ПЕ­ЛА­ГЕЯ:

«СКО­РО 30, МНЕ ПО­РА ВЗРОС­ЛЕТЬ!»

MK Estonia - - ЗВУКОВАЯ ДОРОЖКА - На­та­лья МА­ЛА­ХО­ВА.

CУДЬБА ПЕ­ЛА­ГЕИ В НА­ШЕЙ МУ­ЗЫ­КЕ СРОД­НИ В ЧЕМ-ТО КА­ЗУ­САМ ЛЕО­НАР­ДО ДИ КАПРИО С ИХ «ОСКА­РОМ» — ГО­ДА­МИ ВСЕ ВОС­ТОР­ГА­ЮТ­СЯ ТА­ЛАН­ТОМ, НО С НА­ГРА­ДОЙ ЖАДНИЧАЮТ.

И, воз­мож­но, хо­ро­шо, что бла­го­да­ря те­ле­про­ек­ту Пе­ла­гея ока­за­лась на­ко­нец в по­ле за­слу­жен­но­го вни­ма­ния.

Вы­рос не толь­ко ин­те­рес к ее кон­цер­там, су­дя по свод­кам с пло­ща­док стра­ны, но мас­са лю­дей от­кры­ли для се­бя твор­че­ство са­мо­быт­ной пе­ви­цы, рас­про­бо­ва­ли его на вкус и оча­ро­ва­лись тем, как уве­рен­но и лег­ко «пе­ви­ца-душ­ка» охва­ты­ва­ет сво­и­ми лас­ко­вы­ми ру­ка­ми ши­ро­чен­ное рос­сий­ское му­зы­каль­ное по­ле — от аль­тер­на­ти­вы до эст­ра­ды, уве­рен­но чув­ству­ет се­бя и сре­ди ро­ке­ров, и в поп-ту­сов­ке, оста­ет­ся в то же вре­мя аб­со­лют­но су­ве­рен­ным субъ­ек­том в шоу-биз­не­се, ис­по­ве­дуя свой из­люб­лен­ный фолк-рок. О том, как изящ­но ба­лан­си­ро­вать на «гра­ни ми­ров», раз­вле­кать пуб­ли­ку, но не из­ме­нять се­бе, ид­ти по жиз­ни сме­ясь, но ана­ли­зи­руя, Пе­ла­гея рас­ска­за­ла в ин­тер­вью «ЗД», при­няв по­здрав­ле­ния со сво­ей по­бе­дой на ZD Awards-2015 с по­чти дет­ской, непо­сред­ствен­ной ра­до­стью:

Мне очень при­ят­но, и эта по­бе­да ста­ла для ме­ня пол­ной неожи­дан­но­стью. Спа­си­бо всем лю­дям, ко­то­рые го­ло­со­ва­ли, по­ду­ма­ли обо мне. Я обыч­но не ори­ен­ти­ру­юсь на ка­кие-то от­мет­ки, ко­то­рые ста­вят за про­де­лан­ную мной ра­бо­ту. Мне ва­жен соб­ствен­ный план, ко­то­рый я все­гда пы­та­юсь вы­пол­нить за ка­кой-то от­ре­зок вре­ме­ни, будь то год или, на­при­мер, пять лет. Призна­юсь чест­но, что по внут­рен­ним ощу­ще­ни­ям свой про­шло­год­ний план я не вы­пол­ни­ла, по­это­му бу­дем счи­тать, что зва­ние «Пе­ви­ца го­да» — это аванс. В этом го­ду я бу­ду обя­за­тель­но его от­ра­ба­ты­вать и по­ста­ра­юсь оправ­дать все воз­ло­жен­ные на ме­ня боль­шие на­деж­ды. В пла­нах — сде­лать с груп­пой «Пе­ла­гея» хо­ро­ший, ка­че­ствен­ный аль­бом. На­де­юсь, в 2016-м де­ло сдви­нет­ся с мерт­вой точ­ки — и мы раз­ро­дим­ся чем-то но­вым, ин­те­рес­ным, мы дав­но го­то­вы и дав­но это­го хо­тим.

Но ка­кие-то до­сти­же­ния для се­бя вы все­та­ки от­ме­ти­ли?

Это был очень важ­ный год в плане лич­ност­но­го ро­ста и вы­хо­да на но­вый уро­вень осо­знан­но­сти. Я про­чи­та­ла мно­го книг, ко­то­рые хо­те­ла, до­стиг­ла, как мне ка­жет­ся, очень пра­виль­но­го внут­рен­не­го ощу­ще­ния. В этом го­ду мне бу­дет 30 лет, и для ме­ня это очень важ­ный мо­мент. Ко­гда-то, бу­дучи еще ма­лень­кой де­воч­кой, я обо­зна­чи­ла се­бе та­кой ру­беж, по­сле ко­то­ро­го я долж­на по­взрос­леть и упо­ря­до­чить все в сво­ем внут­рен­нем ми­ре. По­сте­пен­но я дви­га­юсь в этом на­прав­ле­нии и пы­та­юсь за­вер­шить ка­кие-то важ­ные для ме­ня де­ла. В 2015-м был опре­де­лен­ный твор­че­ский за­дел, ко­то­рый сей­час бу­ду ре­а­ли­зо­вы­вать, на­сы­щать ви­ди­мы­ми фор­ма­ми. Вы са­ми все услы­ши­те и уви­ди­те. И, ко­неч­но, важ­ным до­сти­же­ни­ем для ме­ня ста­ло то, что наш кон­церт по­ка­за­ли на те­ле­ви­де­нии — я дав­но об этом мечтала.

Этот дол­го­ждан­ный кон­церт стал как бы ви­шен­кой на тор­ти­ке ва­шей те­ле­ви­зи­он­ной ка­рье­ры судьи на шоу та­лан­тов. А ка­кие еще мо­мен­ты в ва­шей жиз­ни вы на­зва­ли бы клю­че­вы­ми, по­во­рот­ны­ми?

Мне очень близ­ко из­вест­ное вы­ска­зы­ва­ние Эйн­штей­на: «Есть толь­ко два спо­со­ба про­жить жизнь. Пер­вый — буд­то чу­дес не су­ще­ству­ет. Вто­рой — буд­то кру­гом од­ни чу­де­са». Я иду по вто­ро­му пу­ти, по­это­му для ме­ня вы­бор, ко­то­рый де­ла­ет че­ло­век в раз­лич­ных жиз­нен­ных си­ту­а­ци­ях, — все­гда ва­жен, да­же ес­ли он ка­жет­ся на пер­вый взгляд незна­чи­мым и неза­мет­ным. Без­услов­но, в мо­ей жиз­ни бы­ли ка­кие-то оче­вид­ные су­пер­важ­ные ве­щи — уча­стие во взрос­лом и дет­ском «Го­ло­се» в ка­че­стве на­став­ни­ка, КВН как це­лая ве­ха в мо­ей жиз­ни, ко­то­рая от­ло­жи­ла свой от­пе­ча­ток в дет­стве и по­вли­я­ла на вы­бор лю­дей, с ко­то­ры­ми я об­ща­юсь во взрос­лой жиз­ни. Для ме­ня очень важ­но чув­ство юмо­ра, я во­об­ще не пред­став­ляю се­бе, как лю­ди мо­гут се­рьез­но от­но­сить­ся к жиз­ни, к се­бе... Мне ка­жет­ся, вос­при­ни­мать так дей­стви­тель­ность — тя­же­ло и груст­но. Ко­гда в про­шлом го­ду Алек­сандр Масляков по­звал ме­ня си­деть в жю­ри, для ме­ня это был неве­ро­ят­ный карт-бланш. Я по­лу­чаю огром­ное удо­воль­ствие, на­хо­дясь меж­ду на­сто­я­щи­ми ма­сто­дон­та­ми юмо­ра, и каж­дый раз ду­маю: «Не­уже­ли я прав­да си­жу на этом са­мом ме­сте, под­ни­маю таб­лич­ки с бал­ла­ми?». Ко­неч­но, од­ним из са­мых глав­ных со­бы­тий в жиз­ни ста­ло со­зда­ние груп­пы «Пе­ла­гея», ко­гда мне бы­ло 15 лет, а Пав­лу Де­шу­ре — на­ше­му ги­та­ри­сту, идей­но­му ли­де­ру — 16. Моя ма­ма, бу­дучи про­дю­се­ром на­шей ко­ман­ды, су­ме­ла со­брать нас всех, и с тех пор мы бо­роз­дим му­зы­каль­ные про­сто­ры. Я очень счаст­ли­ва, что так все сло­жи­лось, це­ню, что я не од­на и на­хо­жусь в кол­лек­ти­ве та­лант­ли­вых лю­дей. Я все­гда ве­рю в мо­их ре­бят и бе­ре­гу ощу­ще­ние то­го, что это вза­им­но. На­де­юсь, мы еще не раз уди­вим сво­их по­клон­ни­ков. Так что спа­си­бо им за та­кую огром­ную под­держ­ку и неве­ро­ят­ные бо­ну­сы на бу­ду­щее. Я бу­ду ак­тив­но их от­ра­ба­ты­вать и на­де­юсь, лю­ди, ко­то­рые за ме­ня про­го­ло­со­ва­ли, уви­дят это и по­ра­ду­ют­ся.

В про­шлый раз мы встре­ча­лись с ва­ми 10 лет на­зад. На тот мо­мент у вас бы­ли дру­гой имидж, дру­гие мыс­ли и на­стро­е­ния, но уже то­гда чув­ство­ва­лась и ва­ша цель­ность, и энер­ге­ти­ка, ко­то­рой вы щед­ро де­ли­тесь с людь­ми на сво­их кон­цер­тах. Что, по ва­шим внут­рен­ним ощу­ще­ни­ям, кар­ди­наль­но из­ме­ни­лось с тех пор, а что оста­лось преж­ним?

С 20 до 30 лет у че­ло­ве­ка в жиз­ни про­ис­хо­дят мощ­ней­шие внут­рен­ние пе­ре­ме­ны. Сей­час я чув­ствую се­бя го­раз­до уве­рен­нее. Речь идет не об эго­и­сти­че­ской са­мо­уве­рен­но­сти и нар­цис­сиз­ме, ме­ша­ю­щем жить, а об ощу­ще­нии внут­рен­ней сво­бо­ды, к ко­то­ро­му я при­бли­зи­лась. Мы все — участ­ни­ки груп­пы «Пе­ла­гея» — раз­ре­ши­ли се­бе тво­рить, из­ба­ви­лись от за­жи­мов, от­пу­сти­ли се­бя, и это чув­ству­ет­ся, ко­гда мы вы­хо­дим на пло­щад­ку. У нас жи­вая ко­ман­да, все, что про­ис­хо­дит на вы­ступ­ле­ни­ях, — это рож­да­ю­ще­е­ся на гла­зах у зри­те­ля вол­шеб­ство, са­краль­ный про­цесс, в ко­то­ром мы все вме­сте при­ни­ма­ем уча­стие. За эти го­ды мы очень мно­го ра­бо­та­ли, ко­ле­си­ли по стране с кон­цер­та­ми. Каж­дый из них был свя­зан с мощ­ней­шим пе­ре­жи­ва­ни­ем, в каж­дой про­грам­ме был свой дра­ма­тизм. Ко­гда при­об­ре­та­ешь с дру­ги­ми людь­ми та­кой эмо­ци­о­наль­ный опыт, это очень силь­но сбли­жа­ет. Мы на­блю­да­ем за эво­лю­ци­ей друг дру­га. И, ко­неч­но, я ви­жу, что мои му­зы­кан­ты неве­ро­ят­но вы­рос­ли. Для ме­ня на­ши кон­цер­ты в первую оче­редь те­ра­пия. Мы все сво­бод­ны и при этом зна­ем, что де­ла­ем ка­кое-то хо­ро­шее де­ло. Ма­те­ри­ал, с ко­то­рым мы очень бе­реж­но ра­бо­та­ем — на­ши на­род­ные пес­ни, кор­не­вая му­зы­ка, — дей­стви­тель­но ле­чит, на­сы­ща­ет энер­ги­ей, пра­виль­ным ды­ха­ни­ем, да­ет си­лы жить даль­ше, не­смот­ря ни на ка­кие слож­но­сти. Я знаю это на лич­ном опы­те. Так как мы име­ем к этой куль­ту­ре от­но­ше­ние, при­па­да­ем к ис­точ­ни­ку, то, ко­неч­но, и са­ми на­пи­ты­ва­ем­ся энер­ге­ти­кой.

Уже дав­но бы­ту­ет мне­ние, что меж­ду ми­ром эст­рад­ной и аван­гард­ной му­зы­ки в Рос­сии — це­лая про­пасть. Со­зда­ет­ся ощу­ще­ние, что вы сво­им при­ме­ром по­ка­зы­ва­е­те, на­сколь­ко близ­ки мо­гут быть эти два про­стран­ства, сужа­е­те рас­сто­я­ние меж­ду ни­ми, не так ли?

Я про­сто не при­вет­ствую сно­бизм. Есть огром­ное ко­ли­че­ство очень та­лант­ли­вых ис­пол­ни­те­лей, счи­та­ю­щих, что они долж­ны де­лать «эли­тар­ную» му­зы­ку, и она по­лу­ча­ет­ся на­столь­ко спе­ци­фи­че­ской, что в круг из­бран­ных в ито­ге вхо­дят толь­ко са­ми эти му­зы­кан­ты и их кол­ле­ги. Мне аб­со­лют­но по­ня­тен этот путь, и я его ни в ко­ем слу­чае не осуж­даю: каж­до­му про­фес­си­о­на­лу хо­чет­ся де­лать ка­кие-то свои от­кры­тия, и каж­дый про­фес­си­о­нал в ка­кой-то мо­мент ста­но­вит­ся очень эго­и­стич­ным че­ло­ве­ком. Но ес­ли ты вы­би­ра­ешь та­кую до­ро­гу, по­том не нуж­но рас­стра­и­вать­ся, что ты (об­раз­но го­во­ря) по­ешь, гля­дя в зер­ка­ло, и не ждать, что те­бя пой­мет боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей. Ес­ли же ты хо­чешь при­не­сти еще ка­кую-то поль­зу, те­бя не ко­ро­бит от мыс­ли, что ты ар­тист, спо­соб­ный от­влечь лю­дей от дур­ных мыс­лей, от их про­блем, под­нять им на­стро­е­ние. В ли­це­дей­стве нет ни­че­го по­стыд­но­го. Я ар­тист­ка, и я раз­вле­каю лю­дей, но все­гда чет­ко ру­ко­вод­ству­юсь сво­им внут­рен­ним ба­ро­мет­ром, по­мо­га­ю­щим раз­гра­ни­чи­вать по­ня­тия пош­ло­сти, вку­са, дви­гать­ся, сле­дуя сво­им внут­рен­ним прин­ци­пам в ин­те­рес­ном мне на­прав­ле­нии. Ес­ли мы вы­сту­па­ем пе­ред огром­ным ко­ли­че­ством лю­дей, это не зна­чит, что мы де­ла­ем аран­жи­ров­ки так, что­бы они бы­ли всем близ­ки и по­нят­ны. У Па­ши Де­шу­ры, ко­то­рый от­ве­ча­ет за них, очень тон­кий вкус, тон­кая ду­ша, при этом он очень бру­таль­ный сур­гут­ский па­рень. По­ет же это все си­бир­ская де­воч­ка, ко­то­рая, с од­ной сто­ро­ны, очень лю­бит тя­же­лый рок, а с дру­гой — чув­ству­ет те неж­ные ве­щи, ко­то­рые близ­ки каж­дой жен­щине. На та­ком лич­ност­ном «за­ме­се» и рож­да­ет­ся наш звук, на­ше твор­че­ство, от­ра­жа­ю­щее са­мые раз­ные сто­ро­ны ха­рак­те­ра. Мне ка­жет­ся, глав­ный сек­рет в том, что мы все де­ла­ем чест­но, по­ка­зы­ва­ем се­бя та­ки­ми, ка­кие мы есть, и лю­ди не мо­гут это­го не чув­ство­вать.

Ка­кой фор­мат вам бли­же — фе­сти­валь­ный, клуб­ный, кон­церт­но­го за­ла, учи­ты­вая, что вас мож­но уви­деть в са­мых раз­ных ме­стах?

Во всем есть свой кайф. Опен-эй­ры — это то уди­ви­тель­ное ме­сто, где ты ощу­ща­ешь об­щее еди­не­ние, чув­ству­ешь, как за несколь­ко фе­сти­валь­ных дней лю­ди по­сы­ла­ют огром­ное ко­ли­че­ство по­зи­тив­ной энер­гии в кос­мос и как она по­том к ним воз­вра­ща­ет­ся. Вы­ступ­ле­ние в кон­церт­ном за­ле — со­всем дру­гая, не ме­нее ин­те­рес­ная исто­рия. Бес­цен­но иметь воз­мож­ность от на­ча­ла и до кон­ца про­ве­сти слу­ша­те­ля по сво­е­му ми­ру, ко­то­рый ты для него по­стро­ил, от­пра­вить­ся с ним в пу­те­ше­ствие со сво­им сю­же­том, дра­ма­тур­ги­ей. Я во­об­ще люб­лю петь, вы­сту­пать, мне нра­вит­ся об­щать­ся со зри­те­лем по­сред­ством му­зы­ки. Это очень ин­те­рес­но: так ты мо­жешь ска­зать и вы­ра­зить очень мно­гое.

Я ви­де­ла ва­ше вы­ступ­ле­ние на круп­ней­шем фе­сти­ва­ле кор­не­вой му­зы­ки Womad, ко­гда его един­ствен­ный раз за всю ис­то­рию при­вез в Рос­сию Пи­тер Гэбри­эл. Ка­кие впечатления он оста­вил? И как вам ка­жет­ся, уда­лось ли сти­му­ли­ро­вать ин­те­рес пуб­ли­ки к эт­ни­че­ской куль­ту­ре раз­ных стран?

Ко­гда ме­ня при­гла­си­ли вы­сту­пить на этот фе­сти­валь, у ме­ня за­со­са­ло под ло­жеч­кой, по­то­му что имя Пи­те­ра Гэбри­э­ла для всех лю­дей, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся му­зы­кой, — это нечто са­краль­ное. Сам факт, что нас по­зва­ли ту­да, был для ме­ня очень ва­жен. Ес­ли же го­во­рить о раз­ви­тии, не толь­ко у Пи­те­ра Гэбри­э­ла есть стрем­ле­ние объ­еди­нять мир, об­ра­ща­ясь к на­ци­о­наль­ным куль­ту­рам раз­ных стран. Эта идея ви­та­ет в воз­ду­хе. Ко­неч­но, не у всех есть та­кой мощ­ный ре­сурс, что­бы ор­га­ни­зо­вать по­доб­ное со­бы­тие в ми­ро­вом мас­шта­бе. Мы де­ла­ем свой фе­сти­валь, точ­нее, меж­ду­на­род­ный кон­церт — «ПО­ЛЕ-Music», и то­же на при­ме­ре сли­я­ния раз­лич­ных на­ци­о­наль­ных и пе­сен­ных куль­тур стре­мим­ся по­ка­зать, что все мы на Зем­ле — дру­зья и бра­тья, жи­вем на од­ном ша­ри­ке. Это очень важ­ные для нас ве­щи. На­де­юсь, Womad прой­дет в Рос­сии еще не раз, но это лишь пес­чин­ка в огром­ном мо­ре хо­ро­ших на­чи­на­ний. Кро­ме Пи­те­ра Гэбри­э­ла есть и дру­гие лю­ди, ко­то­рые спо­соб­ны де­лать не ме­нее ин­те­рес­ные эт­ни­че­ские сейш­ны. Сам факт то­го, что на­ча­ло по­ло­же­но и у лю­дей есть к это­му ин­те­рес, — уже ра­ду­ет. Это зна­чит, что все бу­дет хо­ро­шо, по­доб­ные со­бы­тия бу­дут про­ис­хо­дить — и мы еще не раз по­гу­ля­ем на са­мых неве­ро­ят­ных фе­сти­ва­лях в го­ро­дах Рос­сии.

Ка­кой опыт вы при­об­ре­та­е­те в ро­ли на­став­ни­ка на­чи­на­ю­щих та­лан­тов в те­ле­про­ек­те?

Его невоз­мож­но пе­ре­оце­нить. Рань­ше я не прак­ти­ко­ва­ла за­ня­тия с уче­ни­ка­ми, и, чест­но го­во­ря, у ме­ня да­же не бы­ло мыс­лей на эту те­му. Сей­час, ко­гда про­шло уже 4 го­да с тех пор, как ме­ня при­гла­си­ли в про­ект, мо­гу ска­зать, что уча­стие в нем да­ло мне ощу­ще­ние еще боль­шей твор­че­ской сво­бо­ды и утвер­ди­ло ме­ня в мыс­ли о том, что я вы­бра­ла пра­виль­ный путь. Еще я по­ня­ла, как мно­го ря­дом та­лант­ли­вых лю­дей. На­ли­чие ря­дом та­лант­ли­во­го че­ло­ве­ка ни­ко­гда не мог­ло ме­ня обо­злить, за­ста­вить завидовать, я, на­обо­рот, все­гда вос­хи­ща­юсь спо­соб­но­стя­ми дру­гих. Кро­ме то­го, мно­гие из­вест­ные ар­ти­сты по­сле по­яв­ле­ния про­ек­та ста­ли петь жи­вьем, че­го рань­ше по раз­ным при­чи­нам не де­ла­ли. При­ят­но осо­зна­вать, что мы за­ло­жи­ли свой кир­пи­чик в фун­да­мент бу­ду­ще­го раз­ви­тия куль­тур­ной жиз­ни на­шей стра­ны.

Как у «Пе­ви­цы го­да» за­со­са­ло под ло­жеч­кой от Пи­те­ра Гэбри­э­ла...

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.