ХЕДЖ-ФОН­ДЫ — ВИ­НОВ­НИ­КИ ФИ­НАН­СО­ВО­ГО КРИ­ЗИ­СА?

Ско­рее со­участ­ни­ки

MK Estonia - - ЭКОНОМИКА - Илья БАРАНИКАС, Нью-Йорк.

ЭТА ФОР­МА ИН­ВЕ­СТИ­ЦИЙ СУ­ЩЕ­СТВУ­ЕТ ДАВ­НО, НО ПРИ­ОБ­РЕ­ЛА ШИ­РО­КУЮ ИЗ­ВЕСТ­НОСТЬ — В ОС­НОВ­НОМ НЕГА­ТИВ­НУЮ — ПО­СЛЕ ТО­ГО, КАК В КОН­ЦЕ 2007 ГО­ДА РАЗ­РА­ЗИЛ­СЯ КРЕДИТНОФИНАНСОВЫЙ КРИ­ЗИС, ПЕРЕРОСШИЙ В «ВЕ­ЛИ­КУЮ РЕ­ЦЕС­СИЮ» 2008—

2009 ГО­ДОВ. Хедж-фон­ды неред­ко на­зы­ва­ют глав­ным ви­нов­ни­ком это­го гло­баль­но­го кри­зи­са. Но боль­шин­ство се­рьез­ных экс­пер­тов не раз­де­ля­ют этой оцен­ки. Бо­лее то­го, у хедж-фон­дов есть и апо­ло­ге­ты, пре­воз­но­ся­щие их фи­нан­со­вую от­да­чу и за­щи­ту от ры­ноч­ных по­терь. Весь­ма ве­ро­ят­но, что ис­поль­зо­ва­ние этой фор­мы за­щи­ты ин­ве­сти­ций в Рос­сии как раз и при­ве­дет к дол­го­ждан­но­му ро­сту ка­пи­та­ло­вло­же­ний.

На са­мом де­ле «за­щи­та» есть раз­ве что в на­зва­нии: ан­глий­ское сло­во hedge зна­чит «пре­гра­да», «за­граж­де­ние», «за­щи­та», «стра­хов­ка от че­го-ли­бо». На­зва­ние под­ра­зу­ме­ва­ет, что хедж-фонд — это ин­ве­сти­ци­он­ный фонд, ко­то­рый ори­ен­ти­ро­ван на по­лу­че­ние га­ран­ти­ро­ван­ной до­ход­но­сти в лю­бой си­ту­а­ции. Ин­ве­сто­ры сли­ва­ют свои ак­ти­вы в пул, этим пу­лом управ­ля­ют про­фес­си­о­наль­ные ме­не­дже­ры, и они ис­поль­зу­ют раз­лич­ные стра­те­гии, что­бы обес­пе­чить ин­ве­сто­рам при­лич­ный на­вар неза­ви­си­мо от то­го, в ка­ком на­прав­ле­нии дви­жут­ся фон­до­вые рын­ки: вверх или вниз.

Бе­да толь­ко в том, что хо­ро­ший воз­врат на вло­жен­ные сред­ства «га­ран­ти­ро­ван», лишь ко­гда есть ка­кой-ли­бо воз­врат: день­ги мо­гут эле­мен­тар­но ис­чез­нуть без сле­да. Все эти «кре­дит­ные пле­чи», «де­ри­ва­ти­вы» и «ко­рот­кие про­да­жи», ко­то­рые при­ме­ня­ют обо­ро­ти­стые ме­не­дже­ры, суть рис­ко­ван­ные при­е­мы, спо­соб­ные при­не­сти как впе­чат­ля­ю­щие про­цен­ты на ин­ве­сти­ции, так и не ме­нее впе­чат­ля­ю­щие по­те­ри. Кто не рис­ку­ет, тот, как из­вест­но, не пьет шам­пан­ско­го...

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди на­до ска­зать, что ме­не­дже­ры хедж-фон­дов очень ча­сто са­ми дер­жат день­ги в управ­ля­е­мых ими фон­дах — что­бы вну­шить ин­ве­сто­рам до­ве­рие: мол, мы с ва­ми рис­ку­ем на рав­ных, пан или про­пал, но прак­ти­че­ски га­ран­ти­ро­ван­но, что пан. Ме­не­дже­ры по­лу­ча­ют еже­год­ную фик­си­ро­ван­ную опла­ту в про­цен­тах от ак­ти­вов хедж-фон­да (на­при­мер 1%): чем боль­ше ак­ти­вы, тем боль­ше до­ход ме­недж­мен­та. По­ми­мо это­го управ­ля­ю­щие по­лу­ча­ют пре­ми­аль­ные — до­пу­стим, 20% от чи­сто­го ро­ста ак­ти­вов фон­да по ито­гам го­да. Речь мо­жет ид­ти о весь­ма зна­чи­мых сум­мах, т.к. ак­ти­вы мно­гих хедж-фон­дов со­став­ля­ют мил­ли­ар­ды дол­ла­ров.

По дан­ным жур­на­ла Forbes, в чис­ло круп­ней­ших хедж-фон­дов ми­ра вхо­дят Bridgewater Associates Рэя Да­лио (са­мый боль­шой хедж­фонд пла­не­ты с ак­ти­ва­ми пол­го­да на­зад в раз­ме­ре $155 млрд), Quantum Group of Funds под кон­суль­та­тив­ным ру­ко­вод­ством Джор­джа Со­ро­са, Point72 Asset Management Сти­ве­на Ко­эна, Paulson & Co Джо­на Пол­со­на, Appaloosa Management Дэ­ви­да Теп­пе­ра и ряд дру­гих, чьи ак­ти­вы ис­чис­ля­ют­ся де­сят­ка­ми мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Из­лишне го­во­рить, что боль­шин­ство ма­сто­дон­тов хедж-ин­ду­стрии на­хо­дит­ся в США.

Исто­рия во­про­са

За­ро­ди­лась эта «ин­ду­стрия» по­чти сто­ле­тие на­зад, до Ве­ли­кой де­прес­сии. В 20-е го­ды про­шло­го ве­ка, ко­гда бир­же­вой мыль­ный пу­зырь на­ду­вал­ся не по дням, а по ча­сам, по­яви­лось мно­го ин­ве­сти­ци­он­ных нов­шеств — их пред­ла­га­ли пред­при­им­чи­вые дель­цы бо­га­тень­ким бу­ра­ти­но, на­жив­шим­ся на бир­же­вом бу­ме. Клас­си­че­ским при­ме­ром ран­не­го хедж-фон­да счи­та­ют ос­но­ван­ное в те го­ды партнерство Бен­джа­ми­на Гр­э­ма и Джер­ри Нью­ме­на — Graham-Newman Partnership. (Его неод­но­крат­но упо­ми­нал в сво­их ста­тьях и вы­ступ­ле­ни­ях Уор­рен Баф­фетт, ко­то­ро­го при­ня­то счи­тать луч­шим ин­ве­сто­ром пла­не­ты.)

А тер­мин «хедж-фонд» при­ду­мал Аль­фред Джонс, уро­же­нец Ав­стра­лии, ко­то­рый с дет­ско­го воз­рас­та жил в США и про­шел мно­го раз­ных про­фес­сий (мо­ряк, ди­пло­мат, жур­на­лист, со­цио­лог), преж­де чем за­ин­те­ре­со­вал­ся фи­нан­со­вой сфе­рой и ре­шил по­про­бо­вать се­бя в ин­ве­сти­ци­он­ном де­ле. Его хедж-фонд, со­здан­ный в 1949 го­ду, в пер­вый год су­ще­ство­ва­ния при­нес ин­ве­сто­рам 17,3% го­до­вых на вло­жен­ный ка­пи­тал. Джонс пер­вым при­ме­нил рис­ко­вые стра­те­гии, ко­то­рые впо­след­ствии ста­ли неотъ­ем­ле­мым эле­мен­том де­я­тель­но­сти хедж-фон­дов.

Это, во-пер­вых, т.н. фи­нан­со­вый ры­чаг (так­же упо­треб­ля­ют­ся тер­ми­ны «кре­дит­ный ры­чаг», «кре­дит­ное пле­чо», «фи­нан­со­вый ле­веридж») — со­от­но­ше­ние меж­ду за­ем­ным и соб­ствен­ным ка­пи­та­лом. Пла­та за за­ем­ный ка­пи­тал обыч­но мень­ше, чем до­пол­ни­тель­ная при­быль, ко­то­рую он обес­пе­чи­ва­ет. Чем вы­ше со­от­но­ше­ние меж­ду за­ем­ным и соб­ствен­ным ка­пи­та­лом, тем вы­ше сте­пень рис­ка. У хедж­фон­дов «пле­чи» ши­ро­ки, «ры­ча­ги» ве­ли­ки...

Еще од­на рис­ко­вая стра­те­гия — про­да­жа без по­кры­тия (так­же из­вест­ная как «ко­рот­кая про­да­жа», «ко­рот­кая по­зи­ция», «шорт», «иг­ра на по­ни­же­ние»). Это про­да­жа цен­ных бу­маг, то­ва­ров или ва­лю­ты, ко­то­ры­ми тор­го­вец на мо­мент про­да­жи не вла­де­ет. Он про­да­ет то­вар, взя­тый у бро­ке­ра в кре­дит, имея в ви­ду по­сле­ду­ю­щую по­куп­ку ана­ло­гич­но­го то­ва­ра и воз­врат кре­ди­та в на­ту­раль­ном ви­де. Тор­го­вец на­де­ет­ся, что це­на упа­дет, и он смо­жет де­шев­ле вы­ку­пить ра­нее про­дан­ный то­вар. Про­да­жа без по­кры­тия яв­ля­ет­ся од­ним из ви­дов спе­ку­ля­ции. Очень ча­сто та­кие сдел­ки со­вер­ша­ют­ся на сум­мы, в несколь­ко раз пре­вы­ша­ю­щие ре­аль­ный ка­пи­тал тор­гов­ца.

На про­тя­же­нии всех лет су­ще­ство­ва­ния хедж-фон­дов они взле­та­ли и па­да­ли и сно­ва взле­та­ли — ибо непре­хо­дя­ща жаж­да быст­ро­го обо­га­ще­ния, да­же це­ной по­вы­шен­но­го рис­ка. По­сле ре­цес­сий 1969–1970 и 1973–1974 го­дов в Аме­ри­ке за­кры­лось мно­го хедж-фон­дов, а в кон­це 80-х они вновь ста­ли вы­рас­тать как гри­бы по­сле до­ждя. Бир­же­вой подъ­ем 90-х, свя­зан­ный с хай­те­ков­ской ре­во­лю­ци­ей (ком­пью­тер­ные, ин­тер­нет- и био­тех­но­ло­гии), уве­ли­чил их ко­ли­че­ство мно­го­крат­но. Круп­ные ин­сти­ту­ци­о­наль­ные ин­ве­сто­ры ста­ли вкла­ды­вать зна­чи­тель­ный про­цент управ­ля­е­мых ими средств в хедж-фон­ды. Даль­ше — боль­ше. В пер­вом де­ся­ти­ле­тии ХХI ве­ка хедж-фон­ды рас­пло­ди­лись по все­му ми­ру, и к 2008 го­ду их со­во­куп­ные ак­ти­вы уже до­сти­га­ли $1,93 трлн. А по­том грянул кри­зис — «ве­ли­кая ре­цес­сия»...

Кто глав­ный ви­нов­ник?

Гло­баль­ный кри­зис 2008–2009 го­дов был по­рож­ден в первую оче­редь фи­нан­со­вы­ми спе­ку­ля­ци­я­ми — в от­но­ше­нии это­го ма­ло у ко­го из эко­но­ми­стов есть со­мне­ния. А по­сколь­ку хедж-фон­ды по­стро­е­ны на спе­ку­ля­ции, то их вполне за­ко­но­мер­но на­зы­ва­ют од­ним из глав­ных, ес­ли не са­мым глав­ным ви­нов­ни­ком «ве­ли­кой ре­цес­сии». Хо­тя спра­вед­ли­во­сти ра­ди сто­ит вспом­нить, что пер­вым лоп­нув­шим пу­зы­рем стал жи­лищ­ный — «по­ле­те­ли с при­ве­том» роз­дан­ные ко­му по­па­ло в аст­ро­но­ми­че­ских мас­шта­бах ипо­теч­ные кре­ди­ты. От ри­эл-ис­тей­та за­ра­зил­ся весь кре­дит­но-фи­нан­со­вый сек­тор, а по­том кри­зис пе­ре­ки­нул­ся на ре­аль­ную эко­но­ми­ку и из Аме­ри­ки по­шел гу­лять по стра­нам и кон­ти­нен­там.

По­сколь­ку в США с 1999 го­да бы­ло раз­ре­ше­но иметь под кры­шей од­ной фи­нан­со­вой ор­га­ни­за­ции, до­пу­стим, Citigroup, всё впе­ре­меш­ку: и роз­нич­ное бан­ков­ское де­ло, и стра­хо­вой биз­нес, и ипо­те­ку, и ин­ве­сти­ци­он­ный бан­кинг, и еще что угод­но, — день­ги ря­до­вых вклад­чи­ков ста­ли со­став­ной ча­стью рис­ко­ван­но­го «кре­а­ти­ва» жад­ных фи­нан­си­стов. Хедж-фон­ды бы­ли лишь раз­но­вид­но­стью этих ма­хи­на­ций, ма­сте­ра ко­то­рых со­зда­ва­ли непо­сти­жи­мые для про­стых смерт­ных (да и для них са­мих) фи­нан­со­вые ин­стру­мен­ты, упа­ко­вы­вая в них со­мни­тель­ные дол­го­вые обя­за­тель­ства впе­ре­меш­ку с чем-то на­сто­я­щим. Это уже не хедж-фонд, а ходж-подж — так по-ан­глий­ски на­зы­ва­ют суп из мя­са и раз­но­об­раз­ных ово­щей, а так­же лю­бую ме­ша­ни­ну или нераз­бе­ри­ху. Имен­но по­это­му фе­де­раль­ным вла­стям США при­шлось спа­сать круп­ные бан­ки, в «ходж-под­же» ко­то­рых про­го­ре­ли день­ги де­сят­ков мил­ли­о­нов аме­ри­кан­цев. И имен­но по­это­му глав­ным ви­нов­ни­ком кри­зи­са 2008–2009 го­дов экс­пер­ты счи­та­ют бан­ки, а не хедж-фон­ды. Од­на­ко хедж-фон­ды внес­ли в кри­зис боль­шой вклад. Их став­ка на «ко­рот­кие про­да­жи» как ос­но­во­по­ла­га­ю­щий modus operandi про­яви­лась в том, что они игра­ли на по­ни­же­ние ак­ци­я­ми бан­ков и тем са­мым усу­губ­ля­ли фи­нан­со­вую па­ни­ку, уско­ря­ли гло­баль­ный эко­но­ми­че­ский кол­лапс.

Мно­гие хедж-фон­ды от­ли­чи­лись во вре­мя «ве­ли­кой ре­цес­сии», но ни од­но гром­кое де­ло не мо­жет срав­нить­ся с банк­рот­ством уолл-стри­тов­ской фир­мы Бер­нар­да Мэ­доф­фа — Bernard L. Madoff Investment Securities LLC. Фе­де­раль­ные про­ку­ро­ры оце­ни­ли раз­мер это­го банк­рот­ства по­чти в $65 млрд — со­здан­ная Мэ­доф­фом фи­нан­со­вая пи­ра­ми­да ста­ла са­мым круп­ным мо­шен­ни­че­ством в ис­то­рии. Жу­ли­ку-ре­корд­сме­ну за это от­ме­ри­ли ре­корд­ный срок тю­рем­но­го за­клю­че­ния — 150 лет. А ин­ду­стрия хедж-фон­дов по­нес­ла непо­пра­ви­мый ими­д­же­вый ущерб.

И все же... Мно­гие ав­то­ри­тет­ные экс­пер­ты счи­та­ют, что глав­ный ви­нов­ник кри­зи­са не хедж-фон­ды и да­же не бан­ки. По их мне­нию, бе­з­удерж­ная жаж­да на­жи­вы со сто­ро­ны фи­нан­си­стов яв­ля­ет­ся фак­то­ром вто­ро­сте­пен­ным. А что пер­во­сте­пен­но? По­тре­би­тель­ская жад­ность, ко­то­рая ле­жит в ос­но­ве то­таль­ной за­дол­жен­но­сти всех и вся. В долг жи­вут и ин­ди­ви­ду­у­мы, и ор­га­ни­за­ции, и пра­ви­тель­ства мно­гих стран. При­чем дол­ги несо­раз­мер­ны спо­соб­но­сти долж­ни­ков вер­нуть кре­ди­ты. Низ­ко­опла­чи­ва­е­мая мать-оди­ноч­ка из ньюйорк­ско­го Гар­ле­ма ез­дит на взя­той в ли­зинг BMW, а пра­ви­тель­ство Гре­ции раз­да­ет сво­им граж­да­нам со­ци­аль­ные льго­ты так щед­ро, как буд­то Гре­ция — это ФРГ.

Пост­кри­зис­ные орг­вы­во­ды

За го­ды, про­шед­шие по­сле кри­зи­са, кон­троль над фи­нан­со­вой сфе­рой уже­сто­чил­ся. Не в по­след­нюю оче­редь это кос­ну­лось и хедж-фон­дов. Те­перь в США за­кон пред­пи­сы­ва­ет хедж-фон­дам, ак­ти­вы ко­то­рых со­став­ля­ют $150 млн или бо­лее, в обя­за­тель­ном по­ряд­ке про­хо­дить ре­ги­стра­цию у фе­де­раль­ных ре­гу­ля­то­ров (рань­ше они мог­ли по же­ла­нию де­лать это). В хо­де ре­ги­стра­ции фир­ма долж­на пред­ста­вить кон­тро­ли­ру­ю­щим ин­стан­ци­ям ин­фор­ма­цию, ка­са­ю­щу­ю­ся ее опе­ра­ций и ин­ве­сти­ци­он­ной стра­те­гии.

Еже­квар­таль­но круп­ные хедж-фон­ды обя­за­ны от­чи­ты­вать­ся пе­ред SEC — фе­де­раль­ной ко­мис­си­ей по бир­жам и цен­ным бу­ма­гам, ко­то­рая де­лит­ся этой ин­фор­ма­ци­ей с Со­ве­том по кон­тро­лю за фи­нан­со­вой ста­биль­но­стью (это но­вый ор­ган, со­здан­ный в 2010 го­ду со­глас­но за­ко­ну Дод­да — Фр­эн­ка о ре­фор­ме Уолл-стри­та и за­щи­те по­тре­би­те­лей). Са­мые боль­шие хедж-фон­ды мо­гут быть по­став­ле­ны под пря­мой кон­троль Фе­де­раль­ной ре­зерв­ной си­сте­мы — цен­тро­бан­ка США.

Кри­ти­ки ука­зы­ва­ют, что со­хра­ни­лись ла­зей­ки для бо­лее мел­ких хедж-фон­дов, ко­то­рые мо­гут пред­став­лять си­стем­ную угро­зу в слу­чае, ес­ли они на­чи­на­ют дей­ство­вать кол­лек­тив­но или при быст­ром «на­ду­ва­нии» хедж-фон­да.

Ла­зей­ки в фи­нан­со­вом за­ко­но­да­тель­стве бы­ли все­гда. Но с 1933 го­да, ко­гда был при­нят за­кон Глас­са — Сти­гал­ла, и до 1999 го­да, ко­гда этот за­кон был от­ме­нен, фи­нан­си­стам за­пре­ща­лось иг­рать в рис­ко­ван­ные иг­ры, ис­поль­зуя день­ги роз­нич­ных вклад­чи­ков. За­кон Дод­да — Фр­эн­ка 2010 го­да не вос­ста­но­вил этот ме­ха­низм жест­ко­го раз­де­ле­ния ком­мер­че­ско­го и роз­нич­но­го бан­кин­га. А зна­чит, со­хра­ня­ет­ся риск но­во­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са.

Кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты США се­на­тор Бер­ни Сан­дерс обе­ща­ет, что, ес­ли он по­бе­дит на вы­бо­рах, в те­че­ние пер­во­го го­да бу­дут разу­круп­не­ны су­пер­бан­ки ти­па JPMorgan Chase, Bank of America и Citigroup, ко­то­рые «слиш­ком ве­ли­ки для банк­рот­ства» (по­это­му их непре­мен­но на­до спа­сать за счет на­ло­го­пла­тель­щи­ков). «Ес­ли они слиш­ком ве­ли­ки для банк­рот­ства, зна­чит, они слиш­ком ве­ли­ки, что­бы су­ще­ство­вать», — го­во­рит Сан­дерс. Это­му труд­но что-ли­бо воз­ра­зить.

Го­во­ря сло­ва­ми быв­ше­го се­на­то­ра США Кар­ла Ле­ви­на, мы жи­вем в эру, «ко­гда за од­ну се­кун­ду раз­ме­ща­ют­ся и от­ме­ня­ют­ся мил­ли­о­ны за­ка­зов на куп­лю-про­да­жу (цен­ных бу­маг. — И.Б.). Воз­ни­ка­ет во­прос: не яв­ля­ет­ся ли ил­лю­зи­ей мно­гое из то­го, что мы име­ну­ем рын­ком». Вме­сто рын­ка — боль­шое уо­лл­ст­ри­тов­ское ка­зи­но, в ко­то­ром спе­ку­лян­ты иг­ра­ют день­га­ми про­стых граж­дан...

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.