УЖАС КА­КОЙ!

ЗМЕИ, ТАРАНТУЛЫ, МЕД­ВЕ­ДИ, А ТАК­ЖЕ НЕРВ­НЫЕ СРЫ­ВЫ И ОБ­МО­РО­ЖЕ­НИЕ ВО ВРЕ­МЯ ФО­ТО­СЕС­СИЙ

MK Estonia - - ПОДИУМ -

ЖИЗНЬ МО­ДЕ­ЛЕЙ ПРЕД­СТАВ­ЛЯ­ЕТ­СЯ ЧЕМ-ТО ФЕЕРИЧЕСКИМ: КРА­СИ­ВЫЕ НА­РЯ­ДЫ, ЭК­ЗО­ТИ­ЧЕ­СКИЕ МЕ­СТА СЪЕ­МОК, ТОЛ­ПА ВОС­ТОР­ЖЕН­НЫХ ПО­КЛОН­НИ­КОВ… ОТ­ЧА­СТИ ЭТО ТАК.

Но есть и обрат­ная сто­ро­на про­фес­сии. Син­ди Кроуфорд, го­то­вя­ща­я­ся за­вер­шить свою ка­рье­ру, рас­ска­за­ла о страш­ных ис­то­ри­ях с мод­ных фо­то­сес­сий. Юлия Ма­ли­ни­на вы­слу­ша­ла су­пер­мо­дель и раз­уз­на­ла об опы­те ее кол­лег по по­ди­у­му.

Два­дца­то­го фев­ра­ля Син­ди Кроуфорд ис­пол­ни­лось 50 лет. И су­пер­мо­дель счи­та­ет свой воз­раст под­хо­дя­щим для то­го, что­бы за­вер­шить ка­рье­ру. Это не бы­ло офи­ци­аль­ным объ­яв­ле­ни­ем об ухо­де, но Син­ди да­ла яс­но по­нять, что го­то­ва к пен­сии. «Я за­кан­чи­ваю со всем этим. Я не мо­гу по­сто­ян­но что­то изоб­ре­тать, за­но­во от­кры­вать се­бя. Я не долж­на про­дол­жать се­бе что-то до­ка­зы­вать. И не хо­чу, — ска­за­ла Кроуфорд. — Мне по­вез­ло по­ра­бо­тать со все­ми за­ме­ча­тель­ны­ми фо­то­гра­фа­ми. Что мне еще нуж­но?»

Су­пер­мо­дель при­зна­ет­ся, что за трид­ца­ти­лет­нюю ка­рье­ру у нее бы­ло мно­го ве­ли­ко­леп­ных фо­то­сес­сий. Но бы­ли и те, ко­гда ей при­хо­ди­лось пре­воз­мо­гать страх.

«Ко­гда мне бы­ло лет 18, ме­ня при­гла­си­ли на Бер­му­ды для съе­мок в спа. Фо­то­гра­фу за­хо­те­лось сде­лать несколь­ко кад­ров в па­рил­ке. На ме­ня на­де­ли ку­паль­ник, за­кры­ли за мной дверь, и он на­чал сни­мать ме­ня че­рез стек­ло в две­ри, — вспо­ми­на­ет Син­ди. — Ста­но­ви­лось все жарче. Я ста­ла по­кры­вать­ся по­том. Моя ко­жа на­ча­ла крас­неть. У ме­ня за­кру­жи­лась го­ло­ва. Я по­про­си­ла от­крыть дверь, но фо­то­граф лишь рас­сме­ял­ся. Я бы­ла со­всем юной и про­дол­жа­ла ра­бо­тать, хо­тя мне ста­но­ви­лось все ху­же. И лишь ко­гда по­те­ря­ла со­зна­ние и упа­ла на пол, дверь от­кры­ли и вы­та­щи­ли ме­ня из па­рил­ки. Да, это бы­ло со­всем не гламурно. Но я усво­и­ла, что все­гда нуж­но сто­ять на сво­ем и не да­вать се­бя в оби­ду».

«Ко­гда те­бе вы­па­да­ет воз­мож­ность по­ра­бо­тать с Эн­ни Лей­бо­виц (зна­ме­ни­тая фо­то­граф. — «МКБ»), ты го­во­ришь «да» не раз­ду­мы­вая. Но вы­яс­ни­лось, что мне пред­сто­ит сни­мать­ся со зме­ей, по­то­му что Эн­ни хо­те­ла пред­ста­вить ме­ня Евой в Эде­ме, — про­дол- жа­ет Кроуфорд. — И на ме­ня, со­вер­шен­но об­на­жен­ную, во­дру­зи­ли 20-ки­ло­грам­мо­вую ги­гант­скую змею, как боа. От ме­ня тре­бо­ва­лись чув­ствен­ность и сек­су­аль­ность, а я не мог­ла по­ше­ве­лить­ся от стра­ха. К то­му же ме­ня ни­кто не пре­ду­пре­дил, что эта змея, и, я по­ла­гаю, все дру­гие змеи то­же, чу­до­вищ­но во­ня­ла. Но са­мое ужас­ное, что сво­им хво­стом она на­ме­ре­ва­лась за­лезть в мои са­мые ин­тим­ные ме­ста. Я бы­ла безум­но счаст­ли­ва, ко­гда все за­кон­чи­лось».

«Пат­рик Де­мар­ше­лье — один из са­мых лю­би­мых мо­их фо­то­гра­фов. Од­на­ж­ды мы сни­ма­ли с ним на Га­вай­ях. Он ска­зал, что хо­чет сде­лать несколь­ко сним­ков с сер­фе­ра­ми. Я от­ве­ти­ла: «Без про­блем», — рас­ска­зы­ва­ет Син­ди. — Но, ока­зы­ва­ет­ся, он хо­тел, что­бы я в пла­тье и туф­лях на каб­лу­ках за­плы­ла с сер­фе­ром на его дос­ке в оке­ан и там за­лез­ла ему на пле­чи. При этом мне нуж­но бы­ло не на­мо­чить мои во­ло­сы. И то­гда я за­яви­ла: «Пат­рик, я не со­всем те­бя по­ни­маю. Но ес­ли ты мне по­ка­жешь, я, ко­неч­но, все сде­лаю». В ито­ге мы сня­ли все на бе­ре­гу. А я с тех пор ча­сто ис­поль­зо­ва­ла этот при­ем, ко­гда фо­то­гра­фы про­си­ли ме­ня сде­лать нечто со­вер­шен­но невоз­мож­ное».

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.