стать ми­ни­стром, и он, как я счи­таю, стал им са­мо­воль­но. Он был ну­жен, что­бы про­вер­нуть де­неж­ные и зер­но­вые ма­хи­на­ции, а по­том на него все и сва­лить. Со мной бы у них та­ко­го не по­лу­чи­лось, я с 20 лет на ап­па­рат­ной ра­бо­те, знаю, как пле­тут­ся ин­три­ги, — Алию же по­ма­ни­ли кра­си­вым пря­ни­ком и ис­поль­зо­ва­ли», — жест­ко объ­яс­ня­ет Красильников.

Обед под бом­беж­кой

«В пе­ри­од, о ко­то­ром идет речь, вы­стра­и­ва­лась но­вая «си­сте­ма управ­ле­ния», все аре­сты и на­зна­че­ния то­го вре­ме­ни со­гла­со­вы­ва­лись лич­но с Алек­сан­дром За­хар­чен­ко, — пи­шет в сво­ем бло­ге Ро­ман Ма­не­кин. — На пер­вом эта­пе За­хар­чен­ко не знал иных средств вза­и­мо­дей­ствия с нелю­би­мым им чи­нов­ни­че­ством, кро­ме аре­стов». Все­го под следствием в раз­ное вре­мя на­хо­ди­лись по­ряд­ка 10 чле­нов ка­би­не­та, а уж счет про­стым смерт­ным вто­ро­го по­ряд­ка ни­кто и не вел, это ты­ся­чи че­ло­век. Об этом, кста­ти, ре­гу­ляр­но со­об­ща­ли офи­ци­аль­ные укра­ин­ские СМИ. Ко­го по­са­ди­ли. Ко­го и в чем об­ви­ня­ют... И, соб­ствен­но го­во­ря, ес­ли ко­му и на ру­ку эти бес­ко­неч­ные скан­да­лы и ре­прес­сии, то толь­ко ны­неш­ним укра­ин­ским вла­стям.

До­нос на Алию Ка­ма­ра, по­слу­жив­ший пер­во­на­чаль­ным ос­но­ва­ни­ем для воз­буж­де­ния уго­лов­но­го де­ла, на­пи­са­ла Ла­ри­са Грамм, быв­ший ди­рек­тор од­но­го из зер­но­вых эле­ва­то­ров. Ка­ма­ра убрал ее с этой хлеб­ной долж­но­сти. Уво­ле­на жен­щи­на бы­ла 8 де­каб­ря 2014 го­да «за утра­ту до­ве­рия» — сра­зу по­сле это­го гос­по­жа Грамм на­все­гда уеха­ла в Ки­ев, но в спец­служ­бы ДНР бы­ло на­прав­ле­но ее за­яв­ле­ние. И уже 15 де­каб­ря 2014-го Алию Ка­ма­ра за­дер­жа­ли пря­мо на ра­бо­чем ме­сте.

«Мы с двух­лет­ней доч­кой Али­кой каж­дое утро под об­стре­ла­ми от­но­си­ли му­жу еду. Шли че­рез весь го­род, под укра­ин­ской бом­беж­кой, бы­ло очень страш­но...» — вспо­ми­на­ет же­на Ва­ле­рия. Хлеб, ки­пя­ток, слип­ши­е­ся ма­ка­ро­ны, в бюд­же­те рес­пуб­ли­ки не хва­та­ет средств на со­дер­жа­ние еще и зэ­ков. Ка­ме­ры пе­ре­пол­не­ны, и си­дель­цев при­хо­дит­ся кор­мить их же род­ным.

«А суд над му­жем все вре­мя от­кла­ды­ва­ет­ся, пе­ре­но­сит­ся, — пе­ре­жи­ва­ет эта мо­ло­дая жен­щи­на. — Те­перь вот су­дья, как нам ска­за­ли, за­бо­ле­ла сви­ным грип­пом... Они про­сто его до­би­ва­ют. Ко­му это вы­год­но — СБУ, ЦРУ? За все это вре­мя Али­ка се­рьез­но и с во­про­са­ми до­пра­ши­ва­ли один раз и все­го на чет­вер­тый день аре­ста по­лу­чи­ли ис­чер­пы­ва­ю­щие от­ве­ты, из­ви­ни­лись и ска­за­ли, что пре­тен­зий к нему ни­ка­ких... Но муж до сих пор в тюрь­ме! Хо­тя он сроч­но нуж­да­ет­ся в се­рьез­ных ле­кар­ствах, во вра­чах, ко­то­рых про­сто нет в СИЗО...»

За год за­клю­че­ния у Алию Ка­ма­ра слу­чи­лось 16 при­сту­пов эпи­леп­сии. Да­же сле­до­ва­тель по это­му де­лу об­ра­ща­лась с хо­да­тай­ством об из­ме­не­нии ме­ры пре­се­че­ния по­до­зре­ва­е­мо­му по при­чине его се­рьез­ной бо­лез­ни, но под под­пис­ку Алию так и не вы­пу­сти­ли.

По ту сто­ро­ну пра­во­су­дия

От­ча­ян­ное ви­део, ко­то­рое Алию Ка­ма­ра пе­ре­дал из-за ре­шет­ки, дли­лось 16 ми­нут 29 се­кунд. Ка­ма­ра го­во­рит не столь­ко о се­бе, сколь­ко о том, что не за то бо­ро­лись: о гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи из Рос­сии, ко­то­рая раз­во­ро­вы­ва­ет­ся; рас­ту­щих це­нах на про­до­воль­ствен­ные то­ва­ры; о со­здан­ной од­но­пар­тий­ной си­сте­ме и вер­ти­ка­ли вла­сти, ко­то­рая про­ти­во­ре­чит де­мо­кра­тии; о неспра­вед­ли­вых аре­стах; за­пре­тах на про­ве­де­ние ми­тин­гов в До­нец­ке — не­уже­ли про­стые лю­ди не мо­гут от­кры­то вый­ти на пло­щадь Ле­ни­на и рас­ска­зать о том, что их тре­во­жит? А за­чем то­гда все это за­те­я­ли? Что­бы про­сто сме­нить од­ну эли­ту на дру­гую?

Ко­неч­но, про­ще об­ви­нить во всем ла­зут­чи­ков и шпи­о­нов, чем при­знать, что путь, по ко­то­ро­му идут, мо­жет при­ве­сти со­всем в дру­гую сто­ро­ну или во­об­ще в ни­ку­да, но ра­но или позд­но вой­на за­кон­чит­ся. Вот толь­ко кто оста­нет­ся, что­бы и даль­ше стро­ить тот свет­лый и спра­вед­ли­вый мир, о ко­то­ром все меч­та­ли — со­гла­ша­те­ли и при­спо­соб­лен­цы?

Алию Ка­ма­ра с се­мьей.

Алек­сандр За­хар­чен­ко.

Алек­сей Красильников.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.