РАЗНОЦВЕТНАЯ ЖИЗНЬ ПРО­СТИ­ТУТ­КИ КЭТ

«Муж­чи­ны — это груст­ные ло­ша­ди...»

MK Estonia - - ТЫ И Я - ру? Из бло­га Кэт: Еле­на СВЕТЛОВА.

ЕКА­ТЕ­РИ­НА БЕ­ЗЫ­МЯН­НАЯ, ОНА ЖЕ ПО­ПУ­ЛЯР­НЫЙ ПЕР­СО­НАЖ СЕ­ТИ, АВ­ТОР НЕБЕЗЫЗВЕСТНЫХ ЗА­ПИ­СОК, ВЫЛИВШИХСЯ В БЕСТ­СЕЛ­ЛЕР.

Пять лет на­зад Кэт на­ча­ла ве­сти свой от­кро­вен­ный днев­ник, а уже че­рез год ста­ла пер­вым аль­тер­на­тив­ным бло­ге­ром Ру­не­та, по ре­зуль­та­там го­ло­со­ва­ния опе­ре­див­шим Алек­сея На­валь­но­го, Илью Варламова и Ар­те­мия Ле­бе­де­ва.

Ее блог на­чи­нал­ся как свое­об­раз­ная эн­цик­ло­пе­дия мужских порт­ре­тов, спи­сан­ных с на­ту­ры. Это — быв­шие кли­ен­ты ре­аль­ной про­сти­тут­ки из Пи­те­ра. Недав­но Кэт ушла из про­фес­сии, но ее ник по-преж­не­му в то­пе Жи­во­го жур­на­ла. Се­го­дня она да­ет со­ве­ты, как пра­виль­но ве­сти се­бя с муж­чи­на­ми.

Из бло­га Кэт:

«...Вы­вез ме­ня из кли­ни­ки, до­мой при­вез. Ска­зал, как по­лу­чит ре­зуль­та­ты ана­ли­зов — по­звонит. Чет­ко ска­зал: до это­го ни с кем, а то за­ро­ет. Ма­ма моя, ду­маю, с кем я свя­за­лась? Ко­ро­че, по­зво­нил он уже на сле­ду­ю­щий день. Еду, го­во­рит, жди! По­ло­жил на стол по­ло­ви­ну за­яв­лен­ной сум­мы, спро­сил, ко­гда у ме­ня кри­ти­че­ские дни, ска­зал, чтоб завтра бы­ла как огур­чик, по­бри­та, под­мы­та, все де­ла. Сы­на он при­ве­зет. СЫ­НА! Па­ца­ну шест­на­дцать лет, а у него ба­бы не бы­ло. Он в сле­ду­ю­щем го­ду в уни­вер идет и дол­жен быть опы­тен. И я долж­на, нет, про­сто обя­за­на по­нра­вить­ся ему и НА­УЧИТЬ ре­бен­ка. Ну и все вы­те­ка­ю­щие. Я так пач­ку и от­кры­ла. На­шли, блин, учи­тель­ни­цу!»

— Де­вуш­ка из мно­го­дет­ной се­мьи, сель­ская шко­ла за семь ки­ло­мет­ров от до­ма, две «чет­вер­ки» в ат­те­ста­те, ко­рот­кая ка­рье­ра учи­тель­ни­цы, неудач­ное за­во­е­ва­ние Моск­вы — все это дей­стви­тель­но с ва­ми про­ис­хо­ди­ло?

— И еще при­я­тель­ни­ца­про­сти­тут­ка, «бла­го­да­ря» ко­то­рой все и на­ча­лось, пе­ре­езд в Пи­тер… Да.

— Ва­ши род­ные по-преж­не­му ни­че­го не зна­ют о ва­шей на­сто­я­щей жиз­ни? Что вы им го­во­ри­те, ко­гда при­ез­жа­е­те в го­сти?

— Пол­но­стью все зна­ет од­на из се­стер. Но я не мо­гу ска­зать, что осталь­ная родня не до­га­ды­ва­ет­ся. Прав­да, они ду­ма­ют немно­го в дру­гом на­прав­ле­нии, счи­та­ют, что у ме­ня про­сто есть бо­га­тые лю­бов­ни­ки. Я не строю из се­бя при­лич­ную де­воч­ку.

По­ни­ма­е­те, есть некая грань: про­сти­ту­ция — уже пло­хо, а вот «удач­но се­бя про­да­ла» — хо­ро­шо и мо­ло­дец.

А по­сколь­ку муж­чи­ны, ко­то­рые те­бя обес­пе­чи­ва­ют, — это та­кая фо­но­вая жен­ская меч­та, осо­бен­но для жен­щин из про­вин­ции (а ча­сто и един­ствен­ная воз­мож­ность вы­бить­ся в лю­ди), то не ска­жу, что ко мне от­но­сят­ся с осуж­де­ни­ем. Да­же немно­го вос­хи­ща­ют­ся.

А еще я го­во­рю, что ра­бо­таю в ма­га­зине.

Из бло­га Кэт:

«Се­ли мы с ним вдво­ем, он бу­тыл­ку по­ста­вил. Он про ме­ня рас­спра­ши­ва­ет, как я в Моск­ву по­па­ла и во­об­ще что ду­маю даль­ше. И сам ко мне под­са­жи­ва­ет­ся, ру­ку кла­дет. Я ру­ку сни­мать не ста­ла. Бы­ло бы глу­по. Де­нег нет. И я пом­ню, та­кая злость взя­ла! На се­бя, на жизнь, на то, что вот так по­па­ла. Си­жу, смот­рю ему в гла­за. Он мне: «Я те­бя хо­чу». И тя­нет­ся. А мне уже все рав­но бы­ло. Ид­ти неку­да. Я от­ки­ну­лась на ди­ван и го­во­рю: «Бе­ри». Он еще вы­пил, по­смот­рел и ска­зал: «Иди спать». Че­рез час он ко мне при­шел. То­гда я впер­вые по­ду­ма­ла, что нена­ви­жу этот го­род».

— Вы что-то ме­ня­ли в сво­ей внеш­но­сти, что­бы поль­зо­вать­ся спро­сом у муж­ско­го на­се­ле­ния?

— Нет, обыч­ная ухо­жен­ность, ма­ки­яж. Для то­го что­бы поль­зо­вать­ся спро­сом, иметь клас­си­че­ски кра­си­вую внеш­ность же­ла­тель­но, но не необ­хо­ди­мо.

Од­на из са­мых вос­тре­бо­ван­ных из мо­их зна­ко­мых дев­чо­нок бы­ла ры­жей, ко­но­па­той, с но­сом-кар­тош­кой. Раз­ве что фи­гур­ка в це­лом непло­хая. Она все­гда поль­зо­ва­лась успе­хом. По­то­му что бы­ла очень лег­кой и жиз­не­ра­дост­ной. Это где-то на под­кор­ке за­пи­са­но: тот, ко­го ты мо­жешь рас­сме­шить, все­гда вы­зы­ва­ет сим­па­тию. Она сме­я­лась лег­ко, это со­зда­ва­ло ил­лю­зию, что она ис­кренне вос­хи­ще­на муж­чи­ной. И они к ней лип­ли. И до сих пор лип­нут, хо­тя она уже ушла из про­фес­сии.

— Ва­ши сло­ва: «Я про­сти­тут­ка. И не жа­лею об этом». «Я кук­ла, про­сто кук­ла, с ко­то­рой мож­но по­иг­рать, а по­том вы­бро­сить» — то­же ва­ши сло­ва. Нет ли

здесь про­ти­во­ре­чия?

— Нет. А смысл жа­леть о том, что уже с то­бой про­изо­шло? Жа­ле­ешь? Ме­няй. Не ме­ня­ешь — си­ди и то

скуй.

— Про кошмары лю­бой про­сти­тут­ки вы не хо­ти­те го­во­рить. Толь­ко од­на­ж­ды, по-мо­е­му, про­рва­лось про вы­зов в сау­ну, где бы­ло шесть че­ло­век вме­сто од­но­го, про им­по­зант­но­го муж­чи­ну, ко­то­рый, ухо­дя, дал в че­люсть и за­брал свои день­ги, про шра­мы... Еще вспо­ми­наю рас­сказ «Эдип» о кли­ен­те с пси­хи­че­ски­ми про­бле­ма­ми. Не по­ни­маю, как по­сле всех этих ужа­сов мож­но про­дол­жать рис­ко­ван­ный биз­нес?

— А ме­ня вот очень удив­ля­ют лю­ди, ко­то­рые на­чи­на­ли биз­нес в де­вя­но­стые.

Тут на те­бя на­е­ха­ли, тут огра­би­ли, а тут во­об­ще чуть не застрелили. Как у них ду­ху-то хва­та­ло про­дол­жать? Да вот так же. Ко все­му при­вы­ка­ешь.

У про­сти­ту­ток есть им­му­ни­тет к лю­бым кри­зис­ным си­ту­а­ци­ям. Я ни­ко­гда не слы­ша­ла ис­то­рий про то, как ее, ска­жем, из­би­ли и из­на­си­ло­ва­ли и она сра­зу бро­си­ла ра­бо­ту. По­ре­ве­ла, подружкам по­пла­ка­лась, се­бя в по­ря­док при­ве­ла, си­ня­ки со­шли — и сно­ва на ра­бо­ту. А что де­лать?

— При­хо­ди­лось ли вам ко­гда-ни­будь вы­зы­вать по­ли­цию?

— На буй­но­го кли­ен­та? Нет. Но я не мо­гу ска­зать, что во­об­ще не име­ла опре­де­лен­ных от­но­ше­ний с людь­ми в фор­ме.

— Про­фес­сия про­сти­тут­ки ло­ма­ет пси­хи­ку?

— Не-ве-ро-ят-но. И на­все­гда.

— Оди­но­че­ство в Се­ти, в мил­ли­он­ном го­ро­де, в тол­пе, ко­гда жить не хо­чет­ся. Как вы­хо­ди­те из де­прес­сии?

— Сей­час у ме­ня по­чти не бы­ва­ет та­ких со­сто­я­ний, у ме­ня есть по­сто­ян­ный муж­чи­на, а ко­гда ты по­сто­ян­но с кем-то, де­прес­сии неку­да про­со­чить­ся. Де­прес­сия — все-та­ки ча­ще все­го удел оди­но­ких. Рань­ше очень силь­но накрывало. Как справ­ля­лась? Пи­ла. И еще за­ве­ла блог.

— Чи­та­ешь ва­шу «Ты­ся­чу и од­ну ночь» и неволь­но ду­ма­ешь: по­па­да­лись ли вам нор­маль­ные муж­чи­ны? Или та­кие к про­сти­тут­кам не хо­дят?

— Нор­маль­ные — в смыс­ле, без ка­ких-то за­ско­ков или из­вра­ще­ний? Та­ких бы­ло боль- шин­ство. Но я про них не пи­шу, по­то­му что пи­сать о них скуч­но.

— Ко­гда секс — это ра­бо­та, со­хра­ня­ет­ся ли ка­кой-то ин­те­рес к муж­чи­нам?

— Ко­неч­но! Он ста­но­вит­ся да­же боль­ше. Муж­чи­на, на­хо­дя­щий­ся ря­дом, да­ет жен­щине ил­лю­зию за­щи­ты и теп­ла. По­это­му ра­бо­та­ю­щие дев­чон­ки хо­тят встре­тить «сво­е­го муж­чи­ну» как ни­кто дру­гой.

Но по­че­му-то по­чти ни­ко­гда из это­го не по­лу­ча­ет­ся ни­че­го хо­ро­ше­го. Кста­ти, по мо­им при­кид­кам, 80% про­сти­ту­ток име­ют по­сто­ян­ных муж­чин, жи­вут с ни­ми. Как пра­ви­ло, это от­но­ше­ния, в ко­то­рых она сво­им те­лом кор­мит «се­мью», а он, ле­жа на ди­ване, рас­ска­зы­ва­ет ей, на­сколь­ко она по­роч­ная и кто ж еще ее та­кую смо­жет тер­петь, кро­ме него.

— Кли­ен­ты для вас — это еще и благодатный ма­те­ри­ал. Про­ци­ти­рую: «Мне во­об­ще ин­те­рес­но все, что рас­ска­зы­ва­ют кли­ен­ты. Это ста­ло уже свое­об­раз­ным спор­том. Ты си­дишь, слу­ша­ешь и ду­ма­ешь, мож­но ли об этом на­пи­сать. И ча­сто по­ни­ма­ешь: мож­но. И вклю­ча­ешь внут­рен­ний дик­то­фон». За­пи­сы­ва­е­те по го­ря­чим сле­дам?

— Ка­жет­ся, у ме­ня уже про­фес­си­о­наль­ная де­фор­ма­ция: бло­гер. Важ­но ведь не кто и что ска­зал, сло­ва по­том смо­де­ли­ро­вать мож­но, глав­ное — пой­мать ощу­ще­ние от че­ло­ве­ка в си­ту­а­ции. Схва­тить и пе­ре­дать ин­то­на­цию, же­сты. И по­ка оно све­жее — нуж­но за­пи­сы­вать, ина­че уй­дет.

Про кли­ен­тов я уже не пи­шу, ушла из про­фес­сии. Чуть боль­ше по­лу­то­ра лет уже кон­крет­но ни-ни, и до это­го го­дик уже так, по на­стро­е­нию, с хо­ро­ши­ми по­сто­ян­ны­ми. У ме­ня про­сто на­ча­ли за­во­дить­ся вся­кие дол­го­игра­ю­щие от­но­ше­ния.

— Прав­да ли, что каж­дая про­сти­тут­ка меч­та­ет встре­тить сво­е­го мил­ли­о­не­ра, как в филь­ме «Кра­сот­ка»?

— Каж­дая де­вуш­ка меч­та­ет встре­тить сво­е­го мил­ли­о­не­ра. В этом смыс­ле мы ни­чем не от­ли­ча­ем­ся от дру­гих жен­щин. Толь­ко про­сти­тут­ки по­че­му-то все­гда ин­фан­тиль­нее обыч­ных жен­щин и про­ще ве­рят в сказ­ки. Вот, ка­за­лось бы, жизнь те­бя треп­лет от и до, ты ж долж­на, по идее, осо­зна­вать все до из­нан­ки. Ан нет! Ци­ни­ка­ми ста­но­вят­ся еди­ни­цы. Осталь­ные — чем боль­ше жизнь бьет, тем боль­ше на­ив­но­сти. По­это­му у боль­шин­ства ра­бо­та­ю­щих дев­чо­нок ве­ра в Ри­чар­да Ги­ра с цве­та­ми в зу­бах со­хра­ня­ет­ся аж до пол­ной по­те­ри то­вар­но­го ви­да.

— От­ра­жа­ет­ся ли бур­ная сек­су­аль­ная жизнь на здо­ро­вье?

— Про­сто бур­ная сек­су­аль­ная жизнь? Нет. Сек­су­аль­ная жизнь, в ко­то­рой при­хо­дит­ся ре­гу­ляр­но пе­ре­сту­пать че­рез се­бя? Да. Это очень нерв­ный об­раз жиз­ни, к нему до­пол­не­ни­ем все­гда идет ал­ко­голь. Ну и нар­ко­ти­ки.

— Вам уда­лось на­ко­пить на квар­ти-

— Вы спра­ши­ва­е­те, уда­лось ли мне на­ко­пить на квар­ти­ру, тор­гуя со­бой? Нет. Я ку­пи­ла квар­ти­ру, но де­нег от про­сти­ту­ции там со­всем ма­ло.

Из все­го ко­ли­че­ства зна­ко­мых ра­бо­та­ю­щих дев­чо­нок еди­ни­цы за­ра­бо­та­ли се­бе на квар­ти­ры. Да, воз­мож­но, у ка­ких-то осо­бо элит­ных дев­чо­нок с этим де­ла ина­че об­сто­ят, но я сей­час про сред­ний уро­вень. Еди­ни­цы обес­пе­чи­ли се­бе на бу­ду­щее ба­зу. На са­мом де­ле, по­ка ты в про­фес­сии — все ухо­дит на под­дер­жа­ние при­лич­но­го ви­да и ил­лю­зии кра­си­вой жиз­ни. Про­пи­ва­ет­ся, ко­ро­че.

— Че­го бо­ит­ся силь­ный пол?

— Все­го. Они очень по­те­рян­ные. Муж­чине в усло­ви­ях ци­ви­ли­за­ции про­сто негде ре­а­ли­зо­вать­ся. Муж­чи­на к со­ро­ка го­дам во­об­ще дол­жен сдох­нуть, он не за­про­грам­ми­ро­ван жить так дол­го, как жи­вет сей­час. Это у них не жизнь на са­мом де­ле. Это во­об­ще не жизнь для муж­чи­ны — вот так. Муж­чи­на дол­жен объ­ез­жать ло­ша­дей, от­пра­вить­ся в па­ру во­ен­ных по­хо­дов, по­гро­мить де­рев­ни, по­на­си­ло­вать баб, оста­вить по­сле се­бя ку­чу де­тей, хап­нуть жиз­ни и быть уби­тым в дра­ке. Но они все­го это­го ли­ше­ны, им оста­ют­ся ма­лень­кие квар­тир­ки без клоч­ка зем­ли, строп­ти­вые жен­щи­ны и в луч­шем слу­чае крес­ло в офи­се с тоск­ли­вым ви­дом из ок­на. Мы, жен­щи­ны, мо­жем жить бес­ко­неч­но дол­го, нам не скуч­но, у нас нет та­ко­го ко­ли­че­ства жест­кой энер­гии, тре­бу­ю­щей вы­хо­да. А они про­сто на­чи­на­ют схо­дить с ума, не зная, ку­да се­бя при­ме­нить. Они сто­ят в стой­лах, как груст­ные ло­ша­ди. И чах­нут. Силь­ный пол — мы, а не они.

— Вы еще не разо­ча­ро­ва­лись в муж­чи­нах?

— Разо­ча­ро­ва­ние — тя­же­лое со­сто­я­ние, кру­ше­ние ве­ры. Я ста­ра­юсь не разо­ча­ро­вы­вать­ся, а про­сто при­ни­мать как дан­ность. Я ко все­му от­но­шусь с неко­то­рой усмеш­кой. К муж­чи­нам — осо­бен­но. Мне да­же ин­те­рес­но: а что ж бу­дет на этот раз?

— Од­на­ж­ды я де­ла­ла ин­тер­вью с про­сти­тут­кой из Гам­бур­га, ко­то­рая в свои 43 про­дол­жа­ла ра­бо­тать на зна­ме­ни­той Гер­берт­штрас­се. Она ска­за­ла, что нена­ви­дит муж­чин. У вас бы­ва­ет по­хо­жее чув­ство?

— Зна­е­те, ес­ли бы мне бы­ло со­рок три, и я все еще про­дол­жа­ла бы ра­бо­тать, я б не толь­ко муж­чин нена­ви­де­ла. Я бы с жиз­нью не в ла­дах бы­ла.

«Ме­ня все­гда от­кро­вен­но изум­ля­ли жен­щи­ны, ко­то­рые го­во­ри­ли, мол, «да где ж най­ти это­го муж­чи­ну!». Без пре­уве­ли­че­ния: муж­чи­ну най­ти — бук­валь­но вез­де. Ес­ли толь­ко мор­ду кир­пи­чом хро­ни­че­ски не де­лать. Да­моч­ки это уме­ют: тут она си­дит ве­че­ра­ми до­ма од­на и стра­да­ет, по всем жен­ским па­б­ли­кам те­мы под­ни­ма­ет, что му­жи­ков нет, но ес­ли к ней, ус­лов­но, на ули­це по­дой­дет муж­чи­на и за­хо­чет по­зна­ко­мить­ся — она сра­зу со­стро­ит из­вест­ный жен­ский фейс Снеж­ной ко­ро­ле­вы и ца­рев­ны Не­сме­я­ны, два в од­ном: гу­бы под­жа­ты, язык цо­ка­ет, гла­за за­ка­та­ны, пле­чи пе­ре­дер­ги­ва­ют­ся: уйди от ме­ня, смерд, че­го при­це­пил­ся! А это зна­е­те от­ку­да? Это ба­буш­ки­но «судь­ба и на печ­ке най­дет!», ко­то­рое мно­гие при­ни­ма­ют как жиз­нен­ное ру­ко­вод­ство. При­чем бук­валь­но».

— Де­ла­ют ли вам в бло­ге ин­тим­ные пред­ло­же­ния?

— Сей­час уже по­чти нет, а по­на­ча­лу это слу­ча­лось ча­сто. О, это бы­ло за­бав­но. Пи­шет, на­при­мер, оче­ред­ной ре­ти­вый, мол, а дай те­ле­фон­чик, встре­тим­ся. Тер­пе­ли­во объ­яс­няю, что я не ищу че­рез блог кли­ен­тов и во­об­ще не по­ка­зы­ва­юсь ни­ко­му. Он немно­го ду­ма­ет, по­том пи­шет: «Ну, счи­тай, что ты со мной не в бло­ге по­зна­ко­ми­лась. Дай те­ле­фон».

Из бло­га Кэт:

«Так вот, о встре­чах. Что­то мне ре­гу­ляр­но ста­ли при­хо­дить та­кие пись­ма. Всё хо­тят и хо­тят. Но, муж­чи­ны, по­ду­май­те са­ми. Вот встре­чусь я с кем-то, кто мне здесь это предложит, ну я за­ра­бо­таю, ну вы по­лу­чи­те удо­воль­ствие (на­де­юсь). А даль­ше что? Пра­виль­но! А даль­ше я по­ле­зу в Ин­тер­нет и с удо­воль­стви­ем опи­шу — у ко­го ка­кой дли­ны, кто ско­ро­стрел, а кто из­вра­ще­нец... Без ни­ков, ко­неч­но, на­пи­шу, но все же. Вот оно на­до — прав­ду по­том о се­бе чи­тать? Или вто­рой ва­ри­ант — не на­пи­шу. По­то­му что, на­вер­ное, нехо­ро­шо, да и ли­чи­ко мое кра­си­вое мне по­ка еще до­ро­го, а с си­ня­ка­ми я по­те­ряю то­вар­ный вид.

— Ва­ше­му бло­гу в ЖЖ ско­ро 5 лет. Пер­вый юби­лей. Что это из­ме­ни­ло в ва­шей жиз­ни и в вас лич­но?

— Все из­ме­ни­ло. Это по­вер­ну­ло жизнь на 180 гра­ду­сов. Я по­лу­чи­ла воз­мож­ность за­вя­зать с про­фес­си­ей, у ме­ня ис­чез страх: а чем же я бу­ду за­ни­мать­ся? Те­перь я знаю, что мо­гу пи­сать. Я не про­па­ду.

ИЗ ЛИ ЧН ОГ О АР ХИ ВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.